Колечко

Жил-был од­нажды принц. Ска­кал он как-то лун­ной ночью на сво­ём ко­не. Воз­дух был та­ким лег­ким, что прин­цу чу­дилось, буд­то он ле­тит, ед­ва ка­са­ясь зем­ли. Вда­леке над го­рами нес­лышно свер­ка­ли мол­нии. Боль­шая бе­лая лу­на плы­ла по тём­но-си­нему не­бу сре­ди ма­лень­ких кру­жев­ных об­ла­ков. В лун­ном си­янии тень всад­ни­ка бы­ла та­кой боль­шой, что ка­залось, это не­ведо­мое чу­дище не­сёт на спи­не ве­лика­на.

И вот принц прис­ка­кал к зам­ку, со­шёл с ко­ня и от­дал по­водья ко­нюху. Но ему не хо­телось сра­зу ид­ти в свои по­кои. С хлыс­том в ру­ке нап­ра­вил­ся он вниз к мо­рю и стал бро­дить по бе­регу. Он прос­то шёл, не ду­мая ни о чем, и вды­хал влаж­ный ноч­ной воз­дух, а на хо­ду то и де­ло вты­кал хлыст в пе­сок… Вдруг он по­чувс­тво­вал, что к хлыс­ту что-то при­цепи­лось. Что это? Коль­цо!

— Коль­цо? — уди­вил­ся принц и под­нял его, что­бы по­луч­ше рас­смот­реть в лун­ном све­те. — Кто же мог по­терять коль­цо здесь, на бе­регу? Вер­но, ка­кая-ни­будь прид­ворная да­ма.

И он по­ложил его в наг­рудный кар­ман. Это бы­ло сов­сем ма­лень­кое ко­леч­ко, тон­кое, как про­воло­ка, и ук­ра­шен­ное нес­коль­ки­ми го­лубы­ми ка­муш­ка­ми в фор­ме не­забуд­ки.

Пос­ле ужи­на, ког­да весь двор соб­рался в боль­шом за­ле, принц су­нул ру­ку в кар­ман и спро­сил:

— Не по­терял ли кто из дам коль­цо?

Все прид­ворные да­мы сра­зу при­нялись рас­смат­ри­вать свои ру­ки. У каж­дой бы­ли дра­гоцен­ные коль­ца с брил­ли­ан­та­ми, изум­ру­дами и сап­фи­рами. Фрей­ли­ны в ис­пу­ге раз­гля­дыва­ли паль­цы, вы­яс­няя, не про­пало ли ка­кое. Но у всех коль­ца бы­ли на мес­те.

— А как оно выг­ля­дит? — ос­ме­лилась спро­сить ма­лень­кая кра­сивая прид­ворная да­ма.

Принц дос­тал ко­леч­ко.

На ли­цах фрей­лин от­ра­зилось вы­соко­мер­ное през­ре­ние. Ни у ко­го из них не бы­ло та­кого коль­ца. Ведь это прос­то ма­лень­кая без­де­луш­ка! Да и впо­ру оно приш­лось бы раз­ве что ре­бен­ку — уж боль­но кро­шеч­ное.

За­то у дам по­яви­лась но­вая те­ма для раз­го­вора: весь ве­чер срав­ни­вали они свои кра­сивые коль­ца, по­казы­вали их друг друж­ке и объ­яс­ня­ли, ка­кие те дра­гоцен­ные. Принц под­нялся, вы­шел на бал­кон и стал смот­реть на лу­ну.

Пе­ред сном он по­ложил ко­леч­ко на сто­лик у кро­вати. И вот, ког­да он поч­ти зас­нул, пос­лы­шал­ся стран­ный звук. Что-то шур­ша­ло и жуж­жа­ло, буд­то на сто­ле во­зилось ка­кое-то ма­лень­кое на­секо­мое. Принц удив­лённо от­крыл гла­за и уви­дел ко­леч­ко: оно кру­тилось и вер­те­лось, слов­но его вра­щал не­види­мый дух.

