Как звери бежали да в яму угодили

Под на­сес­том в за­город­ке бы­ла боль­шая на­воз­ная ку­ча. Ра­зог­релся на­воз в ку­че и стал ды­мить­ся. Ночью за­мети­ла ку­рица ды­мок и по­дума­ла: “Ба­тюш­ки! Не зем­ля ли за­горе­лась?! Вро­де бы го­реть боль­ше не­чему!” Ис­пу­галась ку­рица, за­кудах­та­ла. Прос­нулся пе­тух:

— Что за бе­да, что за бе­да? Ночью и то от те­бя по­кою нет.

— Брось бол­тать! Не ви­дишь раз­ве: зем­ля го­рит, про­пали мы! — Пос­той-ка, и впрямь ды­мит­ся что-то. Слу­шай, же­на, уж не ты ли в этом ви­нова­та?

— Ты с ума спя­тил! Бу­дешь еще ви­нова­того ис­кать! Бе­жим ско­рее, не то сго­рим! Раз­бу­дили они цып­лят и по­бежа­ли все вмес­те. На опуш­ке ле­са встре­тили зай­ца.

— Ку­да вы в та­кую рань? — уди­вил­ся за­яц.

— Зем­ля го­рит, зем­ля го­рит! Моя же­на в этом ви­нова­та.

— Да не­уж­то прав­да?

— Прав­да, прав­да! Моя же­на в этом ви­нова­та.

— Ох, бра­тец, ес­ли так, то и я с ва­ми по­бегу. Бе­гут они даль­ше, навс­тре­чу — ли­са.

— Ку­да вы в та­кую рань?

— Ох, ку­ма, зем­ля го­рит, зем­ля го­рит! Моя же­на в этом ви­нова­та.

— Да не­уж­то прав­да? — ис­пу­галась ли­са.

— Прав­да, прав­да! Моя же­на в этом ви­нова­та.

— Раз так, меш­кать нель­зя. Бе­жим быс­трее, я вмес­те с ва­ми. Бе­гут они даль­ше, навс­тре­чу — мед­ведь.

— Это ку­да ж вы так спе­шите?

— Бе­ги ско­рей, бе­ги ско­рей: зем­ля го­рит, по­лови­на уже сго­рела, а все из-за ку­рицы! А мед­ведь и в ус не ду­ет, пос­ме­ива­ет­ся над ни­ми:

— Прос­то­фили вы, прос­то­фили! Все вы друг дру­га сто­ите. Ну, по­казы­вай­те, где го­рит; пос­мотрим, что там та­кое. По­вер­ну­ли все на­зад и по­вели мед­ве­дя по­жар по­казы­вать. При­ходят на мес­то, ви­дят — прав мед­ведь, ни­чего не го­рит: хо­зя­ин то за это вре­мя весь на­воз вы­вез, толь­ко пус­тая за­город­ка ос­та­лась. Ку­рица с пе­тухом че­рез за­город­ку пе­реле­тели, а мед­ведь, ли­са да за­яц не зна­ли, что там глу­боко, как по­лез­ли, так — бух! — и про­вали­лись. И так и эдак про­бова­ли они выб­рать­ся, ви­дят — ни­чего не по­луча­ет­ся.

Как на грех, все трое ужас­но про­голо­дались. Ре­шили мед­ведь да ли­са зай­ца зад­рать, хо­чет он то­го или нет. Как ре­шили, так и сде­лали: ра­зор­ва­ли бед­ня­гу и съ­ели. Толь­ко ли­са-плу­тов­ка не все съ­ела, прип­ря­тала она за­ячьи киш­ки в уго­лок, а са­ма ря­дом с мед­ве­дем улег­лась. По­лежа­ла ли­са, по­лежа­ла, по­том вдруг вско­чила и что-то жу­ет.

— Эй, ты что там ешь? Ба, да это же киш­ки! Где ты их взя­ла? Я то­же хо­чу!

— Экий ты не­догад­ли­вый! Да я брю­хо се­бе рас­по­рола и свои киш­ки вы­тащи­ла. Сде­лай и ты так — все луч­ше, чем с го­лоду по­дыхать. Мед­ведь, глу­пец, рас­по­рол се­бе брю­хо да тут же и око­лел. Вдо­воль пос­ме­ялась ли­са над глу­пым мед­ве­дем, а там и из ямы выб­рать­ся су­мела.