Охотник и морской житель

По со­седс­тву с до­мом Джо­на О’Гро­ута, что, как всем из­вес­тно, сто­ит на край­нем се­вере Шот­ландии, жил ког­да-то один охот­ник. Он по­селил­ся в ма­лень­ком до­мике на бе­регу мо­ря и за­раба­тывал охо­той на тю­леней и про­дажей их шкур, — ведь тю­лений мех це­нит­ся очень до­рого.
Охот­ник этот на­жил не­мало де­нег, по­тому что в те вре­мена тю­лени не­ред­ко под­плы­вали к бе­регу боль­ши­ми ста­дами. Мор­ские зве­ри вы­пол­за­ли на су­шу не­пода­леку от его до­мика, ук­ла­дыва­лись сре­ди боль­ших кам­ней и гре­лись на сол­нышке, так что охот­ник без тру­да скра­дывал и уби­вал их.
Бы­ли сре­ди тю­леней ка­кие-то осо­бен­но круп­ные жи­вот­ные. Лю­ди на­зыва­ли их «ча­лыми». По­гова­рива­ли, буд­то они вов­се не тю­лени, но «мор­ские жи­тели и жи­тель­ни­цы» и буд­то прип­лы­ва­ют они сю­да со сво­ей да­лекой ро­дины, что на­ходит­ся в глу­бинах мо­ря. А в тю­леней они прев­ра­ща­ют­ся для то­го, что­бы, проп­лыв под во­дой, вы­ходить на су­шу и ды­шать воз­ду­хом зем­ли.
Охот­ник слу­шал эти рос­сказ­ни и толь­ко пос­ме­ивал­ся. Он го­ворил, что на круп­ных тю­леней охо­тить­ся вы­год­нее — ведь шку­ры у них боль­ше и сто­ят они до­роже.
И вот как-то раз на охо­те он вон­зил свой нож в очень круп­но­го тю­леня. И то ли удар был не­дос­та­точ­но силь­ный, то ли по дру­гой при­чине, но тю­лень с гром­ким кри­ком бо­ли сос­коль­знул с кам­ня в мо­ре и скрыл­ся под во­дой вмес­те с но­жом охот­ни­ка.
Охот­ник очень до­садо­вал на свою не­уда­чу, да к то­му же и нож его про­пал. Хму­рый, он поб­рел до­мой обе­дать. И вдруг на до­роге ему повс­тре­чал­ся всад­ник. Всад­ник был та­кой до­род­ный, та­кой стран­ный с ви­ду и си­дел на та­ком ог­ромном во­роном ко­не, что охот­ник пря­мо ди­ву дал­ся. Он ос­та­новил­ся и во все гла­за смот­рел на всад­ни­ка, га­дая, кто бы это мог быть и от­ку­да та­кой взял­ся.
Всад­ник то­же ос­та­новил ко­ня и спро­сил охот­ни­ка, чем тот за­нима­ет­ся. А ког­да ус­лы­шал его от­вет, тот­час за­казал ему боль­шую пар­тию тю­лень­их шкур. Охот­ник сна­чала об­ра­довал­ся, по­тому что за­каз был очень круп­ный и су­лил мно­го де­нег. Но ему тут же приш­лось огор­чить­ся, так как всад­ник ве­лел дос­та­вить шку­ры в тот же ве­чер.
— Ни­как не мо­гу, — ска­зал охот­ник. — Тю­лени не вый­дут на бе­рег рань­ше зав­траш­не­го ут­ра.
— А хо­чешь, я от­ве­зу те­бя и та­кое мес­то, где тю­леней сколь­ко угод­но? — мол­вил всад­ник. — Са­дись на ко­ня ко мне за спи­ну, и по­едем!
Охот­ник сог­ла­сил­ся и сел на ко­ня по­зади всад­ни­ка. А тот тро­нул по­водья, и ог­ромный во­роной конь пом­чался так быс­тро, что охот­ни­ку бы­ло труд­но на нем уси­деть.
