Кузнец и феи

В Ко­нис­галле на ос­тро­ве Ай­лей жил ког­да-то куз­нец по име­ни Алес­дер Мак-Икерн, а по проз­ви­щу Алес­дер Силь­ная Ру­ка. Жил он поб­ли­зос­ти от сво­ей куз­ни­цы в ка­мен­ной хи­жине. Же­на его умер­ла от ро­дов и ос­та­вила ему единс­твен­но­го сы­на Ней­ла. Нейл был юно­ша смир­ный, не­высо­кий, с за­дум­чи­выми гла­зами. Он хо­рошо по­могал от­цу в куз­ни­це и обе­щал стать ис­кусным мас­те­ром. Со­седи со­вето­вали Алес­де­ру по­луч­ше смот­реть за сы­ном, по­ка он не ста­нет взрос­лым. Ведь «ма­лень­кий на­родец» охот­нее все­го по­хища­ет та­ких юно­шей, как он. Феи уно­сят их в Стра­ну Све­та и уже не от­пуска­ют, зас­тавляя пля­сать, по­ка нес­час­тные не доп­ля­шут­ся до смер­ти.
Алес­дер пос­лу­шал­ся со­вета со­седей и стал каж­дый ве­чер вы­веши­вать над дверью сво­его до­мика вет­ку ря­бины. Ведь ря­бина — на­деж­ная за­щита от чар «ма­лень­ко­го на­род­ца».
Но вот од­нажды приш­лось Алес­де­ру уй­ти по де­лу. Он со­бирал­ся вер­нуть­ся до­мой толь­ко на дру­гой день и пе­ред ухо­дом на­казал сы­ну:
— Смот­ри не за­будь нын­че ве­чером по­весить вет­ку ря­бины пе­ред вход­ной дверью, а не то «ма­лень­ким на­родец» за­тащит те­бя к се­бе.
Нейл, кив­нув, ска­зал, что не за­будет, и Алес­дер Силь­ная Ру­ка ушел.
Пос­ле его ухо­да Нейл под­мел пол в ком­на­те, по­до­ил ко­зу, по­кор­мил кур, по­том за­вер­нул в тря­пицу пол­дю­жины ле­пешек из ов­ся­ной му­ки да ку­сок козь­его сы­ра и ушел в го­ры. Там он лю­бил бро­дить, чувс­твуя, как гнет­ся под но­гами уп­ру­гий ве­реск, и слу­шать жур­чанье ру­чей­ков, что сте­ка­ют с гор­но­го скло­на.
За­шел он к тот день да­леко. Брел се­бе да брел, про­голо­дав­шись, за­кусы­вал ов­ся­ными ле­пеш­ка­ми и козь­им сы­ром, а ког­да уже стем­не­ло, вер­нулся до­мой, еле во­лоча но­ги. Бро­сил­ся на свою кро­вать в уг­лу и сра­зу же зас­нул. Про на­каз от­ца он сов­сем по­забыл и не по­весил над дверью вет­ки ря­бины.
На дру­гой день куз­нец вер­нулся до­мой, и что же он уви­дел? Вход­ная дверь от­кры­та нас­тежь, огонь в оча­ге не го­рит, пол не под­ме­тен, ко­за не до­ена, пе­тух и ку­ры по кор­мле­ны. Он стал гром­ко звать сы­на — хо­тел спро­сить, по­чему тот си­дел сло­жа ру­ки. И вдруг в уг­лу, где сто­яла кро­вать Ней­ла, заз­ву­чал сла­бый, тон­кий и ка­кой-то стран­ный го­лосок:
— Я здесь, отец, — еще не встал с пос­те­ли. За­болел я… При­дет­ся мне ле­жать, по­ка не поп­равлюсь.
Алес­дер очень встре­вожил­ся, а ког­да по­дошел к кро­вати, ужас­нулся — сы­на его уз­нать нель­зя бы­ло! Он ле­жал под оде­ялом блед­ный, ис­ху­далый. Ли­цо его по­жел­те­ло, пок­ры­лось мор­щи­нами — сло­вом, ка­залось, что это не юно­ша, а ста­ричок.
Так Нейл про­лежал нес­коль­ко дней, и луч­ше ему не ста­нови­лось, хо­тя он ел, как об­жо­ра, — ел це­лый день нап­ро­лет, без пе­редыш­ки, и все ни­как на­сытить­ся не мог.
