Сказка о воине Рамананде

У зло­го рад­жи в го­роде Брах­ма­пуре бы­ла дочь Ли­лава­ти.

Ког­да Ли­лава­ти ми­нуло две­над­цать лет, сла­ва об её кра­соте об­ле­тела мно­гие кня­жес­тва. Ког­да же ей ис­полни­лось пят­надцать лет, к от­цу её ста­ли при­ез­жать знат­ные же­нихи. Бы­ла Ли­лава­ти столь кра­сива, что тот, кто еди­нож­ды ви­дел её, ни­ког­да уже не мог за­быть. И над ле­вой бровью прек­расной Ли­лава­ти кра­сова­лась ро­дин­ка, по­доб­ная кро­шеч­но­му ле­пес­тку ро­зы.

Каж­дый день при­ез­жа­ли в Брах­ма­пур знат­ные же­нихи, но ни на од­но­го из них Ли­лава­ти не за­хоте­ла да­же пос­мотреть.

Од­нажды к Ли­лава­ти при­шёл сам рад­жа и ска­зал:

— Три дос­той­ных кня­зя про­сят тво­ей ру­ки. Пер­вый — влас­ти­тель зем­ли, где круг­лый год рас­тут хло­пок и рис, где де­ревья всег­да отя­гоще­ны пло­дами, а тра­ва на пас­тби­щах веч­но зе­лена. Вто­рой же­них — во­инс­твен­ный рад­жа, у ко­торо­го во­инов боль­ше, чем ра­ковин в оке­ане. Тре­тий — влас­ти­тель ос­тро­ва Цей­ло­на. В под­ва­лах это­го кня­зя жем­чу­жин боль­ше, чем звёзд на не­бе. Зав­тра ут­ром ты ска­жешь сво­им же­нихам, кто из них бу­дет тво­им му­жем.

И ког­да на ут­ро знат­ные же­нихи пред­ста­ли пе­ред Ли­лава­ти, она ска­зала:

— В детс­тве моя ста­рая айя рас­ска­зыва­ла мне о го­роде, в ко­тором все лю­ди счас­тли­вы. Я вый­ду за­муж толь­ко за то­го, кто по­бывал в Счас­тли­вом го­роде и зна­ет к не­му до­рогу.

Зас­ме­ялись же­нихи:

— Ста­рая айя об­ма­нула те­бя. Счас­тли­вых го­родов на зем­ле не бы­ва­ет. На зем­ле есть толь­ко счас­тли­вые влас­ти­тели го­родов! Не зна­ем мы до­роги к Счас­тли­вому го­роду.

— Зна­чит, ник­то из вас не бу­дет мо­им му­жем, — ска­зала Ли­лава­ти. — Про­щай­те!

Оби­жен­ные же­нихи у­еха­ли в свои кня­жес­тва, а рад­жа, уз­нав об этом, так рас­сердил­ся, что при­казал сбро­сить с утё­са в мо­ре де­сять ра­бов.

При­дя к до­чери, рад­жа стал уп­ре­кать её:

— Ты за­была, как жес­то­ко мстят бо­ги тем, кто не вы­пол­ня­ет от­цов­скую во­лю. Как сме­ла от­ка­зать ты столь дос­той­ным же­нихам!

— Отец мой, гос­по­дин мой, — ска­зала Ли­лава­ти. — Я вый­ду за­муж толь­ко за то­го, кто ви­дел Счас­тли­вый го­род и зна­ет к не­му до­рогу.

Тог­да рад­жа при­казал гла­шата­ям обой­ти все его вла­дения и уз­нать, кто из под­данных ви­дел Счас­тли­вый го­род.

Гла­шатаи хо­дили по всем го­родам и се­лени­ям кня­жес­тва, би­ли в ба­раба­ны и вык­ри­кива­ли:

— Ве­ликий, не­побе­димый влас­ти­тель Брах­ма­пура воз­ве­ща­ет: кто ви­дел Счас­тли­вый го­род, тот мо­жет прий­ти сва­тать его дочь — бо­жес­твен­ную Ли­лава­ти.

