Небесное покрывало

Эту ле­ген­ду рас­ска­зыва­ют ин­дей­цы Лу­изи­аны. Ско­рее все­го, ин­дей­цы пле­мени чок­то, а мо­жет быть, и чит­ма­чи, ко­торые ве­ли нес­конча­емую борь­бу с фран­цу­зами в пе­реры­вах меж­ду пле­тени­ем раз­ноцвет­ных кор­зин и че­кан­кой мед­ных ук­ра­шений. А мо­жет, и ка­кое дру­гое пле­мя, а то и все ос­таль­ные ин­дей­цы то­же.

Од­нажды у ре­ки в по­ле ра­бота­ла ин­ди­ан­ка. Ря­дом пос­ре­ди го­лубых и ли­ловых цве­тов иг­ра­ли двое ее де­тей. У них бы­ли лук и стре­лы.

Вдруг на­летел силь­ный хо­лод­ный ве­тер. По­том по­лил дождь, нас­то­ящий ли­вень. Он сра­зу за­лил все вок­руг. И во­да в ре­ке то­же под­ня­лась вы­соко-вы­соко. Она бы­ла очень хо­лод­ная.

Мать схва­тила за ру­ки де­тей и по­бежа­ла с ни­ми к хи­жине из паль­мо­вых листь­ев. Но она не мог­ла убе­жать от быс­тро­го вет­ра и во­ды, ко­торая бы­ла пов­сю­ду и быс­тро под­ни­малась. Все вы­ше и вы­ше. И ме­шала бе­жать.

Ин­ди­ан­ка, взяв млад­ше­го ре­бен­ка на ру­ки, влез­ла с ним на мо­гучий дуб. Стар­ший ка­раб­кался за нею сле­дом. На­конец она под­ня­лась так вы­соко, что во­да уже не дос­та­вала до них.

Ве­тер все за­вывал, и во­да при­быва­ла. Но дождь вне­зап­но кон­чился, од­на­ко хо­лод­ный ве­тер про­дол­жал шу­меть сре­ди де­ревь­ев, рас­ка­чивая и то де­рево, на ко­тором ук­ры­лись трое бег­ле­цов. Они силь­но за­мер­зли, и де­ти зап­ла­кали.

— Ма­ма, мне хо­лод­но, у ме­ня но­ги за­мер­зли, — пла­кал млад­ший.

— Ма­ма, у ме­ня за­мер­зли ру­ки, я не мо­гу боль­ше дер­жать­ся за вет­ки, — жа­ловал­ся стар­ший.

Из-за чер­ных рва­ных туч выг­ля­нула Лу­на. Ее яр­кий, рез­кий свет раз­ли­вал­ся вок­руг.

— Ма­ма, нам хо­лод­но, — пла­кали де­ти.

Ма­тери то­же бы­ло очень хо­лод­но.

— Свет­лая Лу­на, — взмо­лилась мать. — Мои де­ти за­мер­зли. Они мо­гут уме­реть, а мне не­чем сог­реть их. Про­шу те­бя, не дай им уме­реть от хо­лода. Сжаль­ся над ни­ми, они еще та­кие ма­лень­кие. И сжаль­ся на­до мной, что­бы я мог­ла ос­тать­ся воз­ле них. По­моги нам!

И по­ка ин­ди­ан­ка го­вори­ла с Лу­ной, чер­но-се­рые об­ла­ка за­волок­ли не­бо.

Лу­на по­гово­рила с об­ла­ками и вет­ром. И они пос­лу­шались её. По­том она опять зас­ве­тила в вы­шине, и мать с деть­ми зас­ну­ли. А Лу­на при­нялась за де­ло. Всю ночь она тка­ла, тка­ла, тка­ла.

Нас­та­ло ут­ро. Не­бо очис­ти­лось, по­теп­ле­ло. Ин­ди­ан­ка и де­ти прос­ну­лись. Им бы­ло теп­ло. Они гля­нули на вет­ви де­ревь­ев и — о чу­до! Та­кого они ни­ког­да еще не ви­дели. Все де­ревья, и вет­ки, и они са­ми ока­зались уку­тан­ны­ми пу­шис­тым се­ро-зе­леным пок­ры­валом. Не из тка­ни, а из тра­вы. Это Лу­на выт­ка­ла его. Ин­ди­ан­ка не мог­ла отор­вать от не­го глаз, и де­ти то­же.

— Ма­ма! — вос­клик­нул стар­ший. — Все вок­руг уку­тано пок­ры­валом. По­это­му нам и теп­ло! Зна­чит, Лу­на ус­лы­шала твою прось­бу? Она ра­зор­ва­ла об­ла­ка и сот­ка­ла из них пок­ры­вало. Она по­веси­ла его на де­ревья и сог­ре­ла нас.

— Да, сын, Лу­на по­мог­ла нам. Не­бо очис­ти­лось, а все об­ла­ка, слов­но мох, при­жались к де­ревь­ям.

Они спус­ти­лись с ду­ба и пош­ли до­мой.

С тех пор на всех де­ревь­ях в шта­те Лу­изи­ана по­явил­ся се­рый мох, а от­ту­да он пе­решел и в дру­гие шта­ты. Этот мох ин­дей­цы на­зыва­ют Не­бес­ным Пок­ры­валом.