Алес­дер не знал, что де­лать. Но как-то раз к не­му за­шел один ста­рец, что слыл че­лове­ком муд­рым и мно­гоз­на­ющим. Куз­нец об­ра­довал­ся гос­тю, на­де­ясь, что тот раз­бе­рет­ся в бо­лез­ни Ней­ла. И он стал рас­ска­зывать стар­цу, ка­кая на­пасть прик­лю­чилась с юно­шей, а тот вни­матель­но слу­шал и вре­мена­ми ки­вал го­ловой. На­конец Алес­дер за­кон­чил свой рас­сказ и вмес­те с гос­тем ос­мотрел Ней­ла. По­том оба они выш­ли из до­ма, и ста­рец ска­зал:
— Ты спра­шива­ешь ме­ня, чем хво­ра­ет твой сын, а я ска­жу те­бе, что это вов­се не твой сын. Ней­ла под­ме­нили. Его по­хитил «ма­лень­кий на­родец», ког­да те­бя не бы­ло до­ма, а вмес­то не­го ос­та­вил под­ме­ныша.
Куз­нец смот­рел на стар­ца в от­ча­янии.
— Ох, что же де­лать? — спро­сил он. — И не­уж­то мне боль­ше ни­ког­да не ви­дать сво­его сы­на?
— Я ска­жу те­бе, что ты дол­жен сде­лать, — от­ве­тил ста­рец. — Но сна­чала на­до уз­нать на­вер­ное, что на кро­вати тво­его сы­на и впрямь под­ме­ныш ле­жит… Иди до­мой и на­бери столь­ко пус­тых я­ич­ных скор­лу­пок, сколь­ко най­дешь. Ос­то­рож­но раз­ло­жи их на ви­ду у под­ме­ныша, на­лей в скор­лупки во­ды, а по­том бе­ри их в ру­ки од­ну за дру­гой и не­си с та­ким ви­дом, слов­но они очень тя­желые. А ког­да по­дой­дешь к оча­гу, опять-та­ки как мож­но ос­то­рож­нее раз­ло­жи их пе­ред ог­нем.
Алес­дер ре­шил пос­лу­шать­ся стар­ца и вер­нулся до­мой. Там он в точ­ности вы­пол­нил его со­вет. И вдруг с кро­вати в уг­лу до не­го до­нес­ся скри­пучий смех и прон­зи­тель­ный го­лосок то­го, ко­го куз­нец при­нимал за сво­его сы­на:
— Мне уже во­семь­сот лет стук­ну­ло, но та­кого я в жиз­ни не ви­дывал!
Алес­дер сей­час же по­шел к стар­цу, и тот ска­зал:
— Ну, боль­ше сом­не­вать­ся не­чего — тво­его сы­на под­ме­нили. Те­перь ты как мож­но ско­рее от­де­лай­ся от под­ме­ныша, а по­том я те­бя на­учу, как ра­зыс­кать сы­на. Раз­ве­ди жар­кий огонь пе­ред кро­ватью под­ме­ныша. Он спро­сит те­бя: «За­чем это?» А ты ска­жи: «Сей­час уви­дишь!» и тут хва­тай его и бро­сай в огонь. Он тог­да уле­тит в ды­мовую ды­ру в кры­ше.
Куз­нец опять вер­нулся до­мой и сде­лал так, как со­вето­вал ста­рец. Он раз­вел огонь пе­ред кро­ватью под­ме­ныша, и тот спро­сил прон­зи­тель­ным, тон­ким го­лос­ком:
— За­чем это?
— Сей­час уви­дишь! — от­ве­тил куз­нец.
Схва­тил под­ме­ныша и бро­сил его в огонь. Под­ме­ныш прон­зи­тель­но взвиз­гнул, под­прыг­нул на сво­их жел­тых нож­ках и вмес­те с ды­мом вы­летел пря­мо че­рез ды­ру в кры­ше. Тут его и след прос­тыл.
— А те­перь что мне де­лать? — спро­сил Алес­дер стар­ца. — На­до мне не­мед­ля отыс­кать сы­на.
