Вор, тигр, медведь и шакал

Жил-был бо­гач. Бы­ло у не­го мно­го ко­ров и боль­шой-пре­боль­шой бык. Ког­да его ста­до гна­ли пас­тись в лес, тигр всег­да го­ворил: «Ес­ли б мне съ­есть это­го бы­ка,— он та­кой жир­ный,— я мно­го дней был бы сыт».

Был там еще вор. Он то­же всег­да го­ворил: «Ес­ли бы мне ук­расть это­го бы­ка, я бы про­дал его и по­лучил ку­чу де­нег».

Как-то раз в ме­сяце бха­дор тигр и вправ­ду ре­шил ута­щить бы­ка. То же за­думал и вор.

Тигр еще днем заб­рался на ку­куруз­ное по­ле, спря­тал­ся там и стал ждать. «Пусть-ка лю­ди уй­дут спать,— го­ворит он сам се­бе,— тог­да я ми­гом схва­чу бы­ка и ута­щу его в лес». А вор зап­ри­метил тиг­ра и ду­ма­ет: «Бык-то сам из ко­ров­ни­ка вы­шел. Мне его и красть не при­ходит­ся. Он сам ко мне при­шел». Взял да и на­кинул на тиг­ра ве­рев­ку. Об­вя­зал его ве­рев­кой за шею и при­нял­ся лу­пить и тя­нуть. Ут­ро уж близ­ко, а он все его та­щит к ле­су и лу­пит по го­лове изо всех сил, так что тигр сов­сем обал­дел.

Ста­ло све­тать. Вор гля­дит: ма­туш­ки, да это тигр! Ра­зом бро­сил ве­рев­ку и бе­жать без ог­лядки. Он в од­ну сто­рону, а тигр — в дру­гую, пря­мо в лес со всех ног при­пус­тил.

Уви­дел его ша­кал и спра­шива­ет:

— Ку­да это, дя­дюш­ка, ты так то­ропишь­ся?

— Сам не знаю, пле­мян­ни­чек,— тот от­ве­ча­ет.— Нын­че ночью по­пал­ся я го­лово­бой­цу. Всю ночь нап­ро­лет он ме­ня по го­лове ко­лош­ма­тил.

— А на ко­го он по­хож, этот го­лово­бо­ец, дя­дюш­ка? По­ди-ка, по­кажи мне его.

— Будь уве­рен, сы­нок,— го­ворит тигр,— к го­лово­бой­цу я не пой­ду. Взгля­ни-ка ту­да, вон он там. Сам и иди.

— Ин­те­рес­но мне, дя­дюш­ка. Пой­ду пог­ля­жу,— ска­зал ша­кал и ушел.

А вор си­дел не­пода­леку и ду­мал со стра­хом: «Ведь он мог ме­ня сож­рать, этот тигр-то. Не пой­му, от­че­го он ме­ня не сож­рал». Тут он за­метил ша­кала, лег плаш­мя и одеж­дой свер­ху ук­рылся.

Ша­кал вок­руг не­го обо­шел и го­ворит сам се­бе: «Ка­кой он из се­бя, этот го­лово­бо­ец? Хо­рошо бы на не­го пос­мотреть». И дви­нул­ся к его го­лове.

Той по­рой вор не­замет­но вы­сунул ру­ку, схва­тил ша­кала за хвост у са­мого кор­ня да как при­мет­ся его кру­тить — точ­но так, как узел с ра­куш­ка­ми кру­тят, ког­да из­весть жгут1. Кру­тил, кру­тил, по­ка не ус­тал, и швыр­нул прочь.

Ша­кал ужас как пе­репу­гал­ся. Пус­тился бе­жать, а сам весь дро­жит. При­бежал к тиг­ру и го­ворит:

— Дя­дюш­ка, это не го­лово­бо­ец. Это зах­вост­кру­тилы­цик. Ты ме­ня об­ма­нул.

Бе­гут они вмес­те и встре­ча­ют мед­ве­дя.

— Ку­да это, пле­мян­нички, вы так то­ропи­тесь? — спра­шива­ет мед­ведь.

— Ты, дя­дюш­ка, не по­веришь,— от­ве­ча­ет ша­кал.— Зах­вост­кру­тилы­цик ме­ня за хвост так страш­но кру­тил, что я ду­мал — пом­ру.

— Ну-ка, из ка­ких он, пле­мян­ни­чек? — спра­шива­ет мед­ведь.— Не из тех ли, ко­го я по­ел не­мало?

— Что ты, дя­дюш­ка, вер­но уж нет! Те­бе та­кого не съ­есть, я-то знаю. Хо­чешь, поп­ро­буй, съ­ешь ты его или нет.

По­шел мед­ведь, ку­да ему по­каза­ли. Вор си­дел на ста­ром мес­те. Уви­дел мед­ве­дя и ду­ма­ет: «Он идет пря­мо ко мне. Он ме­ня съ­ест. За­берусь-ка я на де­рево, а то он ме­ня обя­затель­но съ­ест». По­лез он на де­рево, а мед­ведь ле­зет сле­дом. Вор се­бя от стра­ха не пом­нит, дро­жит и ле­зет все вы­ше и вы­ше. А мед­ведь за ним. Как заб­ра­лись на са­мую вер­хушку, где сов­сем тон­ко, вер­шинка под­ло­милась, и оба хлоп­ну­лись оземь. Мед­ведь-то пер­вый шлеп­нулся, а вор на не­го свер­ху. Кое-как мед­ведь вы­путал­ся и на­утек.

Встре­тил пос­ле мед­ведь ша­кала и го­ворит:

— Ну и шут­ник же ты, пле­мян­ни­чек! Здо­рово ты ме­ня об­ма­нул — ска­зал, что это зах­вост­кру­тилы­цик. Он не зах­вост­кру­тилы­цик, а свер­хухлоп­ник.