Джигит и волчица

В дав­ние вре­мена жил на све­те ак­са­кал. Мно­го бы­ло у не­го ло­шадей. Слу­чил­ся од­нажды в сте­пи джут, и приш­лось ему от­пра­вить свои та­буны на да­лекие пас­тби­ща.

Нас­ту­пила по­ра вер­нуть­ся та­бунам, а они все не воз­вра­ща­ют­ся.

Тог­да ак­са­кал пос­лал сво­его единс­твен­но­го сы­на на ро­зыс­ки ло­шадей. Дол­го ез­дил он с джи­гита­ми, но ло­шадей не на­шел.

Од­нажды за­ехал сын ак­са­кала в да­лекую ло­щину и нат­кнул­ся на ко­сяк.

Вдруг выс­ко­чил ог­ромный волк. Схва­тил хищ­ник мо­лодую ко­были­цу, вски­нул се­бе на спи­ну и пом­чался стре­лой..

Сын ак­са­кала ки­нул­ся в по­гоню за пол­ком. Дог­нал он его, раз­махнул­ся, что­бы уда­рить, но в эту ми­нуту волк крик­нул че­лове­чес­ким го­лосом:

— Не бей ме­ня!

Джи­гит рас­те­рял­ся от не­ожи­дан­ности и упус­тил вол­ка. Под­ска­кали к не­му то­вари­щи и спра­шива­ют:

— По­чему вол­ка не убил?

— Он че­лове­чес­ким го­лосом про­сил, что­бы я его не уби­вал.

— Рас­ска­зывай не­были­цы! — зак­ри­чали то­вари­щи. — Раз­ве мо­жет волк го­ворить че­лове­чес­ким го­лосом?

Сно­ва они бро­сились в по­гоню за вол­ком, и сно­ва пер­вым нас­тиг его сын ак­са­кала. Раз­махнул­ся он, а волк крик­нул:

— Не уби­вай! От­дам за те­бя свою сес­тру-кра­сави­цу.

Сно­ва рас­те­рял­ся джи­гит и сно­ва упус­тил вол­ка. Под­ска­кали к не­му то­вари­щи. Уз­на­ли, в чем де­ло, и ста­ли ру­гать­ся:

— Что ты бол­та­ешь глу­пос­ти! Не хо­чешь бить вол­ка, сле­зай с ко­ня. Мы са­ми на нем до­гоним зве­ря!

— Лад­но! — по­обе­щал джи­гит. — Те­перь обя­затель­но убью вол­ка.

он в по­гоню. Дог­нал вол­ка, а тот ос­та­новил­ся и го­ворит:

— Убе­ри, джи­гит, ру­ку. Ес­ли не тру­сишь, пой­дем ко мне за кра­сави­цей-сес­трой.

Джи­гит по­дож­дал то­вари­щей и ска­зал им:

— Воз­вра­щай­тесь до­мой без ме­ня. Я на­шел не­вес­ту. — И рас­ска­зал он им все, как бы­ло.

— Ой, ой! — вос­клик­ну­ли то­вари­щи. — Ты со­шел с ума! Где же это ви­дано, что­бы че­ловек же­нил­ся на вол­чи­це!

— Я знаю, что де­лаю, — ска­зал джи­гит. — Пе­редай­те от­цу, что я воз­вра­щусь ров­но че­рез ме­сяц.

То­вари­щи вер­ну­лись до­мой, а джи­гит от­пра­вил­ся вмес­те с вол­ком.

Дол­го ехал он по го­рам и ло­щинам. На­конец волк свер­нул под вы­сокий утес и ныр­нул в боль­шую пе­щеру. Вско­ре из нее выш­ла боль­шая жел­тая вол­чи­ца. По­мог­ла она джи­гиту сой­ти с ко­ня и по­вела за со­бой.