Они все мча­лись и мча­лись с быс­тро­той вет­ра и на­конец вы­еха­ли на са­мый край вы­соко­го уте­са, что от­весно об­ры­вал­ся в мо­ре. Здесь та­инс­твен­ный всад­ник кру­то оса­дил ко­ня.
— Сле­зай! — ко­рот­ко при­казал он охот­ни­ку.
Тот сос­ко­чил с ко­ня и ос­то­рож­но заг­ля­нул с об­ры­ва вниз, — ему хо­телось уз­нать, прав­да ли, что здесь на приб­режных кам­нях ле­жат тю­лени.
Но ни­каких тю­леней и да­же ни­каких кам­ней вни­зу не бы­ло. Толь­ко мо­ре плес­ка­лось, омы­вая под­но­жие ска­лис­той сте­ны.
— А где же тю­лени? — спро­сил охот­ник в тре­воге. Он уже по­жалел, что сду­ру пус­тился в путь с ка­ким-то нез­на­ком­цем.
— Сей­час уви­дишь, — от­ве­тил нез­на­комец, бро­сив по­водья на шею ко­ня.
Охот­ни­ку ста­ло очень страш­но. Он уже чу­ял бе­ду и знал, что в та­ком без­людном мес­те не­кого звать на по­мощь.
Страх его ока­зал­ся не нап­расным. Нез­на­комец по­ложил ему ру­ку на пле­чо, и в тот же миг охот­ник по­летел с уте­са пря­мо в мо­ре. Тут он ре­шил, что нас­тал его пос­ледний час, и да­же ус­пел по­думать: «За что? Я же ни в чем не ви­новен!»
Но, к ве­лико­му сво­ему удив­ле­нию, он вдруг по­чувс­тво­вал, что с ним про­ис­хо­дит что-то стран­ное: вмес­то то­го что­бы зах­лебнуть­ся, он ды­шал лег­ко и сво­бод­но. А спут­ник его очу­тил­ся ря­дом с ним и опус­кался в мор­ские глу­бины так же быс­тро, как мчал­ся на ко­не по су­ше.
Они пог­ру­жались все глуб­же и глуб­же и на­конец под­плы­ли к ог­ромной стрель­ча­той две­ри из ро­зовых ко­рал­лов, свер­ху до­низу уса­жен­ной ра­ковин­ка­ми. Дверь от­кры­лась са­ма со­бой, и они вош­ли в прос­торный зал. Сте­ны его бы­ли из пер­ла­мут­ра, а пол, глад­кий и твер­дый, — из жел­то­го мор­ско­го пес­ка.
В за­ле соб­ра­лась боль­шая тол­па, по не лю­дей, а гро­мад­ных тю­леней. Охот­ник по­вер­нулся к сво­ему спут­ни­ку — хо­тел спро­сить, что все это зна­чит, и… обом­лел, уви­дев, что тот прев­ра­тил­ся в тю­леня. Еще боль­ше он ис­пу­гал­ся, ког­да пос­мотрел на се­бя в боль­шое стен­ное зер­ка­ло, Он уви­дел, что уже по­терял вся­кое сходс­тво с че­лове­ком и стал тю­ленем с кра­сивым ко­рич­не­вым ме­хом.
«Ох, го­ре мне! — по­думал охот­ник. — Этот ко­вар­ный нез­на­комец ни за что ни про что окол­до­вал ме­ня злы­ми ча­рами, и при­дет­ся мне до кон­ца мо­их дней жить в зве­рином об­личье».
Сна­чала ни один тю­лень с ним не за­гова­ривал. Все они как буд­то бы­ли в боль­шом го­ре. Од­ни тю­лени мед­ленно дви­гались по за­лу, ве­дя нег­ромкую, не­весе­лую бе­седу. Дру­гие ле­жали на пес­ча­ном по­лу, очень пе­чаль­ные. Круп­ные сле­зы ка­пали у них из глаз, и тю­лени вы­тира­ли их мяг­ки­ми лас­та­ми.