Че­рез три дня к двор­цу рад­жи подъ­еха­ли три всад­ни­ка, три же­ниха. Приб­ли­зив­шись к ним, Ли­лава­ти ска­зала:

— Пусть тот, кто сто­ит ко мне бли­же ос­таль­ных, ска­жет: по­чему Счас­тли­вый го­род на­зыва­ет­ся счас­тли­вым.

Тот, ко­му Ли­лава­ти при­каза­ла от­ве­чать, по­думал нем­но­го и от­ве­тил:

— Он на­зыва­ет­ся так по­тому, что в нём ник­то ни­ког­да не ра­бота­ет.

— Ты не был в этом го­роде и хо­тел об­ма­нуть ме­ня, не­дос­той­ный, — ска­зала Ли­лава­ти. — Сту­пай от­сю­да!

Ког­да прис­ты­жён­ный же­них по­кинул дво­рец, Ли­лава­ти ска­зала опять:

— Пусть тот, кто сто­ит ко мне бли­же, ска­жет, по­чему Счас­тли­вый го­род на­зыва­ет­ся счас­тли­вым.

— Этот го­род на­зыва­ют Счас­тли­вым по­тому, — ска­зал вто­рой же­них, — что все до­ма в нём зо­лотые, а на ули­цах ва­ля­ют­ся жем­чу­жины ве­личи­ной с минг.

Зас­ме­ялась пе­чаль­но Ли­лава­ти.

— Ты то­же ни­ког­да не был в этом го­роде, и я не хо­чу быть же­ной лже­ца. Сту­пай от­сю­да.

И вто­рой прис­ты­жён­ный же­них то­же по­кинул дво­рец.

Те­перь Ли­лава­ти ос­та­лась с гла­зу на глаз с треть­им же­нихом. Это был ни­кому не из­вес­тный юно­ша.

— Кто ты? — об­ра­тилась к не­му Ли­лава­ти. — Я ни­ког­да и ни­чего не слы­шала о те­бе.

— Я — Ра­манан­да, из кас­ты во­инов. Год на­зад я уви­дел те­бя на бал­ко­не это­го двор­ца и с тех пор не мо­гу за­быть тво­его ли­ца, о Ли­лава­ти.

— Ска­жи мне, бла­город­ный во­ин, по­чему Счас­тли­вый го­род на­зыва­ет­ся счас­тли­вым.

Взгля­нул Ра­манан­да в гла­за де­вуш­ки и от­ве­тил:

— Не сер­дись на ме­ня. Не мо­гу я ложью ос­квер­нить свою лю­бовь к те­бе. Не был я ни­ког­да в Счас­тли­вом го­роде и не знаю, по­чему он так на­зыва­ет­ся. Зав­тра на рас­све­те я по­кину Брах­ма­пур, что­бы най­ти Счас­тли­вый го­род. Ес­ли я най­ду его, — вер­нусь и на­зову те­бя сво­ей же­ной. Ес­ли же не най­ду, — ты ни­ког­да боль­ше не уви­дишь ме­ня.

Ска­зав так, во­ин пок­ло­нил­ся и не ог­ля­дыва­ясь вы­шел из двор­ца.

На рас­све­те Ра­манан­да по­кинул свой род­ной дом. Он ехал по ули­цам Брах­ма­пура и ви­дел спя­щих в ка­навах без­домных ни­щих. Он ехал ми­мо по­лей и ви­дел, как ра­бы па­дали от ус­та­лос­ти, как над­смотрщи­ки под­ни­мали их с зем­ли уда­рами па­лок. На до­рогах он встре­чал стар­цев, уми­ра­ющих от го­лода.

Дол­го ехал Ра­манан­да и толь­ко к ве­черу встре­тил на по­воро­те до­роги странс­тву­юще­го брах­ма­на.

— Не зна­ешь ли ты, дос­той­ный отец, как про­ехать в Счас­тли­вый го­род? — спро­сил Ра­манан­да.

— Не знаю, — от­ве­тил брах­ман. — Но в го­рах Шри­нар­ва­ти жи­вёт один от­шель­ник. Он про­жил на све­те пять­сот лет. Мо­жет быть, этот от­шель­ник от­ве­тит на твой воп­рос.