— Сы­на тво­его феи за­тащи­ли вон в тот ок­руглый зе­леный бу­гор, — от­ве­тил ста­рец и по­казал паль­цем на по­рос­ший тра­вой хол­мик за до­мом куз­не­ца. — Там внут­ри они и жи­вут. В ночь сле­ду­юще­го пол­но­луния бу­гор от­кро­ет­ся, и тог­да сту­пай ту­да ис­кать сы­на. Возь­ми с со­бой Свя­щен­ное пи­сание, кин­жал и пе­туха и вой­ди в бу­гор. Ты ус­лы­шишь пенье и ве­селый шум, уви­дишь пляс­ки и ос­ле­питель­ный свет. А что­бы бу­гор за то­бой не зам­кнул­ся, вот­кни свой кин­жал в зем­лю у вхо­да — феи ведь не сме­ют кос­нуть­ся хо­лод­ной ста­ли, что вы­кова­на люд­ски­ми ру­ками. По­том сту­пай впе­ред сме­ло и без вся­кого стра­ха — свя­тая кни­га ох­ра­нит те­бя от всех опас­ностей. Ско­ро ты вой­дешь в прос­торную па­лату и в ее кон­це уви­дишь, как сын твой ра­бота­ет за на­коваль­ней. «Ма­лень­кий на­родец» ста­нет те­бя расс­пра­шивать, а ты ска­жи, что при­шел за сво­им сы­ном и без не­го не уй­дешь.
За­тем ста­рец прос­тился с куз­не­цом, а тот поб­ла­года­рил его и по­желал ему счастья.
На­до ска­зать, что Алес­дер был не толь­ко си­лач, но и храб­рец, и он с не­тер­пе­ни­ем ждал, ког­да ему мож­но бу­дет пой­ти на по­ис­ки Ней­ла. Лу­на бы­ла на ущер­бе. Каж­дый день она умень­ша­лась, по­том ис­чезла, по­том по­яви­лась опять. И ког­да на­конец нас­та­ло пол­но­луние, куз­нец вы­шел из до­ма и за­шагал к зе­лено­му буг­ру на гор­ном скло­не. Кин­жал в нож­нах ви­сел у не­го на по­ясе, за па­зухой он нес свя­тую кни­гу, а под мыш­кой — креп­ко спя­щего пе­туха.
Вско­ре Алес­дер по­дошел к буг­ру, и ему по­чуди­лось, буд­то от­ту­да до­носит­ся нег­ромкое пе­ние и ве­селый шум. Он стал ждать у под­но­жия буг­ра, а пе­ние зву­чало все гром­че и гром­че, и вдруг бу­гор от­крыл­ся, и от­ту­да брыз­нул яр­кий свет. Алес­дер вско­чил, вых­ва­тил кин­жал из но­жен и, дро­жа, вот­кнул его в зем­лю у вхо­да в Стра­ну Фей, как ему и на­казы­вал ста­рец. По­том сме­ло по­шел на яр­кий свет. Свя­тую кни­гу он креп­ко при­жимал к гру­ди, а пе­туха нес под мыш­кой ле­вой ру­ки.
И вот он уви­дел тол­пу фей и их кол­дов­ские пляс­ки, опас­ные для лю­дей. Ведь смер­тный, ес­ли он по­падет к фе­ям, по­нево­ле бу­дет пля­сать с ни­ми до упа­ду, по­ка вдруг не очу­тит­ся на хо­лод­ном гор­ном скло­не, дрях­лый, оди­нокий.
Уви­дел куз­нец и сво­его сы­на. Блед­ный, с бе­зум­ны­ми гла­зами, Нейл ко­вал что-то на вол­шебной на­коваль­не, пос­ре­ди тол­пы фей в зе­леных одеж­дах.
А феи, как толь­ко за­мети­ли нез­ва­ного гос­тя, тол­пой бро­сились к не­му, что­бы уз­нать, как это смер­тный пос­мел вор­вать­ся в их вла­дения. Но ни од­на не мог­ла приб­ли­зить­ся к Алес­де­ру и за­чаро­вать его — куз­не­ца ох­ра­няла свя­тая кни­га. И вот он пос­мотрел на сы­на и крик­нул:
— Рас­колдуй­те мо­его сы­на и от­пусти­те до­мой к сво­им!
Нейл ус­лы­шал го­лос Алес­де­ра и вздрог­нул. Он уз­нал от­ца и шаг­нул к не­му, про­тянув ру­ки. Но феи толь­ко рас­хо­хота­лись зло­вещим хо­хотом. Они слов­но из­де­вались над на­деж­да­ми куз­не­ца вер­нуть сы­на.
И в этот миг — ведь вре­мя в ми­ре фей бе­жит быс­трее, чем в ми­ре смер­тных — над гор­ным скло­ном заб­резжил рас­свет, а пе­тух под мыш­кой у Алес­де­ра за­шеве­лил­ся, прос­нулся, и крас­ным его гре­бешок стал тор­чком. Пе­тух вы­тянул шею и гром­ко за­кука­рекал, при­ветс­твуя нас­ту­па­ющий день.