Принц пос­пе­шил за­жечь све­чу, и коль­цо сра­зу за­мер­ло. Но ед­ва в ком­на­те сно­ва ста­ло тем­но, оно опять при­нялось кру­жить­ся. Это бы­ло и стран­но и жут­ко. Принц уб­рал ко­леч­ко в ящик, но всё рав­но слы­шал, как оно там вер­тится, и пло­хо спал в ту ночь.

Хо­тел бы­ло принц выб­ро­сить коль­цо, но что-то его ос­та­нови­ло. Нет, ни за что он с ним не рас­ста­нет­ся!

Жил-был принц. Ска­кал он как-то лун­ной ночью на сво­ем ко­не

На сле­ду­ющую ночь он сно­ва взял ко­леч­ко с со­бой в спаль­ню.

Ед­ва по­гас свет, коль­цо при­нялось тан­це­вать. Те­перь оно не толь­ко кру­жилось по сто­лу, а прыг­ну­ло прин­цу на грудь и при­нялось вер­теть­ся с не­ос­ла­бева­ющей быс­тро­той.

— В чём де­ло?! — гром­ко спро­сил принц и сел на кро­вати.

Он схва­тил коль­цо и, вско­чив с пос­те­ли, за­пер его в сун­дук, сто­яв­ший в уг­лу ком­на­ты. Но по­ка он нёс ко­леч­ко, ему по­чуди­лось, буд­то оно сжа­лось в его ру­ке и дро­жит, слов­но жи­вое.

На сле­ду­ющий день принц был мол­ча­лив и серь­ёзен. И ду­мал лишь о том, что это за коль­цо та­кое он под­це­пил сво­им хлыс­том. Ве­чером он сно­ва по­ложил ко­леч­ко на сто­лик у кро­вати. Он так ус­тал, что сра­зу зас­нул, но прос­пал не­дол­го и прос­нулся от­то­го, что ко­леч­ко кру­тилось у са­мого его ли­ца. Оно тут же прыг­ну­ло ему на лоб, а по­том при­нялось от­пля­сывать на ще­ках и вер­теть­ся на гу­бах.

— Те­перь я по­нял, — вос­клик­нул принц и вско­чил с пос­те­ли. — Я дол­жен най­ти ту, ко­му при­над­ле­жало ко­леч­ко!

Ед­ва над мо­рем за­розо­вел рас­свет, принц был уже на но­гах, по­шёл в ко­нюш­ню, осед­лал ко­ня и слов­но ве­тер пром­чался по под­весно­му мос­ту. Он ска­кал це­лый день, но ни­кого не встре­тил. К ве­черу доб­рался он до боль­шо­го кра­сиво­го зам­ка, ко­торый вы­сил­ся пос­ре­ди зе­лёно­го лу­га, ок­ру­жён­но­го вы­соки­ми де­ревь­ями. За­мок был увит плю­щом и ро­зами, а на­вер­ху у од­но­го из свод­ча­тых окон сто­яла хо­зяй­ка и смот­ре­ла вдаль.

Она ра­но ов­до­вела, но бы­ла ещё мо­лодой и стат­ной жен­щи­ной, уп­равля­ла сво­ими вла­дени­ями с муж­ской твёр­достью. Уви­дев ска­чуще­го прин­ца, она пос­пе­шила пос­лать ему навс­тре­чу од­но­го из слуг, что­бы тот при­ветс­тво­вал пут­ни­ка и приг­ла­сил его по­гос­тить.

Принц при­нял пред­ло­жение и под­нялся в за­мок. Хо­зяй­ка встре­тила гос­тя очень при­вет­ли­во. Ему от­ве­ли рос­кошные по­кои, а ког­да он спус­тился к ужи­ну, ог­ромный зал свер­кал в си­янии све­чей и фа­келов. Стол был ус­тавлен дра­гоцен­ной по­судой из се­реб­ра и зо­лота, а на­ряд­но оде­тые слу­ги раз­но­сили изыс­канные уго­щения.