И Ра­манан­да от­пра­вил­ся в го­ры. Тру­ден был его путь. Сан­да­лии во­ина из­но­сились. Он сту­пал бо­сыми но­гами по ос­трым, рас­ка­лён­ным кам­ням; и там, где про­ходил влюб­ленный в Ли­лава­ти Ра­манан­да, ос­та­вались яр­кие кап­ли кро­ви.

Мно­го не­дель шёл слав­ный во­ин, по­ка не уви­дел жи­лище гор­но­го от­шель­ни­ка. От го­лода и ус­та­лос­ти Ра­манан­да уже не мог дер­жать­ся на но­гах. Он под­полз к пе­щере от­шель­ни­ка и спро­сил ста­рика:

— Доб­рый отец! Не зна­ешь ли ты до­роги в Счас­тли­вый го­род?

— Сын мой, я про­жил пять­сот лет и ни­ког­да не слы­хал о та­ком го­роде. Мо­жет быть, те­бе по­может мой стар­ший брат. Он про­жил на зем­ле семь­сот лет и зна­ет боль­ше ме­ня. Ищи его ша­лаш в джун­глях. А сей­час дай я при­ложу к тво­им ра­нам це­леб­ные тра­вы.

Он при­ложил к из­ра­нен­ным ступ­ням Ра­манан­да це­леб­ные тра­вы, и ра­ны во­ина сра­зу же за­тяну­лись.

Дол­го бро­дил Ра­манан­да по джун­глям в по­ис­ках ша­лаша от­шель­ни­ка. Од­нажды до­рогу ему прег­ра­дил тигр. Во­ин об­на­жил меч и вос­клик­нул:

— Кто лю­бит, тот не­побе­дим! Уй­ди с мо­ей до­роги, или я убью те­бя!

Тигр уда­рил се­бя хвос­том по бёд­рам, взре­вел И бро­сил­ся на Ра­манан­ду. Но во­ин не от­сту­пил, не ис­пу­гал­ся. Он взмах­нул ме­чом и вон­зил его в са­мое сер­дце ца­ря джун­глей.

Ра­манан­да не ус­пел еще вло­жить меч в нож­ны, как на до­роге по­каза­лась ог­ромная змея. Она бро­силась на во­ина и триж­ды об­ви­ла его те­ло.

— Я не­нави­жу тех, кто лю­бит ко­го-ни­будь, — про­шипе­ла она. — От­ре­кись от сво­ей люб­ви, и я от­пу­щу те­бя нев­ре­димым!

Про­шипев так, змея ещё креп­че об­ви­лась вок­руг во­ина. Нап­расно ста­рал­ся Ра­манан­да ос­во­бодить­ся от чу­дови­ща. Змея об­ви­валась вок­руг не­го всё силь­нее и силь­нее.

— От­ре­кись от сво­ей люб­ви, Ра­манан­да, и я от­пу­щу те­бя! — ши­пела она злоб­но. — Не от­ка­жешь­ся — про­щай­ся с жизнью!

— Пусть я прев­ра­щусь в жал­ко­го чер­вя, ес­ли от­ре­кусь от сво­ей люб­ви! — про­гово­рил из пос­ледних сил во­ин. — Про­щай, нес­равнен­ная Ли­лава­ти!

Он зак­рыл гла­за, что­бы не ви­деть ужас­ной пас­ти змеи, и при­гото­вил­ся уме­реть.

Но вдруг Ра­манан­да ус­лы­шал прон­зи­тель­ный свист и сра­зу же по­чувс­тво­вал, что змея боль­ше не сжи­ма­ет его те­ла. Он от­крыл гла­за и уви­дел сво­его спа­сите­ля. В за­тылок змеи вце­пил­ся сме­лый ма­лень­кий ман­густ. Шерсть на нём под­ня­лась ды­бом, хвост рас­пу­шил­ся, гла­за го­рели.

Взмах­нув ме­чом, во­ин рас­сек змею над­вое.

Те­перь путь пе­ред ним был сво­боден, и ско­ро он уви­дел ша­лаш от­шель­ни­ка.

— Отец мой! — об­ра­тил­ся Ра­манан­да к ста­рику. — Ты про­жил на све­те семь­сот лет. Не слы­хал ли ты про Счас­тли­вый го­род, не зна­ешь ли ты до­роги к не­му?

