Притча о прыгающей мыши

— Хо­тите пос­лу­шать ис­то­рию о лю­дях? — спро­сил слу­шате­лей ин­дей­ский вождь по име­ни Боль­шой Щит.

— «Ис­то­рию»? — об­ра­дова­лась де­воч­ка по име­ни Свет Дня — О Боль­шой Щит, поз­воль мне сбе­гать за мо­ей сес­трой, что­бы она то­же мог­ла пос­лу­шать.

— По­зови всех де­тей, ко­торые уме­ют слу­шать так, как ты! — улыб­нулся вождь, уви­дев, как Свет Дня бро­силась на по­ис­ки сес­тры.

Вско­ре все де­ти соб­ра­лись вок­руг ска­зите­ля. Он раз­жег свою труб­ку и на­чал так:

— Жи­ла од­нажды Мышь. — Ско­сив гла­за, он при­кос­нулся к но­су ма­лень­кой де­воч­ки, си­дев­шей ря­дом с ним. — Как все мы­ши, она бы­ла всег­да за­нята сво­ими мы­шины­ми де­лами. Од­на­ко вре­мя от вре­мени ей чу­дил­ся не­обыч­ный звук. Она под­ни­мала го­лову, вни­матель­но прис­лу­шива­лась, и усы ее ше­вели­лись в воз­ду­хе. Как-то раз она пос­пе­шила к под­ру­ге и спро­сила: «Ты слы­шишь этот стран­ный звук, сес­тра?»

«Нет, нет, — от­ве­тила та, не от­ры­вая сво­его де­лови­того но­са от зем­ли. — Ни­чего я не слы­шу. Сей­час мне очень не­ког­да, по­гово­рим по­поз­же».

Мышь спро­сила дру­гую под­ру­гу, но она прис­таль­но пос­мотре­ла на нее: «В сво­ем ли ты уме? Ка­кой еще звук?» — и прос­коль­зну­ла в нор­ку под упав­ший дре­вес­ный ствол.

Ма­лень­кая Мышь за­дум­чи­во по­шеве­лила уса­ми и опять пог­ру­зилась в де­ла. Но шум пос­лы­шал­ся вновь. Прав­да, он был да­лек, но Мышь явс­твен­но слы­шала его. И од­нажды Мышь ре­шила уз­нать, от­ку­да до­носит­ся этот звук. Она бе­жала и прис­лу­шива­лась дол­го-дол­го и очень вни­матель­но, и вдруг кто-то за­гово­рил с ней.

«При­вет, сес­три­ца!» — про­из­нес го­лос, и Мышь от ис­пу­га чуть не выс­ко­чила из собс­твен­ной шкур­ки.

«При­вет! — сно­ва про­из­нес го­лос. — Это я, Брат Енот. Что ты тут де­ла­ешь од­на, сес­три­ца?» — спро­сил Енот.

Мышь пок­расне­ла и опус­ти­ла нос к са­мой зем­ле. «Я ус­лы­шала шум в ушах и те­перь хо­чу уз­нать, что это та­кое», — сму­щен­но от­ве­тила она.

«„Шум в ушах“? — пе­рес­про­сил Енот и усел­ся ря­дом. — То, что ты слы­шишь, сес­три­ца, — это ре­ка».

«Ре­ка? Что та­кое ре­ка?»

«Пой­дем со мной, я по­кажу те­бе ре­ку», — ска­зал Енот.

— Не прав­да ли, — об­ра­тил­ся к слу­шате­лям Боль­шой Щит, — лю­ди по­доб­ны ма­лень­ким мы­шам: они так за­няты пов­седнев­ны­ми де­лами, что не спо­соб­ны раз­гля­деть ве­щей бо­лее от­да­лен­ных. Прав­да, им уда­ет­ся изу­чить кое-что очень прис­таль­но, но мно­гого они лишь слег­ка ка­са­ют­ся сво­ими уса­ми. Меж­ду тем все пред­ме­ты, все яв­ле­ния дол­жны быть им близ­ки. Шум, ко­торый им слы­шит­ся, — это шум ре­ки жиз­ни. Од­ни не приз­на­ют­ся в том, что улав­ли­ва­ют ее зву­ки, дру­гие вов­се не слы­шат их, а третьи, друзья мои, раз­ли­ча­ют их так яс­но, что они упо­доб­ля­ют­ся кри­кам в са­мом их сер­дце. А те­перь про­дол­жим на­шу ис­то­рию.

Мышь пош­ла за Ено­том, хо­тя ее ма­лень­кое сер­дечко ко­лоти­лось в гру­ди от стра­ха. Енот по­вел ее за­путан­ны­ми тро­пами, и мышь впер­вые смог­ла уло­вить но­вые, не­из­вес­тные ей за­пахи. Ей бы­ло так страш­но, что она уже ре­шила по­вер­нуть на­зад. Но на­конец они приш­ли к ре­ке. Ре­ка бы­ла так ог­ромна, что зах­ва­тыва­ло ды­хание. Ма­лень­кая Мышь не мог­ла раз­ли­чить ру­гой бе­рег ре­ки — так она бы­ла ши­рока. Ре­ка пе­ла и кри­чала, ре­вела и гро­хота­ла на пу­ти сво­ем.

«Как она мо­гущес­твен­на!» — про­мол­ви­ла Мышь, с тру­дом по­дыс­ки­вая сло­ва.

«Она ве­личес­твен­на, — от­ве­тил Енот. — А те­перь поз­воль мне пред­ста­вить те­бя мо­ему дру­гу».

