Столик накройся

Бы­ло у од­но­го че­лове­ка три сы­на. Не­бога­то он жил, но сы­новей вы­рас­тить су­мел. Толь­ко ког­да сы­новья ста­ли взрос­лы­ми, не хва­тило на всех в от­чем до­ме ни хле­ба, ни ра­боты. И ре­шил стар­ший сын, что пой­дет он по бе­лу све­ту бро­дить, ра­боты да счастья се­бе ис­кать. Про­сит он от­ца:

— От­пусти ме­ня, отец. По бе­лу све­ту поб­ро­жу, счастья по­ищу. От­пустил его отец: до­ма-то все рав­но на всех ра­боты нет. Ушел стар­ший сын из до­ма. И там и сям ис­кал он ра­боту, ниг­де най­ти не мо­жет. Бре­дет он все даль­ше и даль­ше и встре­ча­ет, на­конец, по до­роге се­дого ста­рич­ка.

— Ку­да путь дер­жишь, сы­нок? — спра­шива­ет ста­ричок.

— Да вот по бе­лу све­ту хо­жу, ра­боту ищу. Толь­ко ниг­де ее нет, ра­боты-то. Я бы хоть в бат­ра­ки по­шел, — от­ве­ча­ет па­рень. А ста­ричок ему го­ворит:

— Мог бы я те­бя бат­ра­ком взять, толь­ко с ус­ло­ви­ем, что ты сог­ла­сишь­ся на ту пла­ту, ко­торую я те­бе дам, ког­да год от­ра­бота­ешь. Ду­ма­ет сын: “Что же де­лать? Ид­ти в бат­ра­ки или не ид­ти?” Толь­ко ведь го­лод не тет­ка, а ни хле­ба, ни ра­боты ему ниг­де не най­ти. Сог­ла­сил­ся па­рень ид­ти к ста­рику в бат­ра­ки за ту пла­ту, что ста­ричок ему по­ложит. Чес­тно от­ра­ботал сын у ста­рич­ка це­лый год, и дал ему ста­ричок ма­лень­кий сто­лик, го­воря:

— Это те­бе за год ра­боты. Как есть за­хочешь, толь­ко ска­жи: “Сто­лик, нак­рой­ся!” И на сто­лике по­явят­ся вся­кие яс­тва, ка­кие толь­ко по­жела­ешь. Об­ра­довал­ся сын, взял вол­шебный сто­лик и до­мой за­торо­пил­ся. Уж очень ему хо­телось по­казать сво­им брать­ям и от­цу, что он в лю­дях за­рабо­тал. Шел он, шел со сто­ликом за спи­ной, но от ста­рика до род­но­го до­ма бы­ло да­леко. Зас­тигла его в до­роге ночь, за­шел па­рень в ка­кую-то из­бу и поп­ро­сил­ся пе­рено­чевать. Сна­чала не хо­тел хо­зя­ин его пус­кать, а по­том ре­шил — пусть пе­рено­чу­ет. Ви­дит хо­зя­ин, что у пар­ня ни­чего с со­бой нет, кро­ме сто­лика, и ду­ма­ет: “Что это он сто­лик с со­бой тас­ка­ет?”

— За­чем это ты сто­лик с со­бой тас­ка­ешь? — спра­шива­ет хо­зя­ин.

— Это не прос­той сто­лик! — от­ве­ча­ет сын. — Ес­ли мне что-ни­будь нуж­но, я толь­ко ска­жу: “Сто­лик, нак­рой­ся!” — и сра­зу на сто­лике по­явит­ся все, что ду­ше угод­но.

Ус­лы­хал это хо­зя­ин и по­думал: “Та­кой сто­лик и мне бы при­годил­ся”. По­думал он так, а ког­да сын ус­нул, ста­щил сто­лик, а на его мес­то обык­но­вен­ный пос­та­вил. На­ут­ро сын встал, взял сто­лик и по­шел до­мой. Вхо­дит он в из­бу и го­ворит от­цу:

— По­зови-ка всех род­ных и со­седей, я им свой сто­лик по­казать хо­чу!

Соз­вал отец род­ных и со­седей. Ког­да все соб­ра­лись, внес сын свой сто­лик в из­бу и го­ворит:

— Сто­лик, нак­рой­ся! Но все зря: не нак­ры­ва­ет­ся сто­лик. Так и ра­зош­лись гос­ти, не дож­давшись ни­каких чу­дес. Вы­ходит, не за­рабо­тал ни­чего стар­ший сын в лю­дях и счастья сво­его не на­шел. Че­рез не­кото­рое вре­мя ре­шил сред­ний сын, что на­до ему пой­ти по бе­лу све­ту поб­ро­дить, счастья по­ис­кать. Не хо­тел отец его от­пускать: что, мол, он там де­лать бу­дет? Стар­ший брат хо­дил по бе­лу све­ту, а ни­чего не за­рабо­тал. Но по­том все же от­пустил отец сред­не­го сы­на: лад­но уж, пусть идет, ра­боты да счастья по­ищет.

