Мальчик, который ничего не боялся

Жил од­нажды бед­ный кресть­янин, и бы­ло у не­го во­семь веч­но го­лод­ных де­тишек и од­на единс­твен­ная ко­рова. Яс­ное де­ло, что де­ти не в рос­ко­ши рос­ли.

Но, к счастью, Кра­сав­ка да­вала мо­лока не мень­ше, чем са­мая ухо­жен­ная ко­рова на бар­ском дво­ре. Без неё столь­ко ртов бы­ло бы не про­кор­мить. И ка­кая она бы­ла кра­сави­ца да ум­ни­ца — во всей ок­ру­ге та­кой ко­ровы не сыс­кать! Всё по­нима­ла, о чём де­ти с ней бол­та­ли, а уж те на­гово­рить мог­ли с три ко­роба.

А как лас­ко­во и за­бот­ли­во об­хо­дились де­ти со сво­ей до­рогой ко­ровуш­кой — не опи­сать сло­вами! Кра­сав­ка жи­ла в не­ге и хо­ле, хоть и бы­ла прос­той кресть­ян­ской ко­ровой. Ле­том ей раз­ре­шалось пас­тись на боль­шом бар­ском вы­пасе, и вся­кий раз она са­ма под ве­чер при­ходи­ла до­мой — та­кая это бы­ла доб­рая и по­нят­ли­вая ско­тина.

Но вот од­нажды прик­лю­чилась бе­да: Кра­сав­ка не вер­ну­лась до­мой ве­чером. Кресть­янин пол­но­чи ис­кал ко­рову, но вер­нулся ни с чем, толь­ко из сил вы­бил­ся.

На сле­ду­ющий день ра­но по­ут­ру пош­ли они с же­ной и стар­ши­ми деть­ми ис­кать Кра­сав­ку на луг, про­чеса­ли его из кон­ца в ко­нец, но так и не наш­ли сво­ей ко­ровуш­ки.

Лишь у лес­ной опуш­ки при­мети­ли они сле­ды Кра­сав­ки на рых­лой зем­ле. А ря­дом дру­гие — от­пе­чат­ки ог­ромных не­ук­лю­жих лап с шестью ког­тя­ми.

Ужас­нулся кресть­янин: он сра­зу до­гадал­ся, кто здесь по­бывал. Не ина­че как сам боль­шой тролль из Дре­муче­го ле­са.

Те­перь без тру­да мож­но бы­ло до­гадать­ся, ку­да по­дева­лась ко­рова. Яс­ное де­ло: боль­шой тролль выб­рался из сво­их пе­щер в Се­рой го­ре, за­явил­ся на пас­тби­ще и увёл её в своё ло­гово. Тролль на­вер­ня­ка проз­нал, что Кра­сав­ка — са­мая удой­ная ко­рова во всей ок­ру­ге.

В ма­лень­кой кресть­ян­ской из­бушке во­цари­лись грусть и уны­ние. Де­ти пла­кали, а отец с ма­терью не мог­ли ни сло­ва ска­зать от го­ря. О про­дол­же­нии по­ис­ков не мог­ло быть и ре­чи: ни­ког­да ещё ни один че­ловек не ос­ме­ливал­ся вой­ти в ужас­ные пе­щеры, где оби­тали трол­ли.

Од­на­ко не толь­ко трол­лей сле­дова­ло опа­сать­ся в гус­той лес­ной ча­ще. Там жи­ли ещё зе­лено­воло­сая кол­дунья — Лес­ная Де­ва, как проз­ва­ли её лю­ди, — злоб­ный Пёс Жад­ная Пасть и Мед­ведь Ко­сола­пый — кос­ма­тый ко­роль ле­са.

Сре­ди де­тей на ху­торе рос ро­зово­щёкий маль­чу­ган по име­ни Нис­се, рав­но­го ко­торо­му не сыс­кать бы­ло в се­ми ок­рес­тных во­лос­тях. Са­мое уди­витель­ное в нём бы­ло то, что он ни­чего на све­те не бо­ял­ся. А по­чему? Да по­тому, что у не­го бы­ло доб­рое сер­дце. Он за­ботил­ся о вся­кой жи­вой тва­ри, так что да­же са­мый опас­ный зверь не ре­шал­ся при­чинить ему зла. По­это­му-то Нис­се и не ве­дал стра­ха и не бо­ял­ся ни­кого в Дре­мучем ле­су: ни вол­ков, ни мед­ве­дей, ни кол­ду­ний, ни трол­лей.