Хо­зяй­ка, в крас­ном бар­ха­те и гор­носта­ях, ка­залась ве­личес­твен­ной, как ко­роле­ва. Она по­вела с прин­цем ожив­лённую бе­седу и с ин­те­ресом слу­шала всё, что он рас­ска­зывал. Но он не ска­зал ей, по­чему от­пра­вил­ся пу­тешес­тво­вать по све­ту. За­то во вре­мя бе­седы ук­радкой раз­гля­дывал её ру­ки. Уж не она ли по­теря­ла то коль­цо? Но ру­ки бла­город­ной да­мы ока­зались на удив­ле­ние боль­ши­ми, крас­ны­ми и гру­быми. По её гор­дой осан­ке и важ­ной пос­ту­пи сра­зу бы­ло вид­но, что она очень вы­соко­род­ная осо­ба, но при взгля­де на ко­рот­кие тол­стые паль­цы не­воль­но хо­телось вос­клик­нуть: «Да это же ру­ки ку­хар­ки!»

И тем не ме­нее все паль­цы да­мы бы­ли уни­заны дра­гоцен­ны­ми коль­ца­ми, ко­торые, впро­чем, сов­сем их не кра­сили, а, на­обо­рот, лишь под­черки­вали уродс­тво. В кон­це ужи­на хо­зяй­ка са­ма ста­ла чис­тить яб­ло­ко для прин­ца. Он прис­таль­но пос­мотрел на её ру­ки и ска­зал:

— У ва­шей ми­лос­ти столь­ко до­рогих ко­лец! А что, ес­ли ка­кое-ни­будь по­теря­ет­ся — во вре­мя ку­пания или в са­ду, ког­да вы со­бира­ете цве­ты?

— Я всег­да сни­маю их преж­де, чем ныр­нуть в мо­ре, — рас­сме­ялась хо­зяй­ка зам­ка. — А цве­ты ни­ког­да не сре­заю са­ма. На это у ме­ня есть слу­жан­ки.

Принц по­мол­чал нем­но­го, а по­том дос­тал коль­цо, ко­торое но­сил на шнур­ке на шее.

— А что вы ска­жете об этом ко­леч­ке? — спро­сил он.

— Ка­кое ма­люсень­кое! — изу­милась хо­зяй­ка и поп­ро­бова­ла на­деть его се­бе на ми­зинец. — Да оно мне да­же на кон­чик паль­ца не го­дит­ся! Оно, вер­но, при­над­ле­жит ка­кому-то ре­бён­ку, бед­но­му ре­бён­ку. От­ку­да оно у вас?

— Я не мо­гу ска­зать это­го, — от­ве­тил принц и сно­ва спря­тал ко­леч­ко.

Хо­зяй­ка зам­ка ис­пы­ту­юще пос­мотре­ла на гос­тя прон­зи­тель­ны­ми чёр­ны­ми гла­зами, и они за­гово­рили о дру­гом. На сле­ду­ющее ут­ро ещё до вос­хо­да сол­нца принц ус­ка­кал прочь.

— Ре­бёнок! — ду­мал он, вгля­дыва­ясь в го­ризонт. — Ре­бёнок, бед­ный ре­бёнок. Где же мне его ис­кать?

Он ехал ле­сами и по­лями, лу­гами и до­лина­ми, и ког­да сол­нце вста­ло в зе­ните, подъ­ехал к боль­шо­му по­местью, рас­по­ложив­ше­муся пос­ре­ди зе­лёных по­лей и цве­тущих са­дов. Уже из­да­ли за­метил принц, что на дво­ре соб­ра­лось мно­го на­роду, а до слу­ха его до­нес­лись зву­ки скри­пок и труб.

Прис­мотрев­шись, он уви­дел, что там справ­ля­ли свадь­бу. На вы­соком крыль­це сто­яли же­них с не­вес­той. Не­вес­та — в ко­роне, ук­ра­шен­ной лен­та­ми и цве­тами. Же­них — в кур­тке с блес­тя­щими се­реб­ря­ными пу­гови­цами и в чёр­ной фет­ро­вой шля­пе. Мо­лодые улы­бались гос­тям счас­тли­вой улыб­кой. А на дво­ре ве­село пля­сали юно­ши и де­вуш­ки — пар пять­де­сят, не мень­ше. Принц ти­хонь­ко ос­та­новил­ся в сто­рон­ке и наб­лю­дал за тан­цу­ющи­ми. Но вот та­нец за­кон­чился, и все усе­лись от­дохнуть на ска­мей­ки под боль­ши­ми ли­пами, рас­пра­вив­ши­ми вет­ви над дво­ром. Тог­да принц подъ­ехал бли­же.