Ста­рик пос­мотрел на во­ина и от­ве­тил:

— Од­нажды в юнос­ти, я слы­шал, что на ка­ком-то ос­тро­ве в оке­ане есть Счас­тли­вый го­род. Сту­пай к приб­режным ры­бакам; мо­жет быть, они ука­жут те­бе до­рогу к Счас­тли­вому го­роду.

И во­ин от­пра­вил­ся к приб­режным ры­бакам. Не­лег­ко бы­ло выб­рать­ся из за­рос­лей джун­глей. То и де­ло при­ходи­лось ему сра­жать­ся со сви­репы­ми зве­рями, спа­сать­ся от ди­ких сло­нов, от­би­вать­ся от про­жор­ли­вых уда­вов. По но­чам он не спал, а шёл всё впе­рёд и впе­рёд. В од­ной ру­ке во­ин дер­жал об­на­жён­ный меч, в дру­гой — го­рящий ствол де­рева.

На­конец он доб­рался до се­ления приб­режных ры­баков. Но сколь­ко Ра­манан­да ни расс­пра­шивал о Счас­тли­вом го­роде, ник­то не мог ему ни­чего от­ве­тить. Ни­ког­да ры­баки не слы­хали о та­ком го­роде.

Из­му­чен­ный, опе­чален­ный во­ин сно­ва от­пра­вил­ся на по­ис­ки. Но не ус­пел он прой­ти и од­но­го ко­са, как ус­лы­шал стон из при­дорож­ных кус­тов. Ра­манан­да пос­пе­шил на го­лос и уви­дел уми­ра­юще­го ста­рика. Над кус­том кру­жились го­лод­ные гри­фы, ожи­дая смер­ти нес­час­тно­го.

По­моги мне доб­рать­ся до де­рев­ни, — поп­ро­сил ста­рик. Си­лы мои ис­то­щились, и близ­ка моя смерть.

— Обоп­рись на мою ру­ку, поч­тенный че­ловек. Я до­веду те­бя до тво­ей хи­жины.

Ког­да Ра­манан­да ос­та­новил­ся у хи­жины ста­рика, он спро­сил:

— Ска­жи, отец, не зна­ешь ли ты, где на­ходит­ся Счас­тли­вый го­род?

— Я ни­ког­да не был в этом го­роде. Но от сво­его де­да я слы­шал, что од­нажды бу­ря при­била лод­ку с ры­бака­ми к бе­регам Счас­тли­вого го­рода. По­ез­жай на ос­тров Уш­талла, там жи­вёт царь ры­баков. Он по­кажет те­бе до­рогу.

Огор­чился во­ин:

— Как дос­тигну я ос­тро­ва Уш­талла? Нет у ме­ня зо­лота, что­бы ку­пить ко­рабль. Ах, ес­ли бы я имел лод­ку!

— Лод­ка у ме­ня есть, — ска­зал ста­рик. — Но раз­ве прос­тая лод­ка вы­дер­жит оке­ан­ские вол­ны!? Ты по­гиб­нешь при пер­вой же бу­ре.

— Я пок­лялся мо­ей Ли­лава­ти най­ти Счас­тли­вый го­род! Дай мне лод­ку, и я всю жизнь бу­ду пом­нить твою доб­ро­ту.

Ста­рик дал Ра­манан­де свою лод­ку, и во­ин от­пра­вил­ся к ца­рю ры­баков.

Мно­го дней и но­чей не смы­кал он глаз, дер­жа путь к ос­тро­ву. На ла­донях Ра­ма­иан­ды по­яви­лись кро­вавые мо­золи, от жаж­ды пот­реска­лись гу­бы, а он всё грёб и грёб, не да­вая се­бе от­ды­ха.

Но ког­да вда­ли по­казал­ся зе­лёный ос­тров и ры­бачьи хи­жины, из оке­ана вып­лы­ла ог­ромная ры­ба, уда­рила лод­ку хвос­том и оп­ро­кину­ла её.

Вы­бива­ясь из сил, Ра­манан­да вплавь дос­тиг бе­рега. Уви­дев его, ры­баки да­ли Ра­манан­де су­хую одеж­ду и при­вели к сво­ему ца­рю.

