Как собака с кошкой враждовать стали

Жил в ста­рину бед­ный ста­рик со сво­ей сле­пой ста­рухой. Де­тей у них не бы­ло, толь­ко со­бака да кош­ка. Друж­но жи­ли зве­ри, так и хо­дили друг за друж­кой, как тень за че­лове­ком, и хо­зя­евам вер­но слу­жили. Уй­дет ста­рик из до­му, они со ста­рухой дом сте­регут, чу­жого близ­ко не под­пуска­ют. Пу­ще сок­ро­вища бе­рег­ли ста­рики сво­их лю­бим­цев, не би­ли, не ру­гали. С со­бакой и кош­кой жи­лось им, го­ремы­кам, не так тос­кли­во.

По­шел как-то ста­рик в го­ры тра­вы на­косить. Идет об­ратно, смот­рит — ле­жит на зем­ле чер­ная змей­ка, ви­дать, ого­лода­ла, с мес­та дви­нуть­ся не мо­жет. По­жалел ста­рик змей­ку, спря­тал за па­зуху, по­шел сво­ей до­рогой. При­шел до­мой, вы­ходил змей­ку, от­кормил. Но вот од­нажды го­ворит ей ста­рик:

— Иди-ка ты из на­шего до­ма, змей­ка. Рис у нас пе­ревел­ся, тра­вы боль­ше нет — не­чем нам те­бя кор­мить!

Кив­ну­ла змей­ка го­ловой и го­ворит:

— Доб­рый де­душ­ка, ес­ли б не ты, умер­ла бы я с го­лоду. Да вот не знаю, как от­бла­года­рить те­бя. Толь­ко и есть у ме­ня что собс­твен­ный хвост. Возь­ми его, по­ложи в де­ревян­ную шка­тул­ку и схо­рони по­даль­ше, что­бы ник­то чу­жой не уви­дел. А как по­надо­бят­ся день­ги, пот­ря­си — по­сып­лются из хвос­та мо­неты.

Сог­ла­сил­ся ста­рик. И толь­ко от­ру­бил у змей­ки хвост, как она ис­чезла. По­ложил ста­рик зме­иный хвост в де­ревян­ную шка­тул­ку, шка­тул­ку за­копал за кух­ней, ку­да ник­то чу­жой не заг­ля­дывал.

Толь­ко пе­реве­дут­ся у ста­риков день­ги, вы­копа­ют они за­вет­ную шка­тул­ку, дос­та­нут зме­иный хвост, пот­ря­сут, на пол мед­ные мо­неты со зво­ном по­сып­лются. Со­берет ста­рик мо­неты, от­пра­вит­ся на ба­зар, ку­пит мас­ла, со­ли, ри­са, хво­рос­та. Вер­нется до­мой, еду ва­рит. Сва­рит и раз­де­лит на че­тыре час­ти: од­ну — ста­рухе, дру­гую — со­баке, третью — кош­ке, а чет­вертую — се­бе. Так и жи­ли они, не ве­дая нуж­ды.

Но вот од­нажды пос­ту­чал­ся к ста­рикам бро­дячий тор­го­вец. Бо­яз­но ему бы­ло од­но­му тем­ной ночью по до­роге ид­ти, вот и поп­ро­сил­ся за­ноче­вать. Впус­тил его ста­рик.

А на дру­гой день, еще до рас­све­та, про­шел ста­рик ти­хонь­ко за кух­ню, дос­тал из шка­тул­ки зме­иный хвост, пот­ряс его. И на зем­лю ме­дяки по­сыпа­лись. Толь­ко и слыш­но: цзян-цэ­ян-хуа-лан. Тор­го­вец все это че­рез ок­но ви­дел. Толь­ко ушел ста­рик из до­му, как он тот­час же вско­чил, от­ко­пал дра­гоцен­ную шка­тул­ку, су­нул в кор­зи­ну, под­нял ко­ромыс­ло и хо­ду.

Вер­нулся ста­рик до­мой, а ста­руха пла­чет, да так жа­лоб­но. Спра­шива­ет- ста­рик:

— Ка­кая бе­да прик­лю­чилась?