Все взгля­ды ус­тре­мились на нез­на­комо­го всад­ни­ка, по­явив­ше­гося так не­ожи­дан­но. Принц под­нял вверх коль­цо и крик­нул:

— Есть ли сре­ди гос­тей та, что по­теря­ла ко­леч­ко?

Все де­вуш­ки вспор­хну­ли, слов­но пташ­ки, и бро­сились к всад­ни­ку пос­мотреть на коль­цо.

— У ме­ня про­пало коль­цо! И у ме­ня! И у ме­ня! — крик­ну­ли не­кото­рые, и все тес­но ок­ру­жили прин­ца.

— Ах нет, моё сов­сем дру­гое! — от­ве­чали они од­на за дру­гой, а по­том все за­гово­рили ра­зом, гром­ко и ве­село. Но вот опять за­иг­ра­ла му­зыка, и пар­ни с де­вуш­ка­ми сно­ва пус­ти­лись в пляс, а принц пе­чаль­но по­ехал даль­ше.

Нас­ту­пил ве­чер, принц ус­тал и уже боль­ше не под­го­нял ко­ня, пус­тив его ша­гом по бе­регу реч­ки. Вдруг он за­метил жен­щи­ну, оде­тую во всё чёр­ное. Она шла, опус­тив го­лову, и слов­но что-то ис­ка­ла сре­ди кам­ней на до­роге. Ког­да принц по­рав­нялся с ней, жен­щи­на под­ня­ла го­лову, и он уви­дел, что у неё очень кра­сивое ли­цо. Но она ка­залась та­кой пе­чаль­ной, а взгляд боль­ших чёр­ных гла­за на блед­ном ли­це был ис­полнен та­кой бо­ли и стра­дания, что у прин­ца сжа­лось сер­дце. Он при­дер­жал ко­ня и спро­сил учас­тли­во:

— Что ты ищешь? Мо­жет, по­теря­ла то, что те­бе очень до­рого?

Ли­цо жен­щи­ны ста­ло ещё бо­лее пе­чаль­ным. Она пос­мотре­ла на прин­ца, и гу­бы её зад­ро­жали.

— Ах! — ска­зала она, за­ламы­вая ру­ки. — Я по­теря­ла всё, что име­ла в жиз­ни: му­жа, дом, дос­та­ток… У ме­ня ос­та­лось толь­ко коль­цо, по­дарок по­кой­но­го суп­ру­га, ко­торое я со­бира­лась про­дать за хо­рошую це­ну. Но я по­теря­ла его и не знаю где и как. А с ним про­пала и моя пос­ледняя на­деж­да. Те­перь мне ос­та­ет­ся толь­ко про­сить ми­лос­ты­ню.

Сер­дце прин­ца за­билось силь­нее. Не­уже­ли это она и это её коль­цо он но­сит на гру­ди? Но ведь все, кто ви­дел ко­леч­ко, го­вори­ли, что оно ни­чего не сто­ит.

— А это не твоё ко­леч­ко?

Жен­щи­на лишь горь­ко улыб­ну­лась в от­вет:

— Моё-то бы­ло с боль­шим до­рогим брил­ли­ан­том. А это — де­шёвая без­де­луш­ка.

Тог­да принц дос­тал ко­шелёк, пол­ный зо­лотых мо­нет, и вы­сыпал их в ла­дони нес­час­тной жен­щи­ны.

— Это­го те­бе хва­тит на пер­вое вре­мя, — ска­зал он за­бот­ли­во. — День­ги мо­гут по­мочь те­бе. А вот мне ник­то в ми­ре не по­может.

