Как звери лису судили

Од­нажды лев, царь зве­рей, соз­вал всех жи­вот­ных. Соб­ра­лись все зве­ри, и боль­шие и ма­лые, в наз­на­чен­ный срок, толь­ко ли­са не яви­лась. Она по ле­су рыс­ка­ла, до­бычу се­бе ис­ка­ла. На­до­ели зве­рям про­дел­ки ли­сы, под­ня­ли они страш­ный шум и по­жало­вались на нее ль­ву, ца­рю зве­рей. Рас­сердил­ся лев на ли­су и ве­лел при­вес­ти ее на суд. Сна­чала по­шел за ли­сой за­яц. Встре­тил он ее в боль­шом ле­су и ска­зал, чтоб она шла к ца­рю. Пос­ме­ялась ли­са над зай­цем и пош­ла сво­ей до­рогой. Пос­рамлен­ный за­яц вер­нулся к ца­рю и пе­редал все, что ли­са ска­зала. Царь еще пу­ще рас­сердил­ся и пос­лал за ней са­мого боль­шо­го ко­та. Кот ра­зыс­кал ли­су в кус­тах, где она спа­ла, и зак­ри­чал на нее:

— Что ты спишь, к ца­рю не идешь? Царь и все зве­ри ждут те­бя на суд. Пош­ла ли­са с ко­том, а по до­роге и го­ворит ему:

— Здесь не­пода­леку бо­гатый кресть­янин жи­вет. У не­го пог­реб бит­ком на­бит кол­ба­сами. Мы там мо­жем кол­баской по­лако­мить­ся. Ус­лы­хал это кот, об­лизнул­ся:

— Кол­баской за­кусить — это слав­но! По­казы­вай, где этот пог­реб! Ли­са при­вела ко­та к пог­ре­бу и по­каза­ла не­боль­шую ды­ру, в ко­торую кот еле-еле про­тис­нулся. Доб­рался кот до кол­ба­сы, ест — толь­ко за уша­ми тре­щит. Так на­бил се­бе брю­хо, что из пог­ре­ба выб­рать­ся не мо­жет. А ли­са по­бежа­ла к хо­зя­ину и ска­зала, что у не­го в пог­ре­бе нез­ва­ный гость кол­ба­су уп­ле­та­ет. Прих­ва­тил кресть­янин боль­шой прут и пос­пе­шил в пог­реб, да так ко­та от­хлес­тал, что тот еле-еле до ца­ря доп­лелся, чтоб рас­ска­зать о про­дел­ках ли­сы. Пос­лал царь за ли­сой вол­ка. Встре­тил волк ли­су на до­роге и за­рычал на нее:

— Ты что, с ума спя­тила — по­чему к ца­рю не идешь? Коль не явишь­ся, ра­зор­вут те­бя на клоч­ки.

— Да я уже иду к ца­рю, — от­ве­тила ли­са и пош­ла с вол­ком. Идут они, как доб­рые друзья, вдруг ли­са и го­ворит:

— Ес­ли бы кот ме­ня пос­лу­шал­ся и не стал есть кол­ба­су в пог­ре­бе, а вы­нес ее, то и с ним бы ни­чего не прик­лю­чилось, и я бы по­лучи­ла свою до­лю кол­ба­сы. Ты поп­ро­вор­нее ко­та, да­вай по­едим спер­ва, а по­том честь честью к ца­рю явим­ся. Волк по­ряд­ком про­голо­дал­ся и спо­рить не стал.

— Где же еда? — спра­шива­ет.

— Не­дале­ко, — от­ве­ча­ет ли­са, — я те­бя ту­да све­ду. Ес­ли хо­зя­ин по­явит­ся, я крик­ну, а ты пры­гай в сто­рону и ло­жись на бок, чтоб он те­бя не уви­дал. А то он те­бя не зна­ет и побь­ет че­го доб­ро­го. Под­ве­ла ли­са вол­ка к волчь­ей яме да как крик­нет:

— Хо­зя­ин идет! Хо­зя­ин идет! Ис­пу­гал­ся волк, прыг­нул в сто­рону и про­валил­ся в яму. По­бежа­ла ли­са к хо­зя­ину и ска­зала, что в за­пад­ню волк уго­дил. Вы­тащи­ли лю­ди вол­ка из ямы, нат­ра­вили на не­го со­бак да так его ду­бин­ка­ми из­би­ли, что волк не смог и до ца­ря дой­ти по­жало­вать­ся. А ли­са тем вре­менем ста­щила у кресть­яни­на ут­ку и унес­ла с со­бой. Не дож­дался царь вол­ка, пос­лал за ли­сой са­мого силь­но­го из зве­рей — мед­ве­дя.

По­шел мед­ведь. Ре­шил во что бы то ни ста­ло при­вес­ти ли­су. Ли­са, за­видев мед­ве­дя, сра­зу выш­ла ему навс­тре­чу и поз­до­рова­лась с ним поч­ти­тель­но, как с важ­ным ба­рином. Зак­ри­чал на нее мед­ведь:

— Где волк? Ли­са ему сми­рен­но от­ве­ча­ет:

— Шла я с вол­ком к ца­рю, а он про­голо­дал­ся, по­шел к со­седям по­есть да и про­пал, слов­но сквозь зем­лю про­валил­ся.

— Иди со мной на суд! — ряв­кнул на нее мед­ведь. С те­бя уже за то шку­ру сод­рать на­до, что столь­ко раз зва­ли, а ты не яв­ля­ешь­ся. Ли­са вок­руг мед­ве­дя вь­юном вь­ет­ся:

— Да не ви­нова­та я вов­се. За­яц боль­но глуп, с ним ид­ти не хо­тела. Кот за­лез к чер­тям в пог­реб, а волк ис­чез бог весть ку­да. С ва­ми я сме­ло к ца­рю пой­ду. Идут они, идут, вдруг ли­са как за­оха­ет.