— От­ку­да ты, чу­жезе­мец? — спро­сил его царь. — Ка­кая бе­да при­вела те­бя к на­шему ос­тро­ву?

— Я при­был сю­да, что­бы уз­нать у те­бя, доб­рый царь ры­баков, где на­ходит­ся Счас­тли­вый го­род. Лю­ди го­ворят, что толь­ко ты один зна­ешь об этом.

— Ты ошиб­ся, слав­ный во­ин, — ска­зал царь ры­баков. — Я не знаю, где на­ходит­ся этот го­род. Но не огор­чай­ся. Я сна­ряжу для те­бя ко­рабль, и ты от­пра­вишь­ся на ос­тров Га­кон­да. Ту­да, к хра­му Виш­ны, в две­над­ца­тый день лун­но­го ме­сяца со­берут­ся па­лом­ни­ки со всех кон­цов Ин­дии. Кто-ни­будь из них ука­жет те­бе путь в Счас­тли­вый го­род.

В тот же день Ра­манан­да нап­ра­вил­ся на ко­раб­ле к ос­тро­ву Га­кон­да. Ник­то не зна­ет, сколь­ко дней ко­рабль уже на­ходил­ся в оке­ане, ког­да во­ин ус­лы­шал ис­пу­ган­ные воз­гла­сы ко­ман­ды. К Ра­манан­де под­бе­жал хо­зя­ин ко­раб­ля и зак­ри­чал:

— Ты ви­дишь вда­ли ги­гант­ское фи­говое де­рево? Знай же, что кор­ни его ухо­дят в дно оке­ана. Под этим де­ревом на­ходит­ся ужас­ный во­дово­рот, и ве­тер не­сёт наш ко­рабль пря­мо на де­рево. Пры­гай ско­рее вмес­те с на­ми в лод­ку и ты спа­сёшь­ся!

— Впе­рёд, а не на­зад идёт тот, кто лю­бит! — вос­клик­нул во­ин. — Я сам по­веду ко­рабль к ос­тро­ву. Пры­гай к сво­ей ко­ман­де!

И Ра­манан­да ос­тался на ко­раб­ле один. С каж­дой ми­нутой приб­ли­жал­ся ко­рабль к мор­ско­му де­реву. Ра­манан­да уже раз­ли­чал его ог­ромные пло­ды и ствол, ко­торый нель­зя бы­ло объ­ехать и за три дня.

Ког­да страш­ная вол­на бро­сила ко­рабль в во­дово­рот, Ра­манан­да под­прыг­нул и ух­ва­тил­ся за тол­стый сук де­рева. И в этот же миг ко­рабль ис­чез в мор­ской пу­чине.

Храб­рый во­ин взоб­рался на са­мую вер­ши­ну не­видан­но­го де­рева. В ка­кую бы сто­рону он ни пос­мотрел, — всю­ду вид­нелся толь­ко бу­шу­ющий оке­ан.

Пе­ред ве­чером к оке­ан­ско­му де­реву на­чали сле­тать­ся ор­лы.

Ра­манан­да спря­тал­ся меж­ду гус­ты­ми листь­ями и ждал, что бу­дет даль­ше.

И вдруг он ус­лы­шал, что ор­лы раз­го­вари­ва­ют на че­лове­чес­ком язы­ке.

— Где наш царь? — спра­шива­ли они друг дру­га. По­чему его до сих пор нет?

На­конец раз­дался ог­лу­шитель­ный шум: это при­летел царь птиц. Уви­дев его, ор­лы ста­ли спра­шивать, где он был и по­чему так за­дер­жался.

— Я ле­тал се­год­ня в Счас­тли­вый го­род, — от­ве­тил орел-ве­ликан. — Зав­тра на рас­све­те я опять по­лечу ту­да.

Ког­да царь птиц ус­нул, Ра­манан­да при­вязал се­бя по­ясом к его спи­не и стал до­жидать­ся рас­све­та.

Как толь­ко взош­ло сол­нце, царь птиц взмах­нул крыль­ями и по­летел над оке­аном. Орёл был та­ким ог­ромным, что да­же не по­чувс­тво­вал на сво­ей спи­не че­лове­ка.

