Шакал и кабан

Раз му­чил ша­кала го­лод. Ду­ма­ет он: «Пой­ду-ка я к дя­дюш­ке тиг­ру, че­го-ни­будь у не­го по­есть раз­до­буду». А по до­роге ему повс­тре­чал­ся ка­бан. Ша­кал го­ворит:

— Бра­тец, этот мой гряз­ный дя­дюш­ка тигр се­год­ня те­бя ос­корбил.

— Лад­но. Что он ска­зал?

— Он ска­зал: «Дай мне толь­ко встре­тить это­го гряз­но­го ка­бана — от не­го и хвос­та не ос­та­нет­ся. Не съ­ем я его, так пусть кто угод­но усы мне об­ре­жет».

Вот что ска­зал ша­кал. А ка­бан го­ворит:

— Ес­ли я уви­жу это­го гряз­но­го тиг­ра, я его од­ной но­гой уко­кошу.

Вот при­ходит ша­кал к сво­ему дя­дюш­ке. Мор­ду сов­сем скри­вил.

— Что это ты нын­че мор­ду кри­вишь, пле­мян­ни­чек?

— Я встре­тил ка­бана по до­роге. Он мне ска­зал: «Дай мне уви­деть это­го гряз­но­го тиг­ра, я его од­ной но­гой уко­кошу».

Тигр го­ворит:

— Све­ди-ка ме­ня ту­да.

Приш­ли они на то мес­то, а ка­бана там уже нет.

— Ты за­чем, пле­мян­ни­чек, ме­ня об­ма­нул?

— Ес­ли я те­бя об­ма­нул, пусть мне зад смо­лой вы­мажут и то­пором по ма­куш­ке бь­ют.

По­том ша­кал по­шел к ка­бану. Мор­ду на сто­рону скри­вил.

— Ты что нын­че мор­ду кри­вишь, при­ятель?

— Ког­да я был у дя­дюш­ки тиг­ра, он сно­ва ска­зал: «Дай мне толь­ко уви­деть это­го гряз­но­го ка­бана, я от не­го и хвос­та не ос­тавлю».

— Све­ди ме­ня ту­да, при­ятель.— Так ска­зал ка­бан. При­ходят они на мес­то, а тигр уже ушел.

— Ты за­чем, при­ятель, ме­ня об­ма­нул?

— Ес­ли я те­бя об­ма­нул, пусть мне зад смо­лой вы­мажут и то­пором по ма­куш­ке бь­ют.

Раз ка­бан встре­тил тиг­ра и убил его. Да и са­мому ка­бану силь­но дос­та­лось — он смер­ти ждал. При­шел ша­кал, ду­мал сож­рать и дя­дюш­ку и при­яте­ля.

— Обож­ди, при­ятель, по­ка я ум­ру,— го­ворит ка­бан.

А ря­дом был пень де­рева сал. Де­рево толь­ко сру­били, и пень сле­зил­ся смо­лой. Ша­кал и взду­мал при­сесть на пень, по­ка смер­ти ка­бана ждать при­дет­ся. Сел он и при­лип за­дом к пню. Шел ми­мо охот­ник. Уви­дел ка­бана и до­бил. Ша­кал хо­тел убе­жать, да не смог отор­вать зад от пня. Вот охот­ник и при­кон­чил ша­кала-об­манщи­ка — то­пором его по ма­куш­ке стук­нул. А зад у не­го уже был в смо­ле.