В пер­вой бер­ло­ге встре­тили они вол­чат. Те бро­сились на джи­гита, но жел­тая вол­чи­ца за­рыча­ла на них. Вол­ча­та сра­зу прис­ми­рели и улег­лись на мес­то.

Во вто­рой бер­ло­ге к джи­гиту под­сту­пили, ос­ка­лив клы­ки, ста­рый волк с бу­рой гри­вой и ста­рая се­рая вол­чи­ца.

— Это же­них ва­шей до­чери! — по­яс­ни­ла жел­тая вол­чи­ца. — Мя­сом его ло­шадей вы пи­тались всю зи­му.

Ста­рые вол­ки по­пяти­лись и мир­но улег­лись по мес­там. Жел­тая вол­чи­ца про­вела джи­гита в третью бер­ло­гу. Здесь бы­ли раз­личные ку­шанья.

— Уго­щай­ся! — ска­зала вол­чи­ца.

Ве­чером она при­гото­вила пос­тель и ос­та­вила джи­гита од­но­го, а че­рез не­кото­рое вре­мя яви­лась вмес­те с прек­расной бе­лой вол­чи­цей.

— Вот твоя не­вес­та! — ска­зала она джи­гиту и уда­лилась.

Тут бе­лая вол­чи­ца сбро­сила с се­бя волчью шку­ру, и джи­гит уви­дел де­вуш­ку не­обык­но­вен­ной кра­соты.

Хо­рошо за­жил в бер­ло­ге джи­гит. Днем его вкус­но кор­ми­ли, а ве­чером, как толь­ко за­ходи­ло сол­нце, к не­му яв­ля­лась не­вес­та. Она сбра­сыва­ла волчью шку­ру и прев­ра­щалась в де­вуш­ку. Ут­ром кра­сави­ца опять при­нима­ла вол­чий вид и убе­гала с волчь­ей ста­ей.

Про­шел один ме­сяц. Нас­ту­пил день, ког­да джи­гиту на­до бы­ло ехать до­мой к от­цу.

Ста­рая вол­чи­ца да­ла на про­щанье зя­тю не­боль­шой бру­сок и ска­зала:

— Он при­годит­ся те­бе в труд­ную ми­нуту жиз­ни. Ког­да по­падешь в бе­ду, брось его на зем­лю, топ­ни но­гой, и тог­да сбу­дет­ся лю­бое твое же­лание.

И еще она пре­дуп­ре­дила зя­тя:

— Смот­ри, не выб­ра­сывай волчье оде­яние сво­ей же­ны рань­ше со­рока дней.

Поп­ро­щал­ся джи­гит с вол­ка­ми, взял на при­вязь бе­лую вол­чи­цу и тро­нул­ся в путь. По ве­черам, ког­да они ос­та­нав­ли­вались на ноч­лег, джи­гит бро­сал на зем­лю бру­сок — пе­ред ни­ми вста­вала бе­лос­нежная юр­та, по­яв­ля­лась вкус­ная пи­ща. На­ев­шись и выс­павшись, они ут­ром сно­ва тро­гались в путь.

Вот на­конец при­ехал джи­гит в свой а­ул. При­вязал он вол­чи­цу в кус­тарни­ке, а сам нап­ра­вил­ся до­мой и ска­зал род­не, что при­вез же­ну:

— Где же она?

— Вон у то­го кус­тарни­ка си­дит.

Соб­ра­лись мо­лодые жен­щи­ны и де­вуш­ки со все­го а­ула, пош­ли встре­чать не­вес­ту Под­хо­дят к кус­тарни­ку и ви­дят при­вязан­ную вол­чи­цу.

Од­на де­вуш­ка до­гада­лась, в чем де­ло, и го­ворит:

— Тут рас­ска­зыва­ли, что сын ак­са­кала ез­дил же­нить­ся на сес­тре вол­ка. Уж не эта ли бе­лая вол­чи­ца его не­вес­та?

