Отцова мудрость

Дав­ным-дав­но жил злю­щий-през­лю­щий ко­роль, ко­торый по— вся­кому му­чил сво­их под­данных. Из­дал од­нажды ко­роль указ о том, что всех ста­риков от­цов, ког­да они уже сов­сем ра­ботать не смо­гут, сы­новья дол­жны в лес от­во­зить — пусть там по­мира­ют, тог­да в ко­ролевс­тве боль­ше хле­ба бу­дет. И вот каж­дый, у ко­го отец сос­та­рил­ся, от­во­зит ста­рика в лес и ос­тавля­ет там.

Как-то зи­мой соб­рался один кресть­янин от­везти сво­его ста­рика от­ца в лес. По­садил его на сан­ки, при­вязал, чтоб не сва­лил­ся, и в лес по­тащил, а ста­риков вну­чонок за ним увя­зал­ся. Заш­ли они пог­лубже в лес, ре­шил кресть­янин ос­та­вить здесь от­ца и до­мой вер­нуть­ся, да маль­чон­ка про­сит:

— Не бро­сай сан­ки! Возь­ми их до­мой!

— За­чем те­бе сан­ки-то по­надо­бились? — спра­шива­ет кресть­янин. А сы­ниш­ка ему и от­ве­ча­ет:

— На чем же я те­бя в лес све­зу, ког­да ты сос­та­ришь­ся?

Тут кресть­янин и при­заду­мал­ся: “Ведь и я ста­рым бу­ду, а ну как и ме­ня вот так же в лес от­ве­зут и бро­сят. Не­гоже мне сво­его ста­рика здесь ос­тавлять”. Ду­мал он, ду­мал, а по­том взял и по­вез от­ца до­мой. При­вел ста­рика в пог­реб и го­ворит:

— Тут те­перь бу­дешь жить. Каж­дый день кресть­янин при­носил от­цу еду; так и за­жил ста­рик в пог­ре­бе, и ник­то об этом не знал. И вот вы­дал­ся та­кой год, ког­да во всем ко­ролевс­тве на­чал­ся страш­ный го­лод. Ни у ко­го не ос­та­лось ржи на по­сев, а на про­корм — и по­дав­но. Стал кресть­янин при­носить от­цу хле­ба все мень­ше и мень­ше. Тер­пел ста­рик, тер­пел, да как-то раз и спра­шива­ет сы­на:

— По­нача­лу ты мне хле­ба боль­ше да­вал, а те­перь все мень­ше и мень­ше. С че­го бы это? Рас­ска­зал кресть­янин от­цу все про го­лод, про то, что ни у ко­го нет боль­ше ни зер­нышка ржи — ни на хлеб, ни на по­сев. По­думал ста­рик, по­думал и го­ворит сы­ну:

— Сде­ри-ка ты с на­шего ста­рого ови­на кров­лю да об­мо­лоти со­лому еще ра­зок, зер­но по­сей, вот и бу­дет у те­бя хлеб.

Вы­шел кресть­янин во двор и при­заду­мал­ся, как же быть-то. Об­ди­рать кров­лю, нет ли, да и най­дет­ся ли в той со­ломе хоть зер­нышко? А го­лод все пу­ще лю­ту­ет. Ре­шил­ся кресть­янин: обод­рал кров­лю, об­мо­лотил со­лому и наб­рал — се­бе на ди­во — це­лых два си­ека ржи, ко­торую тут же и по­се­ял. А на сле­ду­ющий год, ког­да ни у ко­го и ко­лос­ка не бы­ло, рожь у не­го вы­рос­ла та­кая — лю­бо-до­рого гля­деть. Весть о том, что у од­но­го хо­зя­ина есть рожь, раз­неслась вско­ре по всей стра­не и дош­ла до са­мого ко­роля. При­казал ко­роль поз­вать кресть­яни­на во дво­рец. Де­лать не­чего, приш­лось кресть­яни­ну ид­ти. Спра­шива­ет его ко­роль:

— Где ты ржи на по­сев дос­тал, — ведь во всем ко­ролевс­тве ни зер­нышка не ос­та­лось? Не хо­телось кресть­яни­ну прав­ду го­ворить, ду­мал — нес­добро­вать ему, ес­ли уз­на­ет ко­роль, что он ста­рика от­ца в ле­су не бро­сил. Од­на­ко ви­дит — не вы­вер­нуть­ся ему, и рас­ска­зал ко­ролю все про ста­рика, про то, как отец ве­лел обод­рать кров­лю с ови­на. При­заду­мал­ся тут ко­роль и с той по­ры не зас­тавлял уж ста­риков в лес от­во­зить — пусть се­бе жи­вут, по­ка са­ми не пом­рут.