Вско­ре Ра­манан­да уви­дел вда­ли зе­лёный ос­тров и на нём — го­род. Орел ле­тел всё ни­же и мед­леннее и, на­конец, опус­тился на зе­лёный луг. Во­ин не­замет­но спрыг­нул в вы­сокую тра­ву и пос­пе­шил в го­род.

Воз­дух Счас­тли­вого го­рода был на­пол­нен чу­дес­ным бла­го­уха­ни­ем цве­тов, и Ра­манан­да то и де­ло слы­шал ра­дос­тные пес­ни и без­за­бот­ный смех жи­телей. Здесь не бы­ло ни зо­лотых до­мов, ни жем­чу­жин на ули­цах. Все жи­тели ра­бота­ли, каж­дый был за­нят сво­им де­лом.

Уви­дев ка­кого-то го­рожа­нина, Ра­манан­да по­дошёл к не­му, пок­ло­нил­ся и спро­сил:

Как прой­ти мне к ца­рю это­го го­рода?

— Сле­дуй за мной, чу­жезе­мец, — ска­зал го­рожа­нин. — Я до­веду те­бя до жи­лища на­шей пра­витель­ни­цы.

И он по­вёл Ра­манан­ду по ули­цам Счас­тли­вого го­рода. Они шли и с каж­дой ми­нутой Ра­манан­да удив­лялся всё боль­ше и боль­ше. Ещё бы! Он ниг­де не ви­дел ни­щих, не слы­шал кри­ков из­би­ва­емых ра­бов, на ули­цах не уми­рали го­лод­ные, не сто­нали боль­ные.

— По­чему я не ви­жу ра­бов в ва­шем го­роде? — спро­сил он на­конец. — Кто же об­ра­баты­ва­ет по­ля бо­гатых лю­дей, кто па­сёт их скот?

— У нас нет ра­бов, — от­ве­тил удив­ленный го­рожа­нин. — Все лю­ди Счас­тли­вого го­рода сво­бод­ны и рав­ны. И каж­дый име­ет столь­ко зем­ли, сколь­ко он мо­жет об­ра­ботать.

— Поз­воль мне за­дать те­бе ещё один воп­рос. По­чему до сих пор не встре­тились нам ни­щие и го­лод­ные? Раз­ве вы не поз­во­ля­ете им хо­дить по ули­цам.

— О ка­ких ни­щих и го­лод­ных ты го­воришь, чу­жезе­мец? Зем­ля на­ша да­ёт столь­ко ри­са и пше­ницы, на пас­тби­щах на­ших па­сёт­ся столь­ко ско­та, что жи­тели Счас­тли­вого го­рода да­же и не зна­ют, что та­кое го­лод.

Опять уди­вил­ся Ра­манан­да:

— Но раз­ве вся эта зем­ля и скот, и пас­тби­ща не при­над­ле­жат князь­ям?

От­ве­тил го­рожа­нин:

— Не­понят­ные воп­ро­сы за­да­ёшь ты мне, чу­жезе­мец. Мо­жет быть, на­ша пра­витель­ни­ца смо­жет те­бе от­ве­тить на них. Она жи­вёт в этой хи­жине. Не удив­ляй­ся то­му, что на­ша пра­витель­ни­ца пе­чаль­на. Пят­надцать лет на­зад злой дух по­хитил её но­ворож­денную дочь. С тех пор мы не слы­шали её сме­ха.

Вой­дя в хи­жину, Ра­манан­да уви­дел пра­витель­ни­цу. Лоб её до са­мых глаз был зак­рыт пок­ры­валом.

— С ка­кими мыс­ля­ми при­был ты к нам, чу­жезе­мец? — спро­сила пра­витель­ни­ца.

— Ме­ня при­вела сю­да лю­бовь! — от­ве­тил во­ин.

И он по­ведал пра­витель­ни­це о всех сво­их прик­лю­чени­ях.

— Точ­но ли так хо­роша дочь рад­жи, как ты рас­ска­зыва­ешь? — усом­ни­лась пра­витель­ни­ца.

— Гос­по­жа моя! Ло­тос вя­нет от за­вис­ти к её кра­соте! Сви­репый тигр го­тов ли­зать ей ру­ки! Сол­нце не мо­жет на­любо­вать­ся го­лубой ро­дин­кой над бровью Ли­лава­ти!