По­ка де­вуш­ки пе­рего­вари­вались меж­ду со­бой, подъ­ехал джи­гит и ска­зал сер­ди­то:

— Что же это вы приш­ли встре­чать не­вес­ту, а не ве­дете ее в дом?

При­казал джи­гит пос­та­вить се­бе от­дель­ную юр­ту и по­селил­ся в ней с бе­лой вол­чи­цей. Днем она ле­жала у вхо­да, а как толь­ко нас­ту­пал ве­чер и ту­шили огонь, вол­чи­ца прев­ра­щалась в де­вуш­ку и сво­ей не­обык­но­вен­ной кра­сотой ос­ве­щала юр­ту.

Джи­гит все вре­мя про­водил с же­ной. Он ред­ко по­казы­вал­ся на лю­дях. Ско­ро со­седи ста­ли над ним пос­ме­ивать­ся.

— Ишь. же­нил­ся на вол­чи­це. Те­перь и сам в зве­ря прев­ра­тил­ся.

А ког­да вы­ходил джи­гит из юр­ты, кри­чали ему вслед:

— Эй, муж вол­чи­цы!

— Здравс­твуй, муж вол­чи­цы!

Тя­жело бы­ло джи­гиту выс­лу­шивать нас­мешки лю­дей. Сов­сем он пе­рес­тал вы­ходить из юр­ты. На­конец не вы­дер­жал на трид­цать седь­мую ночь, как толь­ко же­на сбро­сила волчью шку­ру, ра­зор­вал ее на час­ти и бро­сил в огонь.

Ис­пу­галась же­на и го­ворит:

— Ну, те­перь те­бе бу­дет пло­хо. На­рушил ты свое обе­щание. Не выж­дал со­рока дней, за­вещан­ных ма­терью.

Ут­ром вы­шел джи­гит из юр­ты, а сле­дом за ним выш­ла же­на. Уви­дели лю­ди ее не­обык­но­вен­ную кра­соту и не мог­ли от вос­хи­щения сло­ва вы­мол­вить.

Отец джи­гита об­ра­довал­ся прек­ра­щению вол­чи­ны в кра­сивую де­вуш­ку и от­праздно­вал же­нить­бу сы­на. Де­сять дней пи­рова­ли гос­ти на сва­деб­ном тое.

По всей сте­пи раз­несся слух, что джи­гит же­нил­ся на не­обык­но­вен­ной кра­сави­це. До­шел этот слух и до ха­на. По­желал он ее уви­деть.

Взял хан охот­ничь­его бер­ку­та и по­ехал смот­реть кра­сави­цу.

Подъ­ехал он к а­улу и вы­пус­тил сво­его бер­ку­та.

Бер­кут сел на юр­ту мо­лодо­го джи­гита. Под­ска­кал к ней хан. слез с ко­ня и поз­вал гром­ким го­лосом:

— Эй. кто есть в юр­те? По­дай­те мне мо­его бер­ку­та!

На зов его выш­ла же­на джи­гита. Уви­дел ее хан. зак­ру­жилась у не­го го­лова от не­обык­но­вен­ной кра­соты мо­лодой жен­щи­ны, по­шат­нулся он и чуть не упал.

Кра­сави­ца под­хва­тила ха­на под ру­ки, по­сади­ла на ко­ня, по­дала бер­ку­та и улыб­ну­лась:

— Что же вы ис­пу­гались так прос­той жен­щи­ны?

Ни сло­ва не мог вы­мол­вить хан. Так мол­ча и у­ехал.

С это­го дня он толь­ко и ду­мал о не­обык­но­вен­ной кра­сави­це. Ре­шил хан же­нить­ся на ней. На­шел он злую ста­руху, ко­торая за зо­лото взя­лась по­мочь ему.

Ска­зала злая ста­руха:

— На­до по­губить джи­гита, что­бы кра­сави­ца ста­ла сво­бод­ной. При­кажи ему най­ти сли­ток зо­лота ве­личи­ной с кон­скую го­лову, ко­торый уро­нил в мо­ре твой отец. Пой­дет джи­гит ис­кать зо­лото и про­падет.

