Скаредный барин

Жил не­ког­да нес­лы­хан­но бо­гатый ба­рин. И та­кой он ска­ред­ный был, что же­нить­ся опа­сал­ся: же­на, мол, есть мно­го бу­дет; та­кую же, чтоб сов­сем не ела, ниг­де ведь и не сы­щешь.

А в той же во­лос­ти у од­но­го бед­ня­ка бы­ла рас­кра­сави­ца доч­ка. И каж­дое ут­ро, ок­на про­тирая, она рот ра­зева­ла; ви­дать, уж та­кая при­выч­ка у нее бы­ла. Слу­чилось од­нажды ба­рину ми­мо ехать, ког­да она ок­на про­тира­ла. Он и спра­шива­ет:

— Ты че­го рот ра­зину­ла?

— А! Отец-то у ме­ня ни­щий. Вот я воз­дух и хва­таю, тем и кор­млюсь, — от­ре­зала де­вица.

— Вот это да! — вос­клик­нул ба­рин. — Раз ты воз­ду­хом кор­мишь­ся, бу­дешь мне хо­рошей же­ной! Лад­но, сог­ла­силась де­вица. И в сле­ду­ющее вос­кре­сенье по­еха­ли они вен­чать­ся.

Вер­ну­лись из цер­кви, а на обед им по­дали двух жа­реных уток. И что же? На­кину­лась мо­лодая же­на на уток да и уп­ле­ла их — му­жу ни­чего не ос­та­вила. Вот жа­лость-то ка­кая! Уви­дал ба­рин, ка­кого едо­ка в свой дом при­вел, и тот­час же с го­ря за­болел, да так тяж­ко, что приш­лось за ле­карем пос­лать. При­шел ле­карь и спра­шива­ет:

— Что бо­лит? А боль­ной с го­ря-то уж и го­ворить не мо­жет, ле­печет с тру­дом:

— Съе-съе-съе-ла два, два! Ни­чего ле­карь по­нять не мо­жет, спра­шива­ет же­ну:-

— Да что это с ним, о чем он?

— Он хо­чет ска­зать, — от­ве­ча­ет же­на, — что уми­ра­ет и от­ка­зыва­ет мне два сво­их се­ла в нас­ледс­тво. Ус­лы­хал это ба­рин, еще боль­ше разъ­ярил­ся и вправ­ду от злос­ти по­мер. А мо­лодой же­не два се­ла дос­та­лись, и за­жила она счас­тли­во.