Ког­да Нис­се ус­лы­хал о про­паже Кра­сав­ки, то жи­во соб­рался в путь — в пе­щеру трол­ля, что­бы при­вес­ти ко­рову на­зад. Отец с ма­терью ему не пе­речи­ли, они зна­ли: их сы­ну бо­ять­ся не­чего, ведь он всег­да дер­жался об­хо­дитель­но и был добр со все­ми.

Взял Нис­се в ру­ки пал­ку, су­нул в кар­ман па­роч­ку бу­тер­бро­дов и от­пра­вил­ся в путь. И вот при­шёл он в лес. Неп­росто бы­ло ему про­бирать­ся сквозь бу­рело­мы, по рас­ще­линам и кам­ням, че­рез ручьи и бо­лота. Но Нис­се хоть и не вы­шел рос­точком, за­то был юр­ким и лов­ким. Он, слов­но ры­ба, прос­каль­зы­вал сквозь гус­тую ча­щу и за­рос­ли кус­тарни­ка.

Шёл он шёл и повс­тре­чал кол­дунью. Та си­дела на ог­ромном ва­луне и зап­ле­тала свои не­чёса­ные зе­лёные во­лосы: длин­ные-пред­линные, до са­мых пят. Это бы­ла быс­тро­ногая Лес­ная Де­ва из Дре­муче­го ле­са.

— Что ты де­ла­ешь в мо­ем ле­су? — ок­ликну­ла она маль­чи­ка, ког­да тот про­ходил ми­мо.

— Доб­рая гос­по­жа, я ищу на­шу ко­рову, ко­торую ук­рал тролль, — от­ве­тил Нис­се и хо­тел ид­ти даль­ше.

— Эй, по­годи-ка! — крик­ну­ла ведь­ма и, сос­ко­чив с ва­луна, схва­тила его за ши­ворот.

Но тут её длин­ные во­лосы за­пута­лись в вет­вях пу­шис­той ели. Лес­ная Де­ва по­вис­ла на вет­ке, так что но­ги ед­ва ка­сались зем­ли, и не мог­ла сой­ти с мес­та.

Она при­нялась бить­ся и рвать­ся, кри­чала и ши­пела от злос­ти. Дру­гой бы толь­ко пос­ме­ял­ся и по­думал: «По­делом!» Од­на­ко Нис­се был не из та­ких.

— Ой, как мне вас жаль, ма­туш­ка! — ска­зал он за­бот­ли­во. — Дай­те-ка я вам по­могу.

Он влез на ель и при­нял­ся рас­пу­тывать кос­ма­тые пря­ди, и в кон­це кон­цов снял кол­дунью с де­рева.

— На­до же, ка­кой ты чу­дак — по­мог сво­ему вра­гу! — уди­вилась Лес­ная Де­ва. — Я-то со­бира­лась за­дать те­бе взбуч­ку, но раз ты мне по­мог, я те­бе то­же по­могу.

— Спа­сибо за доб­ро­ту, ма­туш­ка! — об­ра­довал­ся Нис­се.

Те­бе не спра­вить­ся с лес­ным зверь­ём, ес­ли ты аде на­учишь­ся по­нимать их язык, — ска­зала Лес­ная Де­ва. — Вот те­бе сте­белёк вол­шебной тра­вы, ко­торую толь­ко я мо­гу отыс­кать. За­сунь его в ухо, и бу­дешь по­нимать всё, что го­ворят лес­ные зве­ри.

Маль­чик сде­лал так, как его на­учи­ла Лес­ная Де­ва, поб­ла­года­рил её и по­шёл даль­ше. Прой­дя нем­но­го, он встре­тил ог­ромно­го Пса Жад­ная Пасть: тот ска­кал на трёх ла­пах и ре­вел от бо­ли.

— Ой, бед­нень­кий пё­сик, — от чис­то­го сер­дца по­жалел его Нис­се, — где же ты по­ранил­ся? Мо­жет, я смо­гу те­бе по­мочь?

