Как судья Бао осла допрашивал

Жил в ста­рину один бед­няк по проз­ванью Ван У-цзы — Ван Пя­тый. И был у не­го осел, он на нем хво­рост да уголь во­зил. Дру­гих ру­ки кор­мят, а бед­ня­ка ос­ли­ная спи­на. Бе­рег бед­няк сво­его ос­ла ну, пря­мо, как сок­ро­вище дра­гоцен­ное, по­ил, кор­мил, мел­кую тра­ву и то се­качом для не­го ру­бил. Так он сво­его ос­ла хо­лил, что шку­ра у то­го ста­ла глад­кая, ще­тина блес­тя­щая. Кто ни уви­дит — всяк пох­ва­лит:

— И впрямь сок­ро­вище чет­ве­роно­гое!

Был, ко­неч­но, осел тот уп­ря­мым, так на то он и осел! С ут­ра до но­чи ко­пыта­ми бь­ет, от­ды­ху се­бе не да­ет. На дру­гого ос­ла са­мое боль­шее сто двад­цать цзи­ней навь­ючишь, а этот и двес­ти со­рок одо­ле­ет. Дру­гой осел в один ко­нец сбе­га­ет, а этот в два пос­пе­ет.

Навь­ючил бед­няк на ос­ла уголь дре­вес­ный, по­вез в го­родок про­давать. Ос­ла у во­рот при­вязал, сам ме­шок с уг­лем на про­дажу по­нес. Во­ротил­ся — нет ос­ла. Вмес­то не­го к де­реву дру­гой, ле­дащий, осел при­вязан. Вспо­лошил­ся бед­няк, за­метал­ся, то на вос­ток по­бежит, то на за­пад ки­нет­ся, где толь­ко не ис­кал! Ос­ла и след прос­тыл. Взя­ла Ва­на Пя­того до­сада, рас­сердил­ся он, по­тащил пар­ши­вого ос­ла ле­даще­го к судье Бао жа­лобу по­давать, да не зна­ет, от­ветчи­ком ко­го ска­зать. Ду­мал, ду­мал, на ос­ла ле­даще­го жа­лобу по­дал.

Вы­шел судья Бао в зал, стал де­ла раз­би­рать. До­шел до жа­лобы Ва­на Пя­того, при­казал страж­ни­кам от­ветчи­ка при­вес­ти и да­вай его ру­гать:

— Тай! Ты от­ку­да взял­ся? Как пос­мел чу­жое имя прис­ва­ивать, се­бя за дру­гого вы­давать!

А осел го­лову по­нурил, мол­чит, хоть бы сло­во вы­мол­вил!

Пу­ще преж­не­го рас­сви­репел судья Бао, как стук­нет ко­лотуш­кой по сто­лу, как зак­ри­чит:

— Ван Чао, Ма Хань! Жи­во на­мор­дник на ос­ла на­день­те! Не кор­ми­те его, не по­ите! Креп­ко-нак­репко под арест на три дня зап­ри­те. Пос­ле сно­ва ему доп­рос учи­ним!

Ед­ва не рас­сме­ялись страж­ни­ки, и те, что на воз­вы­шении под­ле судьи сто­яли, и те, что вни­зу в за­ле бы­ли, да не ос­ме­лились. Приш­лось им вы­пол­нить при­каз судьи. За­пер­ли они от­ветчи­ка поч­тенно­го, ос­ла ле­даще­го, в пус­том за­гоне. Тем вре­менем но­вость эта на все че­тыре сто­роны раз­неслась, ди­вят­ся лю­ди, от­ро­дясь про та­кое не слы­хали. И на тре­тий день, ког­да опять был суд наз­на­чен, не сот­ни — ты­сячи лю­дей за­поло­нили при­сутс­твие. Каж­до­му охо­та пог­ля­деть.

Три ра­за в ба­рабан уда­рили, под­нялся судья Бао в зал, на су­дей­ское мес­то сел. Страж­ни­ки тот­час ос­ла при­тащи­ли: брю­хо у не­го вва­лилось, го­лова опу­щена, смот­реть жал­ко. Стук­нул судья ко­лотуш­кой по сто­лу и как зак­ри­чит:

— Эй, стра­жа! Дай­те-ка это­му пар­шивцу со­рок па­лок, да по­силь­нее бей­те!

— Слу­ша­юсь, — ра­зом от­ве­тили страж­ни­ки, взя­ли ба­тоги и да­вай ос­ла ду­басить. Де­сять, двад­цать, трид­цать — все со­рок па­лок ему да­ли.

На­пос­ле­док судья Бао при­казал:

— Те­перь от­пусти­те его, пус­кай идет, ку­да хо­чет.

А осел ле­дащий три дня вза­пер­ти про­сидел, три дня не ел, три дня не пил, со­рок па­лок по­лучил, стра­ху на­тер­пелся. Как вы­летит он из за­ла, как пом­чится! Толь­ко его и ви­дели. При­казал тут судья Бао од­но­му страж­ни­ку да Ва­ну Пя­тому по сле­ду пой­ти, пог­ля­деть: в чей он дом за­бежит — тот и есть его хо­зя­ин, тот са­мый вор, ко­торый ос­ла у Ва­на Пя­того увел, а сво­его ле­даще­го ос­та­вил.

Пош­ли Ван Пя­тый со страж­ни­ком по сле­ду, с ни­ми еще нес­коль­ко зе­вак увя­залось, це­лых пят­надцать ли прош­ли, смот­рят — осел ле­дащий к хо­зя­ину од­но­го ху­тора за­бежал. Пош­ли лю­ди за ос­лом сле­дом. Наш­ли, ко­неч­но, ос­ла, ко­торо­го у Ва­на Пя­того уве­ли, и са­мого во­ра схва­тили.