А феи бо­ят­ся пе­туши­ного кри­ка. Для них он зву­чит, как при­каз зат­во­рить­ся в сво­ей оби­тели, — ведь они не сме­ют дер­жать ее от­кры­той при днев­ном све­те. «Ма­лень­кий на­родец» при­шел в за­меша­тель­ство, и смех его за­тих. Феи при­нялись тол­кать Алес­де­ра и Ней­ла к вы­ходу, тре­буя, что­бы куз­нец пос­ко­рее вы­тащил из зем­ли свои кин­жал — им на­до бы­ло зам­кнуть бу­гор и скрыть свою оби­тель от люд­ских глаз. Но как толь­ко Алес­дер взял свой кин­жал и бу­гор зак­рылся за ним и его сы­ном, чей-то не­чело­вечес­кий го­лос крик­нул:
— Твой сын бу­дет не­мым, по­ка не рас­се­ет мо­их чар! Пусть па­дет на не­го прок­ля­тие фей!
И вот куз­нец с сы­ном сно­ва очу­тились на зна­комом гор­лом скло­не. Они вгля­дыва­лись при све­те за­ри в не­высо­кую тра­ву, но так и не мог­ли най­ти то­го мес­та, где был вход в Стра­ну Све­та.
По­том они вер­ну­лись до­мой, и Алес­дер сно­ва стал раз­ду­вать ме­хи в куз­ни­це, а сын по­могал ему. Но ве­ликое го­ре пос­тигло куз­не­ца, — с тех пор как Нейл выр­вался из пле­на в Стра­не Фей, ус­та его зам­кну­лись и он не мог вы­мол­вить ни сло­ва. Так сбы­лось пред­ска­зание фей. И Нейл уже ду­мал, что до кон­ца дней сво­их ос­та­нет­ся не­мым, — ведь он не знал, как рас­се­ять кол­довс­тво.
Но вот про­шел один год и один день с тех пор, как Нейл вер­нулся до­мой. Алес­дер тог­да ко­вал но­вый па­лаш для вож­дя сво­его кла­на, а Нейл по­могал от­цу. Он дер­жал над ог­нем рас­ка­лен­ный док­расна сталь­ной па­лаш, ста­ра­ясь, что­бы кли­нок вы­шел ос­трым и хо­рошо за­кален­ным. И все это вре­мя он мол­чал.
Но ког­да Алес­дер уже за­кан­чи­вал ра­боту, Нейл вдруг вспом­нил о сво­ем не­дол­гом пле­не в Стра­не Фей. Он вспом­нил, ка­кая там бы­ла на­коваль­ня и как ис­кры рас­сы­пались от нее во все сто­роны; вспом­нил, как ис­кусно ко­вали свои блес­тя­щие ме­чи куз­не­цы-эль­фы и как они ча­рами за­каля­ли клин­ки, что­бы их вол­шебное ору­жие ни­ког­да не под­во­дило сво­его хо­зя­ина. И тут, к удив­ле­нию Алес­де­ра, Нейл взял­ся сам до­ковать па­лаш для вож­дя. И па­лаш вы­шел точ­но та­ким, ка­кие ко­вали се­бе феи. А Нейл, за­кон­чив все, от­сту­пил на шаг и с тор­жес­твом пос­мотрел на от­ца.
— Этот па­лаш ни­ког­да не под­ве­дет то­го, кто возь­мет его в ру­ки! — ска­зал он.
То бы­ли пер­вые сло­ва, ка­кие он про­из­нес за од­на год и один день. Ведь, к счастью, он сде­лал как раз то са­мое, что тре­бова­лось для то­го, что­бы рас­колдо­вать се­бя: вы­ковал вол­шебное ору­жие и тем рас­се­ял ча­ры фей.
С то­го ча­са он сов­сем по­забыл о Стра­не Све­та и со вре­менем за­менил от­ца, сде­лав­шись луч­шим куз­не­цом во всем сво­ем кла­не. А вождь кла­на це­нил вы­кован­ный им вол­шебный па­лаш пре­выше всех сво­их сок­ро­вищ, ибо па­лаш этот ни­ког­да не под­во­дил хо­зя­ина в бою, но при­носил ве­ликие по­беды ему и сла­ву все­му кла­ну.