Не ус­пе­ла жен­щи­на поб­ла­года­рить прин­ца, как его и след прос­тыл. Дни и но­чи ска­кал он всё даль­ше и даль­ше, но не встре­тил ни­кого, кто бы уз­нал коль­цо. Он не сни­мал ко­леч­ко со шнур­ка на гру­ди. Оно уже не би­лось так силь­но, как в пер­вые но­чи, но пос­то­ян­но ти­хонь­ко ше­вели­лось, слов­но всхли­пыва­ло, и прин­цу ка­залось, что кро­ме уда­ров собс­твен­но­го сер­дца он слы­шал в гру­ди еще дру­гие ти­хие, пе­чаль­ные уда­ры, и с каж­дым днём он лю­бил коль­цо всё боль­ше.

И вот ран­ним ут­ром принц вы­ехал к бур­ной ре­ке.

На дру­гом бе­регу воз­вы­шалась го­ра. Ка­залось, она бы­ла оку­тана си­ним пок­ры­валом и в сол­нечных лу­чах свер­ка­ла, слов­но ог­ромный зо­лотой кос­тёр. Это цве­ли кус­ты жи­молос­ти. Та­кая кра­сота! Принц не смог сдер­жать ра­дос­тный смех. Ему за­хоте­лось взоб­рать­ся на го­ру и бли­же рас­смот­реть это ве­лико­лепие. Но это ока­залось не так-то прос­то: мос­та че­рез ре­ку не бы­ло, и ни­како­го бро­да то­же.

«Что ж, при­дёт­ся пе­реб­рать­ся вплавь», — ре­шил принц и нап­ра­вил ко­ня в бур­ный по­ток, не опа­са­ясь, что мо­жет про­мок­нуть с ног до го­ловы, а конь — вы­бить­ся из сил, бо­рясь с те­чени­ем.

Принц сов­сем зак­ру­чинил­ся: все его дол­гие по­ис­ки ока­зались тщет­ны­ми, так что его да­же об­ра­дова­ла воз­можность по­тягать­ся си­лами с быс­трой ре­кой.

«А это не твое ко­леч­ко?»

На­конец он доб­рался до про­тиво­поло­жен­но­го бе­рега и ос­та­новил­ся пе­ревес­ти дух, по­ка конь его от­фырки­вал­ся и от­ря­хивал­ся. Над ни­ми воз­вы­шалась го­ра, та­кая кру­тая, что вер­хом ту­да бы­ло не взоб­рать­ся. Принц пус­тил ко­ня пас­тись на зе­лёном лу­гу, а сам при­нял­ся ка­раб­кать­ся по узень­кой из­ви­лис­той гор­ной тро­пин­ке, ко­торая сквозь лес ве­ла к са­мой вер­ши­не.

День вы­дал­ся жар­кий, и ид­ти в ти­шине в прох­ладной те­ни де­ревь­ев бы­ло при­ят­но. Зо­лотис­тые сол­нечные зай­чи­ки про­ника­ли сквозь лис­тву и тан­це­вали на зем­ле, сколь­зкой от по­жух­лых прош­ло­год­них листь­ев, и на уз­ло­ватых кор­нях, ко­торые выс­ту­пали на тро­пин­ку, прег­раждая путь.

«По­чему я ре­шил пой­ти по та­кой не­удоб­ной до­роге? — ду­мал принц. — Ку­да я стрем­люсь?»

Он слы­шал, как силь­но би­лось его сер­дце, но раз­ли­чал и сла­бые уда­ры ма­лень­ко­го ко­леч­ка. Они ка­зались ему ещё бо­лее бес­по­кой­ны­ми, чем преж­де.

«Тик-тик, тик-тик», — поч­ти яс­но раз­да­валось в ти­шине.

Вдруг принц ус­лы­шал жур­ча­ние во­ды, и тут же по­чувс­тво­вал, как ему хо­чет­ся пить. Те­перь он хо­тя бы знал, ку­да нап­равля­ет­ся. Он ре­шил дой­ти до ис­точни­ка и на­пить­ся.