А ста­руха от­ве­ча­ет:

— Шка­тул­ку на­шу дра­гоцен­ную бро­дячий тор­го­вец унес!

Не по­верил ста­рик:

— Ты что это пле­тешь, ста­рая? Схо­ронил я ее да­леко да глу­боко. Как же мог он ее най­ти? Ви­дать, не там ты ис­ка­ла, где на­до.

Ска­зал так ста­рик и сам за кух­ню по­шел. Ис­кал-ис­кал — ни­чего не на­шел.

При­горю­нились ста­рик со ста­рухой. Ста­рик тяж­ко взды­ха­ет, а ста­руха сле­зами за­лива­ет­ся. Тут как раз кош­ка с со­бакой со дво­ра во­роти­лись зав­тра­кать вмес­те с хо­зя­ева­ми. А у хо­зя­ев ли­ца пе­чаль­ные, бро­ви хму­рые, чу­ют кош­ка с со­бакой, что бе­да прик­лю­чилась, а что за бе­да — не зна­ют. Пог­ля­дел на них ста­рик, вздох­нул и го­ворит:

— Унес зло­дей-тор­го­вец на­шу шка­тул­ку. Бе­гите ско­рее! Дог­нать его на­до!

— Бе­жим, мо­жет, пой­ма­ем его, — ска­зала со­бака кош­ке, — ви­дишь, как уби­ва­ют­ся на­ши бла­годе­тели!

Выс­ко­чили они из до­му и в путь от­пра­вились. Идут, вы­нюхи­ва­ют все, выс­матри­ва­ют — ниг­де нет дра­гоцен­ной шка­тул­ки. И ре­шили они ид­ти к тор­говцу. А дом его за ре­кой сто­ял.

По­дош­ли они к ре­ке, ре­ка бур­лит, вол­ны на ней пе­нят­ся. Кош­ка в ко­мок съ­ежи­лась от стра­ха.

— Не бой­ся, — под­бадри­ва­ет ее со­бака, — как-ни­будь пе­ребе­рем­ся на тот бе­рег, я ведь умею пла­вать. А без шка­тул­ки нам луч­ше до­мой не воз­вра­щать­ся.

Уви­дела кош­ка, что со­бака та­кая храб­рая, са­ма рас­храб­ри­лась и вско­чила ей на спи­ну. Пе­реп­лы­ли они ре­ку и очу­тились в ма­лень­кой де­ревуш­ке. Идут по де­ревуш­ке, в каж­дый двор заг­ля­дыва­ют, ни од­но­го не про­пус­ка­ют. Вдруг ви­дят — сто­ит во дво­ре боль­шой дом, на­роду ви­димо-не­види­мо, кто в крас­ном, кто в зе­леном, — к свадь­бе го­товят­ся. И приз­на­ли они в же­нихе то­го са­мого тор­говца, ко­торый у ста­рика но­чевал.

— Иди в дом, — го­ворит со­бака кош­ке на ухо, — ра­зуз­най, где схо­ронил тор­го­вец за­вет­ную шка­тул­ку. Я бы са­ма пош­ла, да бо­юсь, при­метят ме­ня. А как уз­на­ешь, сра­зу бе­ги за око­лицу, я бу­ду ждать те­бя под ивой.

Кив­ну­ла кош­ка го­ловой, мя­ук­ну­ла, взоб­ра­лась на кры­шу, с кры­ши пря­мехонь­ко во двор прыг­ну­ла, а со дво­ра, че­рез ма­лень­кое окон­це, про­лез­ла в спаль­ню. Ищет кош­ка за­вет­ную шка­тул­ку, все уг­лы об­ша­рила, ниг­де нет. Усе­лась кош­ка под кро­вать и ду­ма­ет, как же ей быть. Вдруг ви­дит — из сун­ду­ка, ко­торый в спаль­не сто­ял, мыш­ка вы­лез­ла. Бро­силась на нее кош­ка, а мышь дро­жит в ко­шачь­их ла­пах, от­пустить про­сит. Го­ворит ей кош­ка с без­различ­ным ви­дом:

— По­можешь мне в од­ном де­ле, от­пу­щу.