Шел сред­ний сын, шел, и ниг­де для не­го нет ни хле­ба, ни ра­боты. На­конец встре­тил то­го са­мого ста­рич­ка, у ко­торо­го стар­ший сын в бат­ра­ках был.

— Ку­да, сы­нок, путь дер­жишь? — спра­шива­ет ста­ричок.

— Да вот, ра­боту ищу, — от­ве­ча­ет па­рень, — мне бы хоть в бат­ра­ки на­нять­ся.

— Мог бы я те­бя бат­ра­ком взять, — го­ворит ста­рик, — но толь­ко с ус­ло­ви­ем: дол­жен ты сог­ла­сить­ся на ту пла­ту, ко­торую я те­бе по­ложу, ког­да год у ме­ня от­ра­бота­ешь. За­думал­ся сред­ний сын, что же ему де­лать: ид­ти в бат­ра­ки за та­кую пла­ту или не ид­ти? И ре­шил па­рень пой­ти в бат­ра­ки. Год он чес­тно про­рабо­тал у ста­рика. А ког­да по­ложен­ный срок кон­чился, вхо­дит в из­бу ста­ричок и ба­раш­ка ве­дет.

— Вот те­бе, — го­ворит, — пла­та за ра­боту. Ког­да те­бе бу­дут нуж­ны день­ги, толь­ко ска­жи ба­раш­ку: “Жуй, ба­рашек!” Ба­рашек нач­нет же­вать да вып­ле­вывать зо­лотые ду­каты.

Об­ра­довал­ся сред­ний сын ба­раш­ку. Ре­шил он, не меш­кая, вер­нуть­ся до­мой и по­казать, что за­рабо­тал. Шел он, шел, но от ста­рика до род­но­го до­ма да­леко. Зас­тигла его в до­роге ночь. За­шел он в ка­кую-то из­бу и поп­ро­сил­ся пе­рено­чевать. И на­до же — по­пал он в тот же дом, где но­чевал его брат и где хо­зя­ин сто­лик у не­го ук­рал. Пус­тил хо­зя­ин пар­ня пе­рено­чевать. При­вел его в гор­ни­цу и го­ворит:

— Вот здесь и ло­жись. Толь­ко за­чем ты сво­его ба­раш­ка в гор­ни­цу за со­бой по­тащил? Не по­думал сред­ний брат ни­чего пло­хого и от­ве­ча­ет:

— Это не прос­той ба­рашек. Ког­да мне день­ги нуж­ны бу­дут, я ему толь­ко ска­жу: “Жуй, ба­рашек!” — и нач­нет он же­вать да зо­лотые ду­каты вып­ле­вывать.

По­думал хо­зя­ин, что и ему та­кой ба­рашек очень бы при­годил­ся. Ког­да па­рень ус­нул, хо­зя­ин пос­пе­шил в хлев, пой­мал од­но­го из сво­их ба­ранов и под­су­нул его вмес­то вол­шебно­го ба­раш­ка. Ут­ром сред­ний сын прос­нулся и за­торо­пил­ся до­мой. Во­шел он с ба­раш­ком в из­бу и ве­лел от­цу соз­вать род­ных: он, мол, их ода­рить же­ла­ет. Отец сна­чала не хо­тел гос­тей звать: опять ос­ра­мить­ся мож­но. Но сын на сво­ем сто­ит: зо­ви и все тут!

Лад­но. Соз­вал отец род­ных. Ког­да все соб­ра­лись, при­вел сред­ний сын в из­бу сво­его ба­раш­ка и го­ворит:

— Жуй, ба­рашек! Но не жу­ет ба­рашек и не вып­ле­выва­ет зо­лотых ду­катов. Так и не дож­да­лись гос­ти чу­да, приш­лось им ни с чем по до­мам ра­зой­тись.

Че­рез не­кото­рое вре­мя ре­шил млад­ший сын бе­лый свет пос­мотреть. Но отец и слы­шать об этом не хо­чет: за­чем по све­ту бро­дить? Ни­чего, дес­кать, он там хо­роше­го не най­дет. Вон стар­шие братья, хоть и по­силь­нее его, и то ни­чего не за­рабо­тали. Но очень уж сы­ну хо­телось на бе­лый свет пог­ля­деть. В кон­це кон­цов от­пустил его отец: пусть идет, ко­ли так хо­чет. Бро­дит млад­ший сын по бе­лу све­ту, ищет ра­боту, но все ни­как най­ти не мо­жет. На­конец встре­тил и он по до­роге ста­рич­ка.