Но вот они, ви­димо, за­мети­ли охот­ни­ка и ста­ли о чем-то пе­решеп­ты­вать­ся, а его спут­ник ото­шел от не­го и скрыл­ся за дверью в кон­це за­ла. Вско­ре он вер­нулся с боль­шим но­жом в ру­ке.
— Ви­дел ты этот нож рань­ше? — спро­сил он и про­тянул нож нес­час­тно­му охот­ни­ку.
Тот с ужа­сом уз­нал свой охот­ни­чий нож. Это его он ут­ром вон­зил в боль­шо­го тю­леня, и ра­неное жи­вот­ное скры­лось с ним в глу­бине мо­ря.
Тог­да охот­ник по­валил­ся в но­ги сво­ему спут­ни­ку и стал про­сить по­щады. Он до­гадал­ся, что оби­тате­ли пе­щеры на дне мо­ря раз­гне­вались на не­го за то, что он ра­нил их со­роди­ча. Они су­мели ка­ким-то та­инс­твен­ным об­ра­зом зах­ва­тить его в плен и ув­лечь в свое под­водное жи­лище, а те­перь убь­ют из мес­ти.
Но тю­лени его не уби­ли. Они стол­пи­лись вок­руг охот­ни­ка и при­нялись те­реть­ся но­сами о его мех, что­бы по­казать, что они на не­го не гне­ва­ют­ся. они да­же про­сили его не тре­вожить­ся, уве­ряя, что ни­чего пло­хого с ним не слу­чит­ся. А они на всю жизнь ста­нут его друзь­ями, ес­ли толь­ко он вы­пол­нит их прось­бу.
— Ска­жите, че­го вам от ме­ня на­до, и я сде­лаю все, что в мо­их си­лах, — про­гово­рил охот­ник.
— Сле­дуй за мной, — от­ве­тил его спут­ник и по­вел его к две­ри в ту ком­на­ту, ку­да хо­дил за но­жом.
Охот­ник во­шел вслед за ним в не­боль­шую ком­на­ту и уви­дел в ней ог­ромно­го ко­рич­не­вого тю­леня. Он ле­жал на под­стил­ке из блед­но-ро­зовых во­дорос­лей, и в бо­ку у не­го зи­яла ра­на.
— Это мой отец, — ска­зал охот­ни­ку его спут­ник. — Нын­че ут­ром ты ра­нил его, при­няв за прос­то­го тю­леня, из тех, что оби­та­ют в мо­ре. Но он не тю­лень, а «мор­ской жи­тель». Он об­ла­да­ет да­ром ре­чи и ра­зумом, как и вы, смер­тные. Я при­вел те­бя сю­да, что­бы ты пе­ревя­зал его ра­ну. Ведь один ты мо­жешь его ис­це­лить.
Тут охот­ник толь­ко по­дивил­ся в ду­ше — до че­го ми­лос­ти­выми ока­зались эти стран­ные су­щес­тва, ко­торых он так тяж­ко, хоть и не­воль­но, оби­дел.
— Я не ле­карь, — ска­зал он, — но пос­та­ра­юсь как мож­но луч­ше пе­ревя­зать ра­ну и жа­лею, что это я ее на­нес.
Он по­дошел к ло­жу ра­нено­го мор­ско­го жи­теля, нак­ло­нил­ся над ним и очень ос­то­рож­но и лов­ко про­мыл и пе­ревя­зал ра­ну.
И вот од­но лишь при­кос­но­вение его рук ис­це­лило ра­нено­го, как по вол­шебс­тву. Не ус­пел охот­ник за­кон­чить свою ра­боту, как ра­на за­тяну­лась, за­рос­ла и ос­тался толь­ко шрам. Ста­рый тю­лень встал с ло­жа та­ким же здо­ровым, ка­ким был рань­ше.
Тут в под­водном двор­це на­чалось ве­ликое ли­кованье. Тю­лени сме­ялись, бол­та­ли, об­ни­мали друг дру­га. Они тол­пи­лись вок­руг сво­его ис­це­лен­но­го со­роди­ча, тер­лись но­сами о его нос и вся­чес­ки вы­ража­ли свою ра­дость по по­воду его выз­до­ров­ле­ния.