Пос­лу­шал­ся хан со­вета ста­рухи. Поз­вал джи­гита и ве­лел ему най­ти на дне мор­ском сли­ток зо­лота ве­личи­ной с кон­скую го­лову.

При­шел джи­гит к сво­ей мо­лодой же­не и рас­ска­зал, ка­кую труд­ную за­дачу за­дал ему хан.

— Не го­рюй! — уте­шила же­на. Поп­ро­си у ха­на три дня сро­ку. и все бу­дет хо­рошо.

Взя­ла мо­лодая жен­щи­на раз­ноцвет­ный шелк и зо­лотые нит­ки и ста­ла вы­шивать цве­ток. Ра­бота­ла она день и ночь нап­ро­лет. Вы­шел цве­ток та­ким кра­сивым и яр­ким, что в юр­те да­же ночью бы­ло свет­ло,

От­да­ла кра­сави­ца му­жу цве­ток и ска­зала: — При­вяжи цве­ток к боль­шой се­ти и заб­рось его в мо­ре. Прос­тая ры­ба не пос­ме­ет под­плыть к цвет­ку. Под­плы­вет к не­му лишь Хан­ша-ры­ба. Как толь­ко нач­нет она кле­вать цве­ток, ты вы­тас­ки­вай ее на бе­рег. Ста­нет она про­сить те­бя от­пустить ее в мо­ре, ты сог­ла­сись, но пот­ре­буй, что­бы она дос­та­ла те­бе сли­ток зо­лота, уте­рян­ный от­цом ха­на. Хо­тя она и Хан­ша, но на сло­во ей ты не верь. Выр­ви у нее в за­лог часть плав­ни­ков.

По­шел джи­гит к мо­рю. За­кинул сеть с цвет­ком и ждет уло­ва. Дол­го не по­яв­ля­лась Хан­ша-ры­ба. Но вот зас­верка­ло и за­вол­но­валось си­нее мо­ре. Под­плы­ла Хан­ша к цвет­ку и схва­тила его зу­бами. По­тянул джи­гит сеть и вы­тащил Хан­шу-ры­бу на бе­рег. Ста­ла про­сить тут она:

— От­пусти ме­ня в мо­ре. Я наг­ра­жу те­бя!

От­ве­тил джи­гит:

— От­пу­щу, ес­ли дос­та­нешь мне со дна ку­сок зо­лота ве­личи­ной с кон­скую го­лову.

По­обе­щала ры­ба дос­тать зо­лото. Джи­гит выр­вал в за­лог часть плав­ни­ков и пус­тил ее в мо­ре.

Соб­ра­ла Хан­ша всех рыб и ста­ла спра­шивать — не зна­ют ли они, где ле­жит зо­лото, ко­торое уро­нил в мо­ре отец ха­на. Ни од­на ры­ба не мог­ла ука­зать мес­то.

— Все ли ры­бы соб­ра­лись? — спро­сила тог­да Хан­ша слу­гу. А тот от­ве­ча­ет:

— Не яви­лась толь­ко од­на ста­рая ры­ба, ко­торой сто со­рок лет! При­каза­ла Хан­ша ее при­вес­ти. Поп­лы­ли слу­ги за ста­рой ры­бой.

— Иди, — го­ворят, — зо­вет те­бя Хан­ша.

А та и слу­шать не хо­чет. Ле­жит на сво­ем мес­те и не дви­га­ет­ся.

Схва­тили слу­ги ос­лушни­цу и по­тащи­ли. И уви­дели тут тот са­мый сли­ток зо­лота ве­личи­ной с кон­скую го­лову, ко­торый ис­ка­ла Хан­ша. Ока­залось, ста­рая ры­ба толь­ко по­тому и до­жила до ста со­рока лет, что пи­талась ис­па­рени­ями зо­лота.