Всё гром­че ста­новил­ся звук ль­ющей­ся во­ды, и вот в гус­той лис­тве каш­та­нов заб­резжил прос­вет. Ещё нес­коль­ко ша­гов — и принц вы­шел к ис­точни­ку, ко­торый бил из ска­лы. И тут же за­мер: он был не один.

Пе­ред ис­точни­ком сто­яла де­вуш­ка, под­ста­вив под струю во­ды вед­ро. Дру­гое ле­жало на тра­ве ря­дом с ней. Де­вуш­ка бы­ла бо­сая, в ко­рот­кой се­рой юб­ке и бе­лой блуз­ке, две ру­сые ко­сы спа­дали до по­яса. Она сто­яла, под­бо­ченив­шись, к не­му спи­ной, так что ли­ца её принц не ви­дел. Но вот вед­ро на­пол­ни­лось, и де­вуш­ка обер­ну­лась. В её свет­лых гла­зах мель­кну­ло удив­ле­ние, но она при­вет­ли­во пок­ло­нилась, а по­том пос­та­вила под струю вто­рое вед­ро. Ког­да и оно на­пол­ни­лось, де­вуш­ка по­веси­ла оба вед­ра на пе­рекид­ной ре­мень, ле­жав­ший в тра­ве.

Принц улыб­нулся нез­на­ком­ке, но она не от­ве­тила ему улыб­кой. На ли­це её зас­ты­ло та­кое спо­кой­ное и серь­ёз­ное вы­раже­ние, что и принц вдруг сде­лал­ся серь­ёзен.

— По­жалуй­ста, — поп­ро­сил он, — дай мне на­пить­ся.

— Но из че­го же ты ста­нешь пить? — спро­сила де­вуш­ка. И го­лос её ока­зал­ся та­ким неж­ным и пе­вучим, что проз­ву­чал, слов­но му­зыка. — А… знаю! — вос­клик­ну­ла она. — По­дой­ди, я те­бе по­могу.

Принц пос­пе­шил к ис­точни­ку, а де­вуш­ка сло­жила ла­дони, слов­но ков­шик. Она под­ста­вила ру­ки под струю и наб­ра­ла во­ды.

— Пей ско­рее! — крик­ну­ла она и ра­дос­тно рас­сме­ялась. Принц вмиг вы­пил во­ду.

— Ещё! — поп­ро­сил он, по­ка во­да сте­кала у не­го по под­бо­род­ку. — Дай мне ещё во­ды.

Де­вуш­ка сно­ва сло­жила ру­ки и наб­ра­ла во­ды. Принц нак­ло­нил­ся, что­бы на­пить­ся, как вдруг за­метил уди­витель­ную пе­реме­ну в ли­це де­вуш­ки: она пок­расне­ла, а гла­за её, го­лубые, как лет­нее не­бо, по­тем­не­ли и сде­лались поч­ти чёр­ны­ми. Де­вуш­ка за­мети­ла шну­рок на шее прин­ца — и то­роп­ли­во схва­тила коль­цо, ко­торое выс­ко­чило, ког­да тот нак­ло­нил­ся.

— Моё ко­леч­ко! — про­гово­рила она дро­жащим го­лосом. — Как ты его на­шёл?

Она на­дела коль­цо на ле­вый ми­зинец, и оно сколь­зну­ло на па­лец так лег­ко, слов­но вер­ну­лось на своё мес­то.

— Ко­леч­ко моё… — про­шеп­та­ла де­вуш­ка и пос­мотре­ла на прин­ца гла­зами пол­ны­ми слез.

Она се­ла на тра­ву под каш­та­ном и мед­ленно вер­те­ла коль­цо на паль­це, гля­дя на не­го с та­кой неж­ностью, слов­но это бы­ло жи­вое су­щес­тво.

— Но чем те­бе так до­рого это ко­леч­ко? — спро­сил принц, са­дясь ря­дом с ней.

— Его да­ла мне моя ма­туш­ка, — от­ве­тила де­вуш­ка, — в день сво­ей смер­ти. Я тог­да бы­ла ещё сов­сем ма­лень­кая. «Оно убе­режёт те­бя от всех опас­ностей, — ска­зала она, — а ес­ли по­падёшь в бе­ду, брось его в мо­ре, и оно най­дёт те­бе за­щит­ни­ка».