Все это вре­мя охот­ник сто­ял один в уг­лу и ду­мал не­весе­лые ду­мы. Хоть он и знал те­перь, что его не убь­ют, но не хо­телось ему всю жизнь про­вес­ти в глу­бине оке­ана в об­личье тю­леня.
И вот к не­му по­дошел его спут­ник и ска­зал:
— Те­перь ты во­лен вер­нуть­ся до­мой к же­не и де­тям. Я про­вожу те­бя к ним, но толь­ко с од­ним ус­ло­ви­ем.
— С ка­ким? — быс­тро спро­сил охот­ник, не пом­ня се­бя от ра­дос­ти, что ско­ро вер­нется на су­шу к сво­ей семье.
— Ты дол­жен дать клят­ву, что ни­ког­да боль­ше не тро­нешь ни од­но­го тю­леня.
— С ра­достью пок­ля­нусь! — от­ве­тил охот­ник.
Прав­да, он знал, что от­ны­не ли­шит­ся за­работ­ка, но на­де­ял­ся най­ти се­бе дру­гое за­нятие, ког­да вновь ста­нет че­лове­ком.
Охот­ник под­нял пра­вый ласт и про­из­нес тор­жес­твен­ную клят­ву, а тю­лени стол­пи­лись вок­руг не­го как сви­дете­ли. И ког­да он умолк, по под­водным за­лам про­шелес­тел вздох об­легче­ния, — ведь зве­ри зна­ли, что он са­мый луч­ший охот­ник на всем Се­вер­ном по­бережье.
За­тем охот­ник прос­тился с оби­тате­лями под­водно­го двор­ца и вмес­те со сво­им спут­ни­ком сно­ва про­шел че­рез ко­рал­ло­вую дверь.
И вот они ста­ли под­ни­мать­ся все вы­ше и вы­ше, а сум­рачная зе­леная во­да вок­руг них все свет­ле­ла и свет­ле­ла. На­конец они вып­лы­ли на свет сол­нца и уви­дели зем­лю.
Од­ним ог­ромным прыж­ком они взле­тели на утес, где, мир­но по­щипы­вая тра­ву, их ждал все тот же гро­мад­ный во­роной конь.
И как толь­ко спут­ни­ки выс­ко­чили из во­ды, с них спа­ло тю­ленье об­личье, и они вновь при­няли свой преж­ний вид: один стал прос­тым охот­ни­ком, дру­гой до­род­ным джентль­ме­ном в до­рогой одеж­де для вер­хо­вой ез­ды.
— Са­дись ко мне за спи­ну! — при­казал он охот­ни­ку и вско­чил в сед­ло.
Охот­ник пос­лу­шал­ся и тот­час креп­ко уце­пил­ся за кур­тку всад­ни­ка — он ведь не за­был, что на пу­ти к уте­су чуть не сва­лил­ся с ко­ня.
Всад­ник тро­нул по­водья, конь пос­ка­кал во весь опор, и вско­ре охот­ник, здра­вый и нев­ре­димый, спе­шил­ся пе­ред ка­лит­кой сво­его са­да.
Он про­тянул бы­ло ру­ку, что­бы поп­ро­щать­ся со спут­ни­ком, но тот вло­жил в эту ру­ку ко­шель, на­битый зо­лотом.
— Ты сде­лал свое де­ло, мы дол­жны сде­лать на­ше, — ска­зал он. — Пусть не го­ворят лю­ди, что мы от­ня­ли у чес­тно­го че­лове­ка за­рабо­ток и ни­чем его не воз­мести­ли. Возь­ми ко­шель! Про­живешь без­бедно до кон­ца дней сво­их.
И вдруг он ис­чез. Удив­ленный охот­ник от­нес ко­шель к се­бе до­мой, вы­сыпал зо­лото на стол и уви­дел, что спут­ник его ска­зал прав­ду: зо­лота бы­ло так мно­го, что охот­ник сра­зу сде­лал­ся бо­гачом.