— Что, что ты ска­зал, чу­жезе­мец? — вос­клик­ну­ла пра­витель­ни­ца. — О ка­кой ро­дин­ке ты го­воришь?

— У прек­расной Ли­лава­ти над ле­вой бровью си­яет ро­дин­ка, по­доб­ная кро­шеч­но­му ле­пес­тку ду­шис­той ро­зы.

Ни сло­ва не го­воря, пра­витель­ни­ца сор­ва­ла с се­бя пок­ры­вало, и Ра­манан­да уви­дел над ее ле­вой бровью точь-в-точь та­кую же ро­дин­ку, как и у до­чери рад­жи.

— Гос­по­жа моя! — зак­ри­чал он. — У те­бя та­кая же ро­дин­ка!

Пра­витель­ни­ца го­рес­тно зак­ры­ла ли­цо ру­ками и дол­го си­дела мол­ча. По­том она пе­чаль­но взгля­нула на Ра­манан­ду и мол­ви­ла:

— Знай же, бла­город­ный че­ловек, что Ли­лава­ти — моя дочь. В час сво­его рож­де­ния она бы­ла по­хище­на злым ду­хом. С тех пор не бы­ло та­кой ми­нуты, ког­да бы я не тос­ко­вала о ней.

— Зна­чит, Ли­лава­ти не дочь жес­то­кого рад­жи Брах­ма­пура? вос­клик­нул Ра­манан­да. — Как же она по­пала к не­му?

— Ког­да злой дух уно­сил Ли­лава­ти, он крик­нул мне: «Рад­жа Брах­ма­пура вер­нет те­бе дочь, ес­ли ты от­дашь ему в рабс­тво всех жи­телей сво­его го­рода!» По­суди сам, — мог­ла ли я это сде­лать?

Пра­витель­ни­ца про­тяну­ла к Ра­манан­де ру­ки и про­шеп­та­ла:

— Вер­ни мне мою дочь! Вер­ни мне мою Ли­лава­ти, и я — бу­ду тво­ей ра­быней до кон­ца мо­их дней!

— При­кажи, гос­по­жа, при­гото­вить к по­луд­ню ко­рабль. И пусть ты­сяча храб­рых во­инов Счас­тли­вого го­рода спря­чут­ся в трю­ме это­го ко­раб­ля.

Всё бы­ло сде­лано, как при­казал Ра­манан­да, и он по­вёл ко­рабль к бе­регам Брах­ма­пура.

Трид­цать дней был ко­рабль в пу­ти; на трид­цать пер­вый Ра­манан­да со­шёл на род­ной бе­рег. Во­инам Счас­тли­вого го­рода он при­казал ос­та­вать­ся на ко­раб­ле.

Во двор­це рад­жи он уви­дел по­худев­шую и блед­ную Ли­лава­ти.

— Как дол­го те­бя не бы­ло! Я бо­ялась, что ты по­гиб! — вос­клик­ну­ла Ли­лава­ти. — На­шёл ли ты Счас­тли­вый го­род?

— На­шёл, по­вели­тель­ни­ца моя! Он на­зыва­ет­ся так по­тому, что нет в нём ра­бов и ни­щих, го­лод­ных и бес­прав­ных. Нет и этом го­роде ни тю­рем, ни пы­ток, ни каз­ней.

— Пой­дём же к мо­ему от­цу; пусть он наз­на­чит день на­шей свадь­бы, — ра­дос­тно ска­зала Ли­лава­ти.

Ког­да рад­жа ус­лы­шал, что его дочь хо­чет вый­ти за­муж за прос­то­го во­ина, он раз­гне­вал­ся, при­казал схва­тить Ра­манан­ду и ут­ром бро­сить его с утё­са в мо­ре.

Нап­расно Ли­лава­ти об­ли­валась сле­зами и уп­ра­шива­ла от­ца да­ровать Ра­манан­де сво­боду: рад­жа был не­умо­лим.

Нас­ту­пил день каз­ни. Свя­зан­но­го во­ина по­вели че­рез весь го­род, по­вели к мо­рю. Ра­манан­ду ок­ру­жили сто стра­жей. За стра­жей ехал на сло­не рад­жа, что­бы уви­деть смерть Ра­манан­ды.

