Рассказ ворона

Жил я рань­ше на од­ном де­реве. И под этим де­ревом жи­ла од­на пти­ца, ку­ропат­ка… Од­нажды ку­ропат­ка от­пра­вилась с дру­гими пти­цами за пи­щей в од­но мес­то, бо­гатое све­жим ри­сом, и не вер­ну­лась вов­ре­мя… За­яц по име­ни Шиг­хра­га за­лез на вос­хо­де сол­нца в то дуп­ло, а я, от­ча­яв­шись в воз­вра­щении ку­ропат­ки, не удер­жал его. Меж­ду тем та ку­ропат­ка, силь­но раз­жи­рев от пи­тания ри­сом и вспом­нив о сво­ем убе­жище, вер­ну­лась ту­да на сле­ду­ющий день… И уви­дя, что в дуп­ло заб­рался за­яц, она с уп­ре­ком ска­зала: «Эй, эй, за­яц! Не­хоро­шо ты сде­лал, что про­ник в мое жи­лище. По­это­му ухо­ди пос­ко­рей». Тот от­ве­тил: «Глу­пая! Раз­ве не зна­ешь ты, что жи­лищем мож­но поль­зо­вать­ся, лишь по­ка за­нима­ешь его?» Ку­ропат­ка ска­зала: «Ес­ли так, да­вай тог­да спро­сим со­седей. Ска­зано ведь в кни­гах за­кона:

Коль спо­ры на­чина­ют­ся: чей дом, ко­лодец или луг, Чья ро­ща иль на­дел зем­ли, — пусть су­дит спо­рящих со­сед».

Тог­да за­яц от­ве­тил: «Глу­пая! Раз­ве не слы­хала ты слов пре­дания, гла­сящих:

Ре­ша­ет спо­ры у лю­дей вла­денье сро­ком в де­сять лет, А спо­ры у зве­рей и птиц ре­ша­ет об­ла­дание.

По­это­му, ес­ли это — твое жилье, все рав­но я за­нял его, ког­да оно пус­то­вало. Итак, оно — мое». Ку­ропат­ка ска­зала: «О, ес­ли ты упо­мина­ешь пре­дание, то пой­дем со мной. Мы спро­сим зна­токов пре­дания. Пусть они от­да­дут жи­лище те­бе или мне». Ре­шив так, они от­пра­вились раз­ре­шать свой спор. А я по­думал:

«Пос­мотрю, что тут бу­дет», и с лю­бопытс­твом пос­ле­довал за ни­ми.

И прой­дя нем­но­го, за­яц спро­сил ку­ропат­ку: «До­рогая! Кто же раз­ре­шит наш спор?» Та от­ве­тила: «Кто же, ес­ли не кот по име­ни Дад­хи­кар­на, пол­ный сос­тра­дания к жи­вым су­щес­твам, рев­нос­тно ис­полня­ющий обет пос­та и воз­держа­ния. Он жи­вет на бе­регу бла­жен­но­го Ган­га, гром­ко шу­мяще­го от уда­ров быс­трых раз­би­ва­ющих­ся волн, под­ни­ма­емых силь­ным вет­ром»…

А Дад­хи­кар­на, скры­вав­ший свои при­рож­денные свой­ства, что­бы лег­ким спо­собом до­бывать средс­тва к жиз­ни, ус­лы­шал эти сло­ва. И, что­бы выз­вать в них до­верие, он пос­пешно об­ра­тил мор­ду к сол­нцу, усел­ся на зад­ние ла­пы, под­нял вверх пе­ред­ние, заж­му­рил гла­за н, же­лая об­ма­нуть их бла­гочес­ти­выми мыс­ля­ми, про­из­нес та­кое доб­ро­детель­ное нас­тавле­ние: «Увы! Мгно­вен­на брен­ная жизнь. Сно­виде­нию по­доб­но об­ще­ние с лю­бимы­ми. Нет по­это­му дру­гого пу­ти, кро­ме доб­ро­дете­ли»…

И, ус­лы­шав его доб­ро­детель­ное нас­тавле­ние, за­яц ска­зал:

«О ку­ропат­ка! На этом бе­регу ре­ки сто­ит от­шель­ник, про­из­но­сящий бла­гочес­ти­вые ре­чи. Так спро­сим его». Ку­ропат­ка от­ве­тила: «Ведь по при­роде сво­ей он — наш враг. По­это­му спро­сим его, став по­даль­ше». И оба они на­чали его спра­шивать: «Эй, от­шель­ник, нас­тавник в за­коне! У нас воз­ник спор. Дай же нам со­вет, сог­ласный с уче­ни­ем за­кона. Кто го­ворит неп­равду, пусть бу­дет съ­еден то­бой». Тот от­ве­тил: «До­рогие! Не го­вори­те так. Я от­вернул­ся от жес­то­ких дел, ука­зыва­ющих до­рогу в ад… По­это­му я ни­кого не съ­ем. Од­на­ко я стар и пло­хо слы­шу из­да­ли ваш раз­го­вор друг с дру­гом. Как же оп­ре­делю я по­беду и по­раже­ние? Зная это, по­дой­ди­те бли­же и рас­ска­жите мне о ва­шей тяж­бе. Тог­да я ска­жу свое сло­во, зная, в чем суть спо­ра, и не на­ложу на се­бя оков в том ми­ре… По­это­му до­верь­тесь мне и от­четли­во го­вори­те пря­мо в мое ухо».

К че­му мно­го слов? Этот низ­кий выз­вал в них та­кое до­верие, что они приб­ли­зились к не­му. И тог­да он од­новре­мен­но схва­тил од­но­го из них ла­пой, а дру­гого зу­бами, схо­жими с пи­лой. Так оба они ли­шились жиз­ни и бы­ли съ­еде­ны.

По­это­му я и го­ворю:

Ког­да зло­дей свер­ша­ет суд, то ждет нес­частье спо­рящих. Так зай­ца с ку­ропат­кою пос­тигла смерть из-за ко­та.