— И оно его наш­ло! — улыб­нулся принц и взял де­вуш­ку за ру­ки. — Оно зва­ло и ма­нило ме­ня, и не ос­тавля­ло в по­кое, по­ка я не на­шёл те­бя здесь, в гор­ном ле­су. Но рас­ска­жи мне — по­чему ты тут ока­залась и ка­кая с то­бой прик­лю­чилась бе­да?

— Ах, вот как всё выш­ло, — про­шеп­та­ла де­вуш­ка, опас­ли­во ог­ля­дыва­ясь вок­руг. — Я жи­ву здесь в ус­лу­жении у ста­рого гор­но­го трол­ля… — И де­вуш­ка рас­ска­зала пе­чаль­ную ис­то­рию сво­ей ко­рот­кой жиз­ни.

Она ро­дилась в зам­ке на го­ре и дол­жна бы­ла стать прек­расной и знат­ной прин­цессой. Но ра­но по­теря­ла мать, а ког­да ей ис­полни­лось пят­надцать лет, при­ехал князь из чу­жой стра­ны, зах­ва­тил за­мок, убил её от­ца и ее увез в плен. Прин­цесса ста­ла жить у это­го чу­жезем­но­го кня­зя. Она ни в чём не зна­ла нуж­ды. Ей да­вали прек­расную пи­щу и кра­сивую одеж­ду, ей прис­лу­жива­ло мно­жес­тво слуг. Но ей не раз­ре­шалось вы­ходить из зам­ка. Лишь из ок­на сво­ей баш­ни мог­ла она ви­деть цве­тущие лу­га, зе­лёные ле­са и ре­ку, ко­торая се­реб­ря­ной лен­той ви­лась по до­лине.

Од­нажды князь объ­явил ей, что­бы она го­тови­лась к свадь­бе: че­рез три ме­сяца он вы­даст её за­муж за сво­его сы­на.

— Князь счи­тал, что это боль­шая честь для ме­ня, — ска­зала де­вуш­ка и пе­чаль­но пос­мотре­ла на прин­ца. — Но я-то зна­ла, что это ужас­ное нес­частье и по­зор. Мой же­них был здо­ровен­ным и гру­бым, как ве­ликан, ли­цо у не­го бы­ло крас­ное, как ви­но, а ког­да он ел, то на­бивал брю­хо, как мед­ведь. И был он веч­но пь­ян. Нет, я бы ско­рее умер­ла, чем ста­ла его же­ной!

Всё же де­вуш­ка прит­во­рилась, буд­то сог­ласна вый­ти за­муж за сы­на кня­зя, но пос­та­вила ус­ло­вие: сна­чала она спле­тёт ве­рёв­ку для яко­ря — в по­дарок же­ниху. А ког­да ра­бота бу­дет за­кон­че­на, она ста­нет же­ной кня­жес­ко­го сы­на.

И вот де­вуш­ка на­чала плес­ти ве­рёв­ку из са­мой проч­ной пень­ки. Ве­рёв­ка по­лучи­лась та­кая длин­ная, что дос­та­вала от её ок­на до по­ляны вни­зу. В тот ве­чер, ког­да дол­жна бы­ла сос­то­ять­ся свадь­ба, де­вуш­ка за­пер­лась в сво­ей ком­на­те в баш­не, при­вяза­ла ве­рёв­ку к стол­бу у ок­на и спус­ти­лась по ней вниз. А как толь­ко ока­залась на зем­ле, пом­ча­лась со всех ног прочь и спря­талась в ле­су. Она заб­ра­лась в са­мую гус­тую ча­щу и там ус­ну­ла.

На сле­ду­ющее ут­ро бег­лянка прос­ну­лась от­то­го, что кто-то ще­котал ей лоб. От­крыв гла­за, она уви­дела от­вра­титель­ней­шую мор­ду. Это был гор­ный тролль, ко­торый вы­шел по­ут­ру на про­гул­ку. Он ще­котал её тра­вин­кой. Он был на­поло­вину че­ловек, а на­поло­вину мед­ведь: ла­пы его бы­ли пок­ры­ты чёр­ной шерстью, а изо рта све­шивал­ся длин­ный крас­ный язык.