Унес­ли слу­ги зо­лотой сли­ток, и ста­рая ры­ба сра­зу же по­гиб­ла.

Хан­ша-ры­ба от­да­ла джи­гиту обе­щан­ное зо­лото и по­лучи­ла от не­го свои плав­ни­ки.

При­шел джи­гит во дво­рец ха­на и от­дал ему зо­лотой сли­ток. Хан от­пустил его до­мой, выз­вал к се­бе злую ста­руху и зак­ри­чал на нее:

— Я те­бе го­лову от­рублю за об­ман!

Джи­гит вер­нулся и при­нес зо­лото. А ты уве­ряла, что он про­падет.

— По­вели­тель мой! — зап­ла­кала ста­руха. — Не уби­вай ме­ня. Я дам те­бе вер­ный со­вет. У тво­его от­ца про­пал та­бун ло­шадей. Ник­то не зна­ет, где он на­ходит­ся. А ес­ли джи­гит и най­дет его, то не су­ме­ет при­вес­ти. Ло­шади за это вре­мя оди­чали. При­кажи ему дос­та­вить этот та­бун. Не су­ме­ет он вы­пол­нить тво­его при­каза.

Поз­вал хан джи­гита и ве­лел ему отыс­кать ди­кий та­бун.

При­шел джи­гит до­мой и рас­ска­зал же­не, ка­кой по­лучил он при­каз от ха­на.

— Не пе­чаль­ся, — ска­зала же­на. Возь­ми вот эту пал­ку, по­вер­нись, на вос­ток и ска­жи сло­ва, ко­торым я те­бя на­учу. Пал­ка при­ведет те­бя к оди­чало­му та­буну. Най­ди же­реб­ца, прыг­ни ему на спи­ну и пос­та­рай­ся его объ­ез­дить. Бей его креп­ко, но бе­реги гла­за. Ког­да прис­ми­ре­ет же­ребец, ска­чи на нем пря­мо ко дво­ру ха­на. Ос­таль­ные ло­шади са­ми пой­дут за то­бою.

Джи­гит сде­лал так, как ве­лела ему же­на. Че­рез нес­коль­ко дней он приг­нал ди­ких ло­шадей к хан­ско­му двор­цу.

— Эй, вы­ходи­те! — кри­чал джи­гит. — За­бирай­те сво­их ко­ней!

Оди­чалый та­бун чуть не раз­нес а­ул. Хан пе­репу­гал­ся и при­казал, что­бы ло­шадей уг­на­ли по­даль­ше.

Соб­рался хан каз­нить злую ста­руху. Упа­ла она на ко­лени и за­вопи­ла:

— По­щади, по­вели­тель! Дай джи­гиту третье по­руче­ние. Ес­ли он его вы­пол­нит, тог­да ру­би мне го­лову.

Сог­ла­сил­ся хан. Ска­зала, злая ста­руха:

— Пос­ле смер­ти тво­его от­ца на по­мин­ках в со­роко­вой день был за­резан чер­ный же­ребец. Пусть джи­гит най­дет его и при­ведет к те­бе.

Выз­вал хан джи­гита. Ве­лел ему най­ти же­реб­ца, съ­еден­но­го на по­мин­ках по­кой­но­го ха­на, и дос­та­вить в цар­ский дво­рец.

Силь­но за­тужил джи­гит. При­ходит он и го­ворит же­не:

— Те­перь я по­гиб. Ве­лел мне хан най­ти съ­еден­но­го же­реб­ца.

Ска­зала ему же­на:

— Ес­ли бы ты вы­дер­жал со­рок дней и не унич­то­жил рань­ше сро­ка мою волчью шку­ру, не бы­ло бы у нас та­кой бе­ды. Не мо­гу я по­мочь те­бе. При­дет­ся ид­ти за со­ветом к ста­рой вол­чи­це.