— Что с то­бой? — спра­шива­ет мед­ведь.

— Жи­вот бо­лит, — сто­нет ли­са.

— С че­го бы это?

— Ме­дом объ­елась, — жа­лу­ет­ся ли­са, — от­то­го так и бо­лит. Уди­вил­ся мед­ведь:

— От ме­ду жи­вот ни­ког­да не бо­лит. Ес­ли зна­ешь, где мед, по­кажи, я то­же по­ем.

— Да вот он, — по­казы­ва­ет ли­са, — на ду­бе. Лезь, там най­дешь. Взоб­рался мед­ведь на дуб и при­нял­ся улей ра­зорять, а ли­са по­бежа­ла и рас­ска­зала все хо­зя­ину. Хо­зя­ин с ра­бот­ни­ками поз­вал со­бак и пог­нался за мед­ве­дем. Мед­ведь, еле жи­вой, убе­жал в лес, а ли­са тем вре­менем ста­щила гу­ся и бы­ла та­кова. Всю ночь про­сидел мед­ведь в ле­су и толь­ко ут­ром до­тащил­ся до ца­ря и по­жало­вал­ся на ли­су. На этот раз царь так рас­сердил­ся на ли­су, что ре­шил ее по­весить. По­сыла­ет царь за ли­сой то од­но­го зве­ря, то дру­гого, но ник­то не ре­ша­ет­ся ид­ти, все бо­ят­ся, что ли­са их на­ду­ет. Выз­ва­лась, на­конец, рысь ид­ти за ли­сой. Уви­дела ли­са рысь и при­киды­ва­ет, как бы и ее об­ма­нуть, но рысь на нее прик­рикну­ла:

— Мол­чи луч­ше, твой язы­чок вся­кий зна­ет, ме­ня ты не про­ведешь! Иди на суд. На этот раз те­бе спус­ку не да­дут — ви­сели­ца по те­бе пла­чет. Ско­ро твоя шку­ра на шу­бу пой­дет. Ли­са про се­бя бор­мо­чет:

— Вид­но, и впрямь на­до ид­ти на суд. А мо­жет стать­ся, что пе­ред смертью я еще шу­бу из тво­ей шку­ры по­ношу. Уви­дел ли­су лев да как ряв­кнет на нее:

— Ты, не­год­ни­ца, по­чему на суд не идешь? Ли­са по­кор­но от­ве­ча­ет:

— О ва­ше ве­личес­тво! Не при­ходи­ла я по­тому, что не знаю до­роги. За­яц боль­но глуп, на­бол­тал мне не­весть что; ко­та ле­ший в пог­реб за­тащил; волк в яму уго­дил; мед­ведь за ме­дом на дуб по­лез; рысь — са­мая ум­ная, она ме­ня вер­ной до­рогой ве­ла, вот я и приш­ла к ца­рю. Го­ворит лев:

— Все зве­ри на те­бя жа­лу­ют­ся. Жиз­ни от те­бя ни­кому нет, по­это­му ты бу­дешь по­веше­на. От­ве­ча­ет ли­са:

— Ес­ли уж ре­шили ме­ня по­весить, оп­равды­вать­ся не бу­ду, у ме­ня и в са­мом де­ле мно­го гре­хов на со­вес­ти. Я над зай­цем пос­ме­ялась, ко­та в пог­реб за­мани­ла, вол­ка — в за­пад­ню, а мед­ве­дя — на дуб к пче­лам; под шу­мок ста­щила я у кресть­яни­на ут­ку и гу­ся; и все, на что зве­ри жа­лова­лись, — чис­тая прав­да. Жаль толь­ко, что я рысь не су­мела про­вес­ти. Свя­зали зве­ри ли­су и по­тащи­ли к ви­сели­це. Под­ни­ма­ет­ся ли­са по лес­тни­це на ви­сели­цу и гром­ко го­ворит:

— На­до бы мне ца­рю об од­ном важ­ном де­ле ска­зать. Ус­лы­хал это лев, ве­лел ли­се сой­ти с ви­сели­цы и рас­ска­зать о сво­ем де­ле. Пок­ло­нилась ли­са ца­рю и го­ворит:

— Я сей­час ум­ру, так на что мне мои сок­ро­вища, ко­торые я с та­ким тру­дом на­копи­ла, все это я за­вещаю вам, ва­ше ве­личес­тво. Го­ворит лев:

— Что ж, по­кажи мне свои сок­ро­вища.

— Мои сок­ро­вища, — от­ве­ча­ет ли­са, — да­леко от­сю­да. Я очень за­мер­зла и вся дро­жу. Вот ес­ли бы рысь да­ла мне свою шу­бу, я бы мог­ла пой­ти. При­казал лев сод­рать с ры­си шку­ру и дал ее ли­се вмес­то шу­бы. На­дела ли­са шу­бу и го­ворит ры­си:

— Это за то, что не уда­лось мае те­бя по до­роге сю­да об­ма­нуть! По­вела ли­са ца­ря и всех зве­рей к сво­им сок­ро­вищам. Шли они, шли, ста­ло ли­се жар­ко, сня­ла она шу­бу и ве­лела вол­ку нес­ти ее. Так шли они до са­мого ве­чера. За­вела ли­са ца­ря и всех зве­рей в ча­щу, а са­ма сбе­жала — лес­ные тро­пин­ки то она луч­ше всех зна­ла. Что бы­ло де­лать ль­ву и всем зве­рям? Ра­зош­лись они кто ку­да. А ли­су так и не по­веси­ли — по сей день ры­щет она жи­ва и здо­рова по бе­лу све­ту.