Хо­тел бы­ло Пёс наб­ро­сить­ся на маль­чи­ка, но, ус­лы­хав столь лю­без­ные ре­чи, сел на зад­ние ла­пы, сов­сем как са­мая обык­но­вен­ная со­бака.

— А ты вро­де не по­хож на ос­таль­ных лю­дей, пар­нишка, — про­вор­чал он.

— Мо­жет, и так, — от­ве­чал маль­чик. — Дай-ка я пос­мотрю твою ла­пу, бра­тец.

Пёс про­тянул пе­ред­нюю ла­пу, и маль­чик уви­дел, что в неё впи­лась ог­ромная ко­люч­ка. Он вы­нул её, а по­том при­ложил к ра­не ку­сочек влаж­но­го мха. при­мотав его длин­ны­ми тра­вин­ка­ми.

— Ой, как хо­рошо! — об­ра­довал­ся пёс и сно­ва встал на все че­тыре ла­пы. — А я-то со­бирал­ся от­ку­сить те­бе уши, но те­перь не ста­ну. Ку­да же ты путь дер­жишь?

— Я иду в пе­щеру трол­лей за сво­ей про­пав­шей ко­ровой, — от­ве­чал Нис­се.

— Ай-ай! — вос­клик­нул пёс и с жа­лостью пос­мотрел на маль­чи­ка. — Неп­ростое это де­ло! С трол­ля­ми тя­гать­ся — не в иг­рушки иг­рать. Но раз ты вы­лечил мне ла­пу, я, по­жалуй, пой­ду с то­бой и по­кажу до­рогу. А гля­дишь, смо­гу и по­мочь чем при слу­чае.

«Что ты де­ла­ешь в мо­ем ле­су?» — ок­ликну­ла она маль­чи­ка, ког­да тот про­ходил ми­мо

«Вот те­бе сте­белек вол­шебной тра­вы, ко­торую толь­ко я мо­гу отыс­кать»

Ска­зано — сде­лано. Пёс Жад­ная Пасть по­бежал впе­рёд, а маль­чик за­шагал сле­дом. Дол­го-дол­го шли они по ле­су и на­конец повс­тре­чали Мед­ве­дя Ко­сола­пого: тот ис­кал во мху клюк­ву.

— Это­му луч­ше на пу­ти не по­падать­ся, — пре­дуп­ре­дил пёс, — он не по­щадит ни че­лове­ка, ни зве­ря.

— А мне он ка­жет­ся впол­не доб­ро­душ­ным, хоть он и та­кой боль­шой и кос­ма­тый, — ска­зал маль­чик и по­шёл впе­рёд.

Но тут мед­ведь их за­метил, под­нялся на зад­ние ла­пы и с ужас­ным ры­ком по­шёл навс­тре­чу.

— Ой, ка­кой же у те­бя низ­кий го­лос! — вос­клик­нул маль­чик и про­тянул ему ла­дош­ку — поз­до­ровать­ся. — Ты бы мог петь ба­сом в нас­то­ящем хо­ре.

— Уф! — про­вор­чал мед­ведь, опус­тился на че­тыре ла­пы и по­дошёл враз­ва­лоч­ку поб­ли­же.

— Та­кого го­лоса по­нача­лу и ис­пу­гать­ся мож­но, — до­бавил маль­чик, — но на са­мом де­ле-то ты очень лю­без­ный, вот да­же здо­рова­ешь­ся со мной обе­ими ла­пами.

Мед­ведь толь­ко-толь­ко соб­рался прог­ло­тить маль­чиш­ку, но тут из ле­са вы­бежа­ла зе­лено­воло­сая кол­дунья. Она шла за Нис­се, дер­жась на рас­сто­янии, — хо­тела пос­мотреть, как всё сло­жит­ся в пе­щере трол­ля.

— Не тронь маль­чи­ка! — крик­ну­ла она. — Он не та­кой, как дру­гие лю­ди!

— Не твое де­ло! — про­рычал мед­ведь и ещё ши­ре ра­зинул пасть.

