Сказка о Грис­хиль­дурр великодушной

Жил ког­да-то на све­те ко­роль, и не бы­ло у не­го ни же­ны, ни де­тей. Его приб­ли­жен­ные бы­ли очень обес­по­ко­ены, бо­ялись, что у ко­роля не бу­дет нас­ледни­ков. Они час­то на­поми­нали об этом ко­ролю, да толь­ко его это нис­коль­ко не за­боти­ло.

И вот од­нажды в по­гожий день ко­роль при­казал осед­лать двад­цать ло­шадей — де­сять для муж­чин и де­сять для жен­щин. Од­но жен­ское сед­ло бы­ло все зо­лоче­ное. Ста­ли ко­ролев­ские де­вы-во­итель­ни­цы ду­мать да га­дать, ко­му из них вы­падет честь ехать в зо­лоче­ном сед­ле. Каж­дой хо­телось стать ко­ролев­ской из­бран­ни­цей, и каж­дая счи­тала се­бя са­мой дос­той­ной. Да толь­ко все выш­ло по-ино­му. Ко­роль ни­кому не поз­во­лил сесть на ло­шадь с зо­лоче­ным сед­лом. Он при­казал де­вяти де­вам и де­вяти во­инам соп­ро­вож­дать его, а ло­шадь под зо­лоче­ным сед­лом ве­ли пус­тую в по­воду. Ник­то не знал, ку­да соб­рался ко­роль, но спро­сить его не ос­ме­лива­лись. Ко­роль нап­ра­вил­ся к ле­су, всад­ни­ки — за ним. Дол­го-дол­го еха­ли они по ле­су, и на­конец ко­роль ос­та­новил­ся пе­ред убо­гим до­миш­ком. Он пос­ту­чал в дверь, и из до­ма выш­ла де­вуш­ка не­видан­ной кра­соты.

— Как те­бя зо­вут и кто твои ро­дите­ли? — спро­сил у нее ко­роль.

Де­вуш­ка от­ве­тила, что зо­вут ее Грис­хиль­дур и что она дочь здеш­не­го хо­зя­ина, отец бо­лен и не вста­ет с пос­те­ли, а мать здо­рова. Ко­роль ска­зал, что у не­го есть де­ло к ее ро­дите­лям, и де­вуш­ка приг­ла­сила его в дом. Ко­роль поз­до­ровал­ся с хо­зя­ева­ми, а по­том объ­явил, что при­ехал сва­тать­ся к их до­чери. Спер­ва ро­дите­ли де­вуш­ки на­от­рез от­ка­зали ко­ролю. Осо­бен­но про­тивил­ся отец.

— Ко­роль, вер­но, по­теша­ет­ся над бед­ны­ми людь­ми, — ска­зал ста­рик. — Он мо­жет най­ти же­ну се­бе под стать, а на­ша дочь ему не па­ра. От та­кого бра­ка доб­ра не жди. Очень ско­ро ко­роль раз­лю­бит ее и с по­зором про­гонит об­ратно к ро­дите­лям.

Ко­роль оби­дел­ся на та­кие сло­ва и приг­ро­зил, что уве­зет де­вуш­ку си­лой, ес­ли отец не ува­жит его прось­бу. Мать, как мог­ла, ста­ралась заг­ла­дить строп­ти­вость му­жа. Она поп­ро­сила ко­роля не оби­жать­ся на че­лове­ка, из­ну­рен­но­го ста­ростью и не­дугом, он, мол, и сам не ве­да­ет, что бол­та­ет.

— Для нас боль­шая честь, ес­ли ко­роль же­нит­ся на на­шей до­чери, — ска­зала она му­жу, — пусть да­же по­том он и отош­лет ее об­ратно.

И ма­ло-по­малу она уго­вори­ла му­жа от­дать дочь в же­ны ко­ролю.

Грис­хиль­дур при этом раз­го­воре не при­сутс­тво­вала. Вот ко­роль вы­ходит из до­ма и про­сит ее сесть на ло­шадь с зо­лоче­ным сед­лом.

Уди­вилась Грис­хиль­дур и спра­шива­ет:

— Что это зна­чит?

И ко­роль рас­ска­зал ей о сво­ем сва­товс­тве.

Грис­хиль­дур соч­ла ре­шение ро­дите­лей оп­ро­мет­чи­вым, но ко­роль ска­зал, что, ес­ли она не по­едет доб­ром, он уве­зет ее си­лой. Тог­да она вер­ну­лась в дом, со сле­зами прос­ти­лась с ро­дите­лями и у­еха­ла вмес­те с ко­ролем и его сви­той.

Сыг­рал ко­роль свадь­бу, и ста­ли они с но­вой ко­роле­вой жить-по­живать. Приб­ли­жен­ным ко­роля не пон­ра­вилось, что он взял же­ну из низ­ко­го сос­ло­вия, и они изо всех сил ста­рались пос­со­рить ко­роля с ко­роле­вой. Но ого­ворить Грис­хиль­дур бы­ло труд­но, по­тому что она со все­ми бы­ла доб­ра и при­вет­ли­ва.