Ря­дом со сло­ном рад­жи две слу­жан­ки ве­ли под ру­ки обес­си­лен­ную Ли­лава­ти. Жес­то­кий рад­жа хо­тел, что­бы и она ви­дела смерть сво­его же­ниха.

На­конец, по­каза­лось мо­ре. Вот и утёс, с ко­торо­го бро­са­ют в пу­чину осуж­дённых. Ра­бы прис­та­вили к сло­ну рад­жи ле­сен­ку, и он на­чал спус­кать­ся на зем­лю. Рад­жа ре­шил сам стол­кнуть Ра­манан­ду с утё­са.

В этот мо­мент во­ин из­дал гром­кий ор­ли­ный клё­кот. И сра­зу же с ко­раб­ля Счас­тли­вого го­рода бро­сились на бе­рег ты­сяча юно­шей, во­ору­жён­ных ме­чами. Стра­жи не ус­пе­ли да­же по­нять, что слу­чилось, как ока­зались все пе­реби­тыми.

Ос­во­бож­дённый Ра­манан­да под­бе­жал к рад­же и швыр­нул его с утё­са в мо­ре.

Так жес­то­кий, нес­пра­вед­ли­вый рад­жа на­шёл смерть, ко­торую го­товил дру­гому.

Уви­дев Ли­лава­ти, Ра­манан­да под­нял её на ру­ки и взо­шёл с ней на ко­рабль. Взви­лись па­руса, и ко­рабль по­нёс­ся к; Счас­тли­вому го­роду.

— Ку­да ты ве­зёшь ме­ня? — спро­сила су­рово Ли­лава­ти. — Я не мо­гу быть же­ной то­го, кто убил мо­его от­ца!

— Я ве­зу те­бя в Счас­тли­вый го­род, к тво­ей ма­тери. Пят­надцать лет она тос­ку­ет о те­бе!

— За­чем ты об­ма­ныва­ешь ме­ня! Отец го­ворил мне не раз, что моя мать умер­ла в час мо­его рож­де­ния.

— Знай же, что рад­жа не отец те­бе. По его при­казу злой дух ук­рал те­бя пят­надцать лет на­зад у по­вели­тель­ни­цы Счас­тли­вого го­рода.

Чем до­кажешь ты пра­воту сво­их слов?

— Ни ра­зу в жиз­ни не уни­зил я се­бя ложью. Ког­да мы прис­та­нем к бе­регам Счас­тли­вого го­рода, ты убе­дишь­ся в прав­ди­вос­ти мо­их слов.

Все жи­тели Счас­тли­вого го­рода приш­ли к мо­рю встре­тить ко­рабль Ра­манан­ды. Ког­да Ли­лава­ти сош­ла на бе­рег, к ней под­бе­жала пра­витель­ни­ца.

— Дочь моя! Дочь моя! — пов­то­ряла она, пла­ча от ра­дос­ти.

И удив­лённая Ли­лава­ти уви­дела над бровью пра­витель­ни­цы ро­дин­ку, точ­но кро­шеч­ный ле­пес­ток ро­зы.

— Зна­чит, Ра­манан­да ска­зал мне прав­ду и я ва­ша дочь? — вос­клик­ну­ла Ли­лава­ти.

— Да, да, ты моя дочь! Злой дух по­хитил те­бя, но си­ла люб­ви Ра­манан­ды ока­залась силь­нее чар зло­го ду­ха. У те­бя сно­ва есть мать! Зав­тра мы от­праздну­ем твою свадь­бу с храб­рым во­ином, и пусть он бу­дет от­ны­не пра­вите­лем Счас­тли­вого го­рода. Кто об­ла­да­ет та­ким му­жес­твом, та­кой вер­ностью сло­ву, кто уме­ет так без­за­вет­но лю­бить, тот бу­дет чес­тным и доб­рым пра­вите­лем сво­его на­рода.

Де­сять дней ли­кова­ли жи­тели Счас­тли­вого го­рода на свадь­бе Ра­манан­ды и Ли­лава­ти. И каж­дый же­лал мо­лодым счастья и сто лет жиз­ни.

По­жела­ем и мы им то­го же.