— Все сде­лаю, ца­рица кош­ка, толь­ко при­кажи, — про­пища­ла мыш­ка.

— По­лезай в хо­зяй­ский сун­дук, пос­мотри, нет ли там де­ревян­ной шка­тул­ки. Ес­ли най­дешь, быс­трее та­щи сю­да.

За­лез­ла мышь в сун­дук, вмиг вы­тащи­ла за­вет­ную шка­тул­ку и с низ­ким пок­ло­ном пе­реда­ла ее кош­ке. Кош­ка схва­тила шка­тул­ку и пус­ти­лась на­утек.

Уви­дел тор­го­вец кош­ку и как зак­ри­чит:

— Дер­жи­те кош­ку! Она ук­ра­ла сок­ро­вище! Дер­жи­те ее!

Бро­сились лю­ди за кош­кой вдо­гон­ку, а она че­рез сте­ну шмыг, толь­ко ее и ви­дели. При­бежа­ла за око­лицу, а там ее со­бака под ивой до­жида­ет­ся, и дви­нулись они в об­ратный путь. Идут не на­раду­ют­ся. Ког­да по­дош­ли к ре­ке, со­бака стро­го-нас­тро­го при­каза­ла кош­ке:

— Уви­дишь ры­бу или ра­ка, смот­ри, рта не ра­зевай, не то уро­нишь шка­тул­ку в во­ду.

Те­перь кош­ка боль­ше не бо­ялась че­рез ре­ку плыть. Она с важ­ностью си­дела на спи­не у со­баки и во­об­ра­жала, как ста­нут ее бла­года­рить хо­зя­ева. Доп­лы­ли они до се­реди­ны ре­ки, вдруг ви­дят — ры­беш­ки в во­де рез­вятся. У кош­ки да­же слюн­ки по­тек­ли, не вы­дер­жа­ла она и как зак­ри­чит:

— Ой, сколь­ко ры­бы!

Хуа-ла — это шка­тул­ка упа­ла в во­ду и пош­ла ко дну.

— Го­ворил я те­бе, чтоб ты рта не ра­зева­ла да по­мал­ки­вала. Как же те­перь быть?

Прип­лы­ла со­бака с кош­кой к бе­регу, кош­ку ос­та­вила, а са­ма на се­реди­ну ре­ки во­роти­лась. На­силу вы­тащи­ла из во­ды дра­гоцен­ную шка­тул­ку.

Ус­та­ла со­бака, при­села от­дохнуть, гла­за зак­ры­ла и не за­мети­ла, как зад­ре­мала. А кош­ка тем вре­менем схва­тила шка­тул­ку и по­бежа­ла до­мой.

Уви­дел ста­рик, что кош­ка шка­тул­ку при­нес­ла, об­ра­довал­ся, бро­сил­ся к ста­рухе, чтоб доб­рую весть ей со­об­щить. И ста­ли они на­пере­бой рас­хва­ливать кош­ку: ка­кая она лов­кая да про­вор­ная. От­крыл ста­рик шка­тул­ку, дос­тал зме­иный хвост, трях­нул — на пол мед­ные мо­неты по­сыпа­лись, зве­нят. На­купил ста­рик вся­кой вся­чины, при­гото­вил раз­ные вкус­ные ку­шанья, стал кош­ку пот­че­вать. Усе­лась кош­ка по­удоб­нее, но не ус­пе­ла за еду при­нять­ся, как ви­дит — бе­жит со­бака.

— Ах ты, дар­мо­ед­ка! Толь­ко и зна­ешь, что брю­хо на­бивать! — на­кинул­ся на нее хо­зя­ин.

А кош­ка знай уп­ле­та­ет. Хоть бы сло­веч­ко вы­мол­ви­ла. Так хо­телось со­баке по­пить да по­есть, но ни­чего вкус­но­го ей не дос­та­лось, приш­лось до­воль­ство­вать­ся ос­татка­ми су­па и ри­са.

С тех пор воз­не­нави­дела со­бака кош­ку. Как уви­дит, сра­зу но­ровит схва­тить за гор­ло.

Так и пош­ла у них враж­да.