— Ку­да, сы­нок, путь дер­жишь? — спра­шива­ет ста­ричок.

— Да вот, ра­боту ищу, — от­ве­ча­ет па­рень, — а най­ти ни­как не мо­гу. Я бы хоть в бат­ра­ки по­шел.

— Мог бы я те­бя бат­ра­ком взять, — го­ворит ста­ричок, — толь­ко ус­ло­вие у ме­ня та­кое: дол­жен ты сог­ла­сить­ся на ту пла­ту, ко­торую я те­бе по­ложу, ког­да год у ме­ня от­ра­бота­ешь. По­думал млад­ший сын и ре­шил ос­тать­ся у ста­рика. Че­го ж ему еще ис­кать? Ра­боты все рав­но ниг­де не най­ти, а есть-то на­до. При­вел ста­рик пар­ня к се­бе и ра­боту дал. От­слу­жил млад­ший сын у ста­рика це­лый год. Ког­да год ми­новал, дал ста­рик пар­ню ду­бин­ку и го­ворит:

— Вот те­бе ду­бин­ка. Толь­ко ты ска­жешь: “Ду­бин­ка, бей!” — бу­дет она ко­лотить, не пе­рес­та­вая. Ка­кую пла­ту да­ют, с той и сог­ла­сил­ся млад­ший сын. Взял ду­бин­ку и до­мой по­шел. Зас­тигла его в пу­ти ночь, и приш­лось ему ос­та­новить­ся на ноч­лег в том же до­ме, где но­чева­ли его, стар­шие братья. Хо­зя­ин охот­но пус­тил его пе­рено­чевать. Кто зна­ет, что у это­го пар­ня есть! При­метил хо­зя­ин, что млад­ший сын зах­ва­тил в из­бу свою ду­бин­ку и бе­реж­но об­хо­дит­ся с ней, — Что это ты ду­бин­ку всю­ду за со­бой тас­ка­ешь? — спра­шива­ет он пар­ня.

— Этой ду­бин­ке на­до толь­ко ска­зать: “Ду­бин­ка, бей!” — и нач­нет она ко­лотить, не пе­рес­та­вая. Эта ду­бин­ка мне очень нуж­на. По­думал хо­зя­ин, что и ему бы та­кая ду­бин­ка при­годи­лась, и ре­шил ее ук­расть. Толь­ко млад­ший сын ус­нул, хо­зя­ин под­ме­нил ду­бин­ку, а сам ду­ма­ет: “Ко­ли сто­лик с ба­раш­ком та­кое тво­рят, то от ду­бин­ки, вер­но, еще боль­ше­го чу­да жди!” Ре­шил тут же ис­про­бовать ду­бин­ку и при­казал: “Ду­бин­ка, бей!” Ду­бин­ка прыг ему на спи­ну и да­вай его оха­живать. Тер­пел хо­зя­ин, тер­пел, да не вы­тер­пел, при­бежал в ком­на­ту к млад­ше­му сы­ну и кри­ком кри­чит:

— Уй­ми ее! Тут млад­ший сын смек­нул, ку­да де­вались за­рабо­тан­ные брать­ями ве­щи, и спра­шива­ет хо­зя­ина:

— Где сто­лик, где ба­рашек? От­да­вай все, тог­да уй­му!

— Уй­ми, — мо­лит хо­зя­ин, — все от­дам, толь­ко уй­ми! От­дал он и сто­лик, и ба­раш­ка. При­казал тог­да млад­ший сын ду­бин­ке ос­та­вить хо­зя­ина в по­кое. Взял млад­ший сын сто­лик, ба­раш­ка и ду­бин­ку, вер­нулся до­мой и го­ворит от­цу:

— Зо­ви гос­тей!

— Не ста­ну я гос­тей звать! Опять по­зора не обе­решь­ся, — от­ве­ча­ет отец. Но млад­ший сын нас­то­ял на сво­ем, и соз­вал отец гос­тей. Ког­да все соб­ра­лись, внес млад­ший сын сто­лик и го­ворит:

— Сто­лик, нак­рой­ся!

И тот­час же по­яви­лись на сто­лике до­рогие ви­на и ла­комые ку­шанья. Гос­ти ели, пи­ли и ди­ву да­вались, гля­дя на вол­шебный сто­лик. А ког­да все на­елись, млад­ший сын при­вел из хле­ва ба­раш­ка и го­ворит:

— Жуй, ба­рашек! И тут же стал ба­рашек вып­ле­вывать зо­лотые ду­каты. От удив­ле­ния гос­ти рты по­рази­нули. Ода­рил млад­ший сын всех зо­лоты­ми ду­ката­ми. Так они раз­бо­гате­ли и по сей день жи­вут счас­тли­во на те ду­каты, что ба­рашек вып­лю­нул.