По­дошел срок, и ко­роле­ва ро­дила доч­ку, кра­сотой де­воч­ка уда­лась в мать. Ко­роль рас­по­рядил­ся, что­бы на ра­дость Грис­хиль­дур ре­бенок ос­тался при ней, од­на­ко вско­ре из­ме­нил свое ре­шение и ве­лел од­но­му из приб­ли­жен­ных заб­рать у ко­роле­вы дочь. Не хо­телось приб­ли­жен­но­му ис­полнять та­кое по­руче­ние, да де­лать не­чего. За­рыда­ла ко­роле­ва, ког­да у нее от­ня­ли дочь, но приб­ли­жен­ный ска­зал, что та­ков при­каз, и от­нес де­воч­ку ко­ролю, а тот от­дал ее на вос­пи­тание сво­ему родс­твен­ни­ку. Ни сло­ва не ска­зала Грис­хиль­дур ко­ролю и боль­ше уже ни­ког­да не спра­шива­ла о до­чери.

Про­шел год, и ко­роле­ва ро­дила сы­на. Ко­роль и на этот раз по­обе­щал, что ре­бенок ос­та­нет­ся при ма­тери. Но не ус­пе­ла ко­роле­ва оп­ра­вить­ся от ро­дов, как ко­роль пос­лал приб­ли­жен­но­го отоб­рать у нее маль­чи­ка. Силь­но уби­валась ко­роле­ва, по­теряв дочь, но еще пу­ще уби­валась она по сы­ну. Ко­ролю, ра­зуме­ет­ся, обо всем до­ложи­ли, но он не сжа­лил­ся над Грис­хиль­дур, а вско­ре он приз­вал ее к се­бе и ве­лел, что­бы она по­каза­ла ему де­тей. Вско­лых­ну­лось тут ма­терин­ское го­ре, за­рыда­ла Грис­хиль­дур и ска­зала, что де­тей у нее отоб­ра­ли по его по­веле­нию и ему дол­жно быть луч­ше из­вес­тно, где они и что с ни­ми ста­лось. Ко­роль раз­гне­вал­ся и при­казал Грис­хиль­дур уби­рать­ся прочь и боль­ше ни­ког­да не по­казы­вать­ся ему на гла­за.

Вот как слу­чилось, что бе­зутеш­ная Грис­хиль­дур по­кину­ла ко­ролев­ский дво­рец и вер­ну­лась к ро­дите­лям. Отец пло­хо при­нял ее и без кон­ца ко­рил, го­воря, что она са­ма ви­нова­та, ко­ли до­пус­ти­ла, что ее с по­зором выг­на­ли из двор­ца. А мать, нап­ро­тив, жа­лела Грис­хиль­дур и, как мог­ла, уте­шала ее.

Поч­ти шес­тнад­цать лет про­жила Грис­хиль­дур у от­ца с ма­терью и пре­дан­но за ни­ми уха­жива­ла. А ког­да этот срок ми­новал, ко­роль объ­явил приб­ли­жен­ным, что на­мерен же­нить­ся во вто­рой раз и уже на­шел се­бе в же­ны кра­сивую де­вуш­ку. Пос­лал он сво­их лю­дей в лес, где жи­ла Грис­хиль­дур, и пе­реда­ли они ей ко­ролев­скую во­лю: пусть явит­ся во дво­рец и при­гото­вит сва­деб­ный пир. Дол­го не сог­ла­шались Грис­хиль­дур и ее ро­дите­ли, но в кон­це кон­цов им приш­лось ус­ту­пить. На свадь­бе Грис­хиль­дур прис­лу­жива­ла за сто­лом, и все соч­ли, что она дер­жится дос­той­но и ве­лико­душ­но, она же ста­ралась лишь при­леж­но ис­полнять свои обя­зан­ности. Ночью гос­ти ра­зош­лись. Ста­ли со­бирать­ся в свою опо­чиваль­ню и ко­роль с но­вой ко­роле­вой. Он при­казал Грис­хиль­дур взять све­чу и про­водить их. Грис­хиль­дур по­вино­валась и све­тила им, по­ка они ук­ла­дыва­лись. Мо­лодая ко­роле­ва лег­ла быс­тро, а ко­роль все мед­лил. Све­ча в ру­ке у Грис­хиль­дур до­горе­ла, и пла­мя кос­ну­лось ее паль­цев. Ко­роль спро­сил, не обож­глась ли она.

— От это­го ожо­га бо­лят толь­ко паль­цы, обож­женное сер­дце бо­лит ку­да силь­ней, — от­ве­тила Грис­хиль­дур и горь­ко зап­ла­кала.

Не вы­дер­жал тут ко­роль и го­ворит:

— Дос­та­точ­но я уже ис­пы­тывал твое тер­пе­ние и доб­ро­ту. Я при­кажу, что­бы от­ны­не те­бя зва­ли Грис­хиль­дур Ве­лико­душ­ная, по­тому что ты зас­лу­жива­ешь это имя. Но преж­де ты дол­жна уз­нать: де­вуш­ка, с ко­торой я се­год­ня для ви­ду сыг­рал свадь­бу, — на­ша с то­бой дочь. Она во всем по­ходит на те­бя. Наш сын то­же здесь, это бла­город­ный юно­ша и храб­рый во­ин. И ес­ли твое же­лание не рас­хо­дит­ся с мо­им и ты смо­жешь прос­тить ме­ня, мы с то­бой те­перь всег­да бу­дем вмес­те.

С то­го дня Грис­хиль­дур пра­вила вмес­те с ко­ролем и не раз­лу­чалась с ним до са­мой его смер­ти. Ког­да же он скон­чался, стра­ной стал пра­вить их сын, а сес­тру свою он вы­дал за­муж за со­сед­не­го ко­роля.

На этом кон­ча­ет­ся сказ­ка о Грис­хиль­дур Ве­лико­душ­ной.