— Ой, как я ис­пу­галась! — приз­на­лась де­вуш­ка. — Да­же ды­шать не сме­ла от стра­ха. Тролль рас­сме­ял­ся от­вра­титель­ным сме­хом и ска­зал: «Вот я те­бя и на­шёл, го­лубуш­ка! Те­перь ты бу­дешь за мной уха­живать, го­товить еду, но­сить во­ду и хво­рост, и ста­нешь мо­ей лю­бими­цей!»

Гор­ный тролль ух­ва­тил де­вуш­ку за во­лосы и уво­лок в свою глу­бокую и мрач­ную пе­щеру на са­мой вер­ши­не го­ры. Да­же в са­мые жар­кие лет­ние дни там бы­ло хо­лод­но, как в пог­ре­бе, и с кам­ней пос­то­ян­но ка­пала во­да.

— Вот уже три дол­гих го­да жи­ву я в ус­лу­жении у трол­ля, — вздох­ну­ла де­вуш­ка. — И каж­дое ле­то он го­ворит: «На Рож­дес­тво я съ­ем те­бя с мё­дом, толь­ко сна­чала нем­но­го по­тол­стей». По­это­му я ста­ра­юсь сов­сем ни­чего не есть и ду­маю лишь о том, как бы убе­жать от­сю­да. Как-то ран­ней вес­ной я спус­ти­лась к ре­ке и хо­тела пе­реб­рать­ся на дру­гой бе­рег, но там не ока­залось ни мос­та, ни лод­ки — толь­ко пе­нис­тые вол­ны би­ли о бе­рег. Тог­да я сня­ла с паль­ца коль­цо, бро­сила его в во­ду и крик­ну­ла, как на­учи­ла ме­ня моя ма­туш­ка:

Бе­ги, бе­ги, моё ко­леч­ко,
При­веди ры­царя ко мне на кры­леч­ко.
Пусть ме­ня спа­сёт,
От бе­ды уве­зёт.

И коль­цо ис­чезло в глу­бине. И вот те­перь оно наш­ло ры­царя, ко­торый мо­жет ос­во­бодить ме­ня. С эти­ми сло­вами она по­цело­вала коль­цо.

— Ты це­лу­ешь коль­цо?! — уди­вил­ся принц. — Мне ка­жет­ся, что те­бе сле­дова­ло бы по­цело­вать ме­ня.

— Ты так счи­та­ешь? — улыб­ну­лась де­вуш­ка, а по­том об­ня­ла прин­ца и по­цело­вала.

Тут же раз­дался страш­ный гро­хот.

— Это гор­ный тролль! — вско­чила в ис­пу­ге де­вуш­ка. — Ско­рей! Бе­жим!

И они пом­ча­лись вниз с го­ры. На бе­регу пас­ся конь прин­ца. Принц пос­пе­шил вско­чить в сед­ло, по­садил пе­ред со­бой прин­цессу и нап­ра­вил ко­ня в во­ду. Вол­ны взды­мались над ни­ми, конь фыр­кал и бил ко­пыта­ми, а в ле­су сто­ял тролль и выл, слов­но стая вол­ков.

А по­том они еха­ли дни и но­чи по ле­сам и до­линам, че­рез ре­ки и ручьи, сквозь ро­щи и ча­щи, но конь не знал ус­та­лос­ти. Они доб­ра­лись до зам­ка прин­ца в пол­ный лун­но­го си­яния ве­чер и мед­ленно прос­ка­кали вдоль бе­рега.

Прин­цесса си­дела, за­вер­нувшись в плащ прин­ца. Она при­под­ня­ла ка­пюшон и пос­мотре­ла вниз на до­рогу.

— Как за­бав­но, — про­гово­рила она. — Ес­ли су­дить по те­ни, то ка­жет­ся, что на ло­шади все­го один всад­ник!