От­пра­вил­ся джи­гит к ха­ну. Про­сит дать сро­ку три ме­сяца на по­ис­ки съ­еден­но­го чер­но­го же­реб­ца. Хан охот­но при­бавил еще три ме­сяца. Соб­рался джи­гит в путь. Про­ща­ет­ся со сво­ей же­ной.

А же­на го­ворит ему:

— По­ка ты бу­дешь ез­дить, не даст мне по­коя хан. Брось свой бру­сок на зем­лю, топ­ни но­гой. Пусть по­явит­ся же­лез­ный дом. Спрячь ме­ня в ниж­ний этаж. Там я бу­ду ждать тво­его воз­вра­щения.

Бро­сил джи­гит бру­сок на зем­лю. Топ­нул но­гой и по­явил­ся же­лез­ный дом. Спря­тал джи­гит же­ну в ниж­ний этаж, а сам по­ехал к вол­кам.

Мно­го дней прош­ло, по­ка доб­рался он до бер­ло­ги.

Выс­лу­шала его ста­рая вол­чи­ца и ска­зала:

— Во всем, сы­нок, ви­новат ты сам. Ес­ли бы пос­лу­шал ме­ня и вы­дер­жал со­рок дней, не бы­ло бы сей­час та­кой бе­ды. Пос­та­ра­юсь по­мочь тво­ему го­рю. По­ез­жай в го­ры, где по­хоро­нен отец ха­на. Най­ди его мо­гилу, рас­ко­пай ее и со­бери все кос­точки по­кой­ни­ка. По­ложи их в люль­ку и нач­ни ка­чать. Тог­да дух по­кой­но­го ха­на зак­ри­чит: «Будь прок­лят, кто ме­ня тре­вожит! Го­вори ско­рей, че­го те­бе нуж­но!» Тут ты ему и вы­ложи свою прось­бу.

На­учи­ла вол­чи­ца, ка­кими сло­вами сле­ду­ет ее ска­зать, и от­пусти­ла джи­гита.

Пос­ка­кал джи­гит в го­ры, на­шел мо­гилу ха­на, рас­ко­пал ее, соб­рал кос­ти по­кой­ни­ка, по­ложил в люль­ку и на­чал ка­чать.

— Не тре­вожь ме­ня, прок­ля­тый! — за­вопил дух ста­рого ха­на.

— Че­го те­бе от ме­ня нуж­но? От­ве­ча­ет ему джи­гит:

Твой сын ме­ня тре­вожит, а я те­бе не даю по­коя.

— Че­го хо­чет мой сын?

— На со­роко­вой день пос­ле тво­ей смер­ти на по­мин­ках был за­резан чер­ный же­ребец. Те­перь твой сын тре­бу­ет это­го же­реб­ца от ме­ня.

— Не­уже­ли ему жал­ко для ме­ня да­же од­но­го же­реб­ца? — вскри­чал дух и в ярос­ти выш­вырнул же­реб­ца из мо­гилы.

Смот­рит джи­гит, а у же­реб­ца нет кус­ка от зад­ней час­ти.

— А где же ку­сок зад­ней час­ти? — спро­сил джи­гит.

— Та­кого же­реб­ца дал мне мой жад­ный сын. Этот ку­сок но­ги съ­ел он сам со сво­ей же­ной. Так и пе­редай ему. А те­перь уби­рай­ся от­сю­да вон. Дай мне по­кой!

Толь­ко че­рез два ме­сяца доб­рался джи­гит до­мой. При­ехал он и ви­дит: хан сло­мал два вер­хних эта­жа же­лез­но­го до­ма и под­би­рал­ся к ниж­не­му, где си­дит его же­на.

Джи­гит под­вел ха­ну чер­но­го же­реб­ца и пе­редал ему сло­ва по­кой­но­го от­ца.

Хан ус­ты­дил­ся и ос­та­вил джи­гита в по­кое, а злой ста­рухе от­ру­бил го­лову.

Джи­гит с мо­лодой же­ной жи­ли пос­ле это­го очень счас­тли­во.