Тог­да Лес­ная Де­ва схва­тила суч­ко­ватую пал­ку и вот­кну­ла её пря­мо в рас­кры­тую мед­вежью пасть. Пал­ка зас­тря­ла там, так что зверь не мог ни ку­сать­ся, ни ре­веть.

— Ой! — ска­зал маль­чик. — Раз­ве мож­но так об­ра­щать­ся со ста­риком, ко­торый с са­мыми мир­ны­ми по­мыс­ла­ми по­дошёл ко мне и хо­тел поз­до­ровать­ся! По­дож­ди-ка, де­душ­ка, мо­жет, я смо­гу те­бе по­мочь!

Нис­се по­дыс­кал под­хо­дяще­го раз­ме­ра сос­но­вую вет­ку и вста­вил её в мед­вежью пасть как рас­порку, а Ко­сола­пый си­дел смир­но и толь­ко сто­нал. Маль­чик при­нял­ся вер­теть и тя­нуть пал­ку, и в кон­це кон­цов вы­тащил её.

— Лов­ко у те­бя по­лучи­лось! — пох­ва­лил мед­ведь. — А ты, как я пог­ля­жу, маль­чиш­ка на­порис­тый. Я-то со­бирал­ся сло­пать те­бя, но те­перь от­пу­щу. Впредь мо­жешь не бо­ять­ся Ко­сола­пого. Что ты де­ла­ешь в ле­су?

— Ищу на­шу ко­рову, её ук­рал тролль, — от­ве­чал Нис­се.

— Ах вот как! Слав­ный маль­чик, не по­бо­ял­ся взять­ся за та­кое де­ло! — пох­ва­лил мед­ведь. — Ко­ли спра­вишь­ся с трол­лем из Дре­муче­го ле­са, то ты храб­рее, чем ка­жешь­ся. По­жалуй, я пой­ду с то­бой, пос­мотрю, мо­жет, смо­гу чем по­мочь.

И они все вмес­те от­пра­вились в путь. Пёс бе­жал впе­реди, за ним шёл маль­чик, пос­ледним ко­вылял мед­ведь. А зе­лено­воло­сая Лес­ная Де­ва кра­лась впе­реди всех: ей хо­телось уз­нать, что прик­лю­чит­ся с маль­чи­ком даль­ше.

Ког­да они дош­ли до го­ры, где бы­ла пе­щера трол­ля, уже на­чина­ло тем­неть. Вход был за­вален боль­шу­щими кам­ня­ми так, что ос­та­валась лишь ма­лень­кая щёл­ка, в ка­кую раз­ве что ку­ропат­ка мог­ла бы прош­мыгнуть.

— Ну ты-то тут, по­жалуй, про­лезть смо­жешь, — рас­су­дил Мед­ведь Ко­сола­пый, — а ес­ли тролль поп­ро­бу­ет те­бя оби­деть, толь­ко крик­ни: «Миш­ка, сю­да!» Уж тог­да я за­дам ему хо­рошень­кую взбуч­ку, обе­щаю.

— Вряд ли это по­надо­бит­ся, — от­ве­чал маль­чик. — Но всё рав­но спа­сибо.

Нис­се прош­мыгнул в уз­кую щель и ока­зал­ся в пе­щере, ог­ромной, как се­новал. Тролль си­дел у оча­га и грыз кость.

«Ой, ка­кой ма­лень­кий пос­тре­лёнок!» — за­ревел тролль

Вид у не­го был жут­кий: длин­ню­щий нос, мох­на­тые ла­пы и жёл­то-зе­лёные ко­шачьи гла­за. А в уг­лу — вы толь­ко по­любуй­тесь! — сто­яла Кра­сав­ка и же­вала ко­лючие ре­пей­ни­ки, ко­торые тролль нар­вал для неё в ле­су.

— Ой, ка­кой ма­лень­кий пос­тре­лёнок! — за­ревел тролль, схва­тил Нис­се од­ной ла­пой по­перёк ту­лови­ща и пос­та­вил на стол. — От­ку­да ты взял­ся?

— Доб­рень­кий, лю­без­ный тролль, — на­чал Нис­се веж­ли­во, — я при­шёл за на­шей ко­ровой, ко­торая заб­ре­ла в эту пе­щеру.

