Битый не битого несет

Наш­ла од­нажды ли­са ры­бу, пе­ретас­ка­ла ее к коп­не и за еду при­нялась. Идет ми­мо го­лод­ный волк, ви­дит; ли­са ры­бу ест. По­дошел к ней и го­ворит:

— Здо­рово, ку­ма! — Здравс­твуй, ку­манек, здравс­твуй! — от­ве­ча­ет ли­са.

— Ку­ма, дай мне хоть од­ну рыб­ку! — про­сит волк.

— Иди-ка, кум, на­лови сам! — от­ве­ча­ет ему ли­са. — Не­мало я тру­да по­ложи­ла, чтоб рыб­ку эту до­быть.

— Да не умею я, ку­ма, — го­ворит волк, — на­учи ме­ня!

— Так уж и быть — на­учу! Ви­дишь: воз­ле се­ла — озе­ро, а в том озе­ре — про­рубь. Сядь у про­руби и опус­ти хвост в во­ду, за ночь-то и на­ловишь ры­бы.

Пос­лу­шал­ся волк ли­су. При­шел он ночью к про­руби, опус­тил хвост в во­ду и си­дит. А ночью уда­рил силь­ный мо­роз, во­да в про­руби за­мер­зла, и вол­чий хвост вмерз в лед. Раз по­шеве­лил волк хвос­том — тя­жело. Дру­гой раз по­шеве­лил — еще тя­желее. Вид­но, хо­рошо ры­ба клю­ет. “По­дож­ду еще, — ду­ма­ет волк, — пусть по­боль­ше клю­нет”, — и си­дит, не ше­лох­нется. Под ут­ро при­бежа­ла ли­са.

— Ну как, кум, клю­ет? — спра­шива­ет. — Клю­ет, ку­ма, клю­ет! — от­ве­ча­ет волк.

— Ну что ж, по­сиди еще. По­сидишь по­доль­ше — на­ловишь по­боль­ше, — по­сове­това­ла ли­са и убе­жала. Но толь­ко не в лес. По­бежа­ла плу­тов­ка в се­ло и ска­зала ба­бам, что волк в про­руби во­ду хвос­том му­тит. Не по­вери­ли сна­чала ба­бы, пом­ча­лись к озе­ру, ви­дят: в са­мом де­ле си­дит.

Сбе­жалось к про­руби все се­ло — кто с пал­кой, кто с ко­лом, кто с ко­чер­гой — вол­ка бить. Рва­нул­ся волк бе­жать, да не мо­жет: хвост при­мерз. На­лете­ли лю­ди на вол­ка и да­вай его ко­лотить — кто пал­кой, кто ко­лом, кто ко­чер­гой. Шум под­нялся не­имо­вер­ный: лю­ди кри­чат, волк от бо­ли во­ет. На­конец дер­нулся се­рый изо всех сил, выр­вал хвост — всю шку­ру с не­го сод­рал — и пус­тился бе­жать со всех ног. А ли­са тем вре­менем заб­ра­лась в из­бу, Оп­ро­кину­ла кваш­ню с тес­том, су­нула ту­да го­лову, вы­маза­лась вся тес­том и пом­ча­лась в лес. Встре­тил ее волк, пла­чет горь­ки­ми сле­зами:

— Ах, ку­ма, как ты ме­ня об­ма­нула! Ни од­ной рыб­ки не пой­мал и сам еле но­ги унес.

— Пло­хо, кум, ох, как пло­хо, — сто­нет ли­са, — а мне и то­го ху­же. Бе­жала я те­бе на по­мощь, да по пу­ти на баб нас­ко­чила. Од­на ба­ба так ме­ня ко­чер­гой по го­лове ог­ре­ла, что моз­ги на­ружу по­вылез­ли. Ви­дишь: на за­тыл­ке они уже за­сыха­ют.

— Ай-яй, ку­ма, так те­бе, ста­ло быть, еще по­чище мо­его дос­та­лось, — по­жалел ли­су волк. — Са­дись-ка мне на спи­ну, я те­бя под­не­су нем­но­го, нам меш­кать нель­зя. Слы­шишь: со­баки ла­ют. На­падут на след, до­гонят, еще ху­же бу­дет. Бе­жим, ку­ма!

— Ох, ку­манек, доб­рое у те­бя сер­дце! — го­ворит ли­са. — До­неси ме­ня до но­ры, там я, мо­жет, от­ле­жусь. А не то ко­нец м“ е, сил мо­их боль­ше нет, са­мой до до­му не доб­рать­ся. По­садил волк ли­су се­бе на спи­ну и по­тащил­ся по глу­боко­му сне­гу. Си­дит ли­са на спи­не у вол­ка и шеп­чет:

— Би­тый не­бито­го не­сет, би­тый не­бито­го не­сет! Ус­лы­шал волк: шеп­чет что-то ли­са — и спра­шива­ет:

— Ты о чем, ку­ма? — Мо­люсь я, — от­ве­ча­ет ли­са и вслух про­дол­жа­ет: — Би­тый би­того не­сет. Пле­тет­ся волк даль­ше, а ли­са опять шеп­чет: — Би­тый не­бито­го не­сет, би­тый не­бито­го не­сет! Так це­лехонь­кая ли­са на из­би­том вол­ке до сво­ей но­ры доб­ра­лась.