— Ну мо­жешь и так счи­тать, — хмык­нул тролль. — Ви­дишь ли, па­рень, мне нуж­но мо­локо, и ста­рухе мо­ей то­же. Так что ни­чего у те­бя не вый­дет. А из те­бя, по­ди, по­лучит­ся неп­ло­хое жар­кое на ужин. Вот при­дёт ста­руха и жи­во те­бя за­жарит.

— Тут-то ты оши­ба­ешь­ся, — воз­ра­зил Нис­се. — Не смо­жешь ты так дур­но обой­тись с ма­лень­ким маль­чи­ком, ко­торый те­бе ни­чего пло­хого не сде­лал.

— Что за ерун­ду ты го­родишь?! — за­орал тролль. — Яс­ное де­ло, мы те­бя за­жарим! Ты что, не бо­ишь­ся?

— Я те­бя вов­се не бо­юсь, — от­ве­чал Нис­се сме­ло. — Ты сов­сем не та­кой пло­хой, как прит­во­ря­ешь­ся. Я же ви­жу.

— Ну и ну, в жиз­ни та­кого маль­чиш­ки не ви­дывал, — про­бор­мо­тал удив­лённо тролль. — Мать, иди-ка сю­да да раз­ве­ди огонь!

Трол­ли­ха выс­ко­чила из бо­ковой пе­щеры и за­су­ети­лась у оча­га.

— Ка­кая вы доб­рая, ма­туш­ка! Хо­рошо, что вы пе­чётесь о сво­ём ста­рике, — пох­ва­лил её маль­чик. — Ну а нам с Кра­сав­кой по­ра в об­ратный путь.

Но тут тролль схва­тил маль­чи­ка за тон­кую та­лию и хо­тел уже бро­сить его в ка­шу.

Вот ведь ка­кое де­ло: доб­ро­та и бла­городс­тво спо­соб­ны по­корить сер­дце да­же лес­но­го зве­ря, но тролль це­нит лишь гру­бую си­лу. По­нял это Нис­се и зак­ри­чал:

— Миш­ка, по­моги! Миш­ка, по­моги!

Вы бы ви­дели, что тут на­чалось! Ог­ромны­ми ла­пища­ми мед­ведь рас­швы­рял кам­ни, зак­ры­вав­шие вход, и вор­вался в пе­щеру, а за ним — Лес­ная Де­ва и Пёс Жад­ная Пасть.

Мед­ведь схва­тил трол­ля за ши­ворот и швыр­нул его оземь. Маль­чик ос­во­бодил­ся и от­прыг­нул в угол. Пёс вце­пил­ся в ко­жаную кур­тку трол­ли­хи, так что ста­руха упа­ла в ка­душ­ку с во­дой, сто­яв­шую воз­ле оча­га. Ах, вы бы слы­шали, с ка­ким за­бав­ным зву­ком она шлёп­ну­лась и как во­да брыз­ну­ла аж до по­тол­ка! Тем вре­менем Лес­ная Де­ва под­бе­жала к Кра­сав­ке и раз­вя­зала ве­рёв­ку, ко­торой та бы­ла при­вяза­на.

Нис­се жи­во вско­чил ко­рове на спи­ну и ух­ва­тил­ся за её длин­ные ро­га.

— Спа­сибо за по­мощь! — крик­нул он. — Толь­ко не при­чини­те боль­шо­го вре­да се­мей­ству трол­лей!

А по­том ве­лел Кра­сав­ке:

— Впе­рёд, моя ко­ровуш­ка! Ска­чи!

Зад­рав хвост, Кра­сав­ка пус­ти­лась бе­жать. А Нис­се у неё на спи­не раз­ма­хивал шап­кой и кри­чал: — Ура!

Они мча­лись га­лопом по кам­ням и коч­кам, и ког­да взош­ло сол­нце, це­лые и нев­ре­димые доб­ра­лись до­мой.

Сто­ит ли го­ворить, ка­кое там бы­ло ве­селье!

А тролль струх­нул не на шут­ку: на­до же, Нис­се-то сво­им доб­ро­сер­де­чи­ем смог рас­по­ложить к се­бе его са­мых вер­ных дру­зей из ле­са. Так что он с тех пор и но­са не по­казы­вал на бар­ском вы­пасе