В мел­ком, ти­хом мес­те пла­вал лист кув­шинки, блес­тя­щий и зе­леный. На нем си­дела Ля­гуш­ка, поч­ти та­кая же зе­леная, как и лист.

«При­вет, сес­три­ца! — ска­зала Ля­гуш­ка. — Доб­ро по­жало­вать к ре­ке».

«Здесь я по­кину те­бя, — ска­зал Енот, — но не бой­ся ни­чего — Ля­гуш­ка по­забо­тит­ся о те­бе».

Ма­лень­кая Мышь приб­ли­зилась к во­де и заг­ля­нула в нее. Она уви­дела от­ра­жение ис­пу­ган­ной мы­ши.

«Кто ты? — спро­сила Мышь у сво­его от­ра­жения. — Раз­ве ты не бо­ишь­ся жить здесь, в са­мой ре­ке?»

«Нет, — от­ве­тила Ля­гуш­ка. — Я не бо­юсь. Мне был дан от рож­де­ния дар жить и в глу­бине, и на по­вер­хнос­ти во­ды. Ког­да при­ходит Зим­ний Че­ловек и за­мора­жива­ет всю эту Чу­дес­ную Си­лу, ме­ня уви­деть нель­зя. Что­бы по­видать ме­ня, нуж­но при­ходить, ког­да мир оде­ва­ет­ся в зе­лень. Сес­тра моя, ведь я Хра­нитель­ни­ца Во­ды. Хо­чешь, и ты по­лучить час­тичку этой Чу­дес­ной Си­лы?» — спро­сила Ля­гуш­ка.

«Чу­дес­ной Си­лы? Мне? — пе­рес­про­сила ма­лень­кая мышь. — Да! Да! Ес­ли мож­но».

«Тог­да со­берись в ко­мочек и под­прыг­ни вы­соко, как толь­ко смо­жешь! И ты по­лучишь уди­витель­ный Та­лис­ман», — ска­зала Ля­гуш­ка.

Мышь так и сде­лала. И тут — все­го на миг! — она уви­дела вда­леке Свя­щен­ные Го­ры.

Мышь упа­ла в ре­ку и с тру­дом выб­ра­лась на бе­рег, мок­рая и пе­репу­ган­ная до смер­ти.

«Ты сыг­ра­ла со мной злую шут­ку!» — зак­ри­чала она Ля­гуш­ке.

«По­годи, — от­ве­тила та. — Ведь ты нев­ре­дима? Не дай стра­ху и гне­ву ос­ле­пить се­бя! Ви­дела ли ты что-ни­будь?»

«Я… — Мышь за­коле­балась. — Я уви­дела Свя­щен­ные Го­ры!»

«Зна­чит, те­перь у те­бя но­вое имя, — ска­зала Ля­гуш­ка. — „Пры­га­ющая Мышь“, „Мышь, спо­соб­ная пры­гать“».

«Спа­сибо! Спа­сибо, — про­гово­рила Пры­га­ющая Мышь. — Я хо­чу вер­нуть­ся к сво­ему на­роду и рас­ска­зать обо всем, что слу­чилось со мной».

Пры­га­ющая Мышь воз­вра­тилась в мир мы­шей. Но ее жда­ло ра­зоча­рова­ние: ник­то не хо­тел слу­шать ее. К то­му же она вся вы­мок­ла, а ведь дож­дя не бы­ло, и ей ник­то не ве­рил, что она по­была в ре­ке. Мы­ши да­же ста­ли по­ба­ивать­ся ее. Мо­жет быть, ду­мали они, эта мышь по­быва­ла в пас­ти ка­кого-то хищ­ни­ка, но они твер­до зна­ли, что ес­ли хищ­ник не стал есть мышь, зна­чит, она от­равлен­ная. А раз так, мо­жет быть, от нее от­ра­вят­ся и они са­ми?

Пры­га­ющая Мышь по-преж­не­му жи­ла со сво­им на­родом, но не мог­ла за­быть Свя­щен­ных Гор. Вос­по­мина­ние о них пы­лало в уме и сер­дце Пры­га­ющей Мы­ши, и вот од­нажды она соб­ра­лась в даль­ний-даль­ний путь.

Дой­дя до края мы­шиных вла­дений, Пры­га­ющая Мышь уви­дела ши­рокие пре­рии. Как труд­на бы­ла до­рога! Но Мышь бе­жала изо всех сил. Она уже чувс­тво­вала тень ор­ла за спи­ной. Ах, эта тень! На­конец ей уда­лось спря­тать­ся под кус­та­ми ди­кой виш­ни. Здесь бы­ло прох­ладно и прос­торно; тут бы­ла во­да, яго­ды и се­мена, тра­ва для гнез­да, но­ры, по ко­торым мож­но бы­ло по­бегать, и мно­го-мно­го дру­гих при­выч­ных ве­щей.

Пры­га­ющая Мышь при­нялась ис­сле­довать но­вую мес­тность и вдруг ус­лы­шала чье-то тя­желое ды­хание. Она обер­ну­лась и уви­дела Боль­шую Го­ру Шер­сти с Чер­ны­ми Ро­гами — Ве­лико­го Би­зона. Зверь был так ог­ро­мен, что Пры­га­ющая Мышь по­мес­ти­лась на од­ном из его боль­ших ро­гов. «Ка­кой ве­личес­твен­ный зверь!» — по­дума­ла Пры­га­ющая Мышь

«При­вет те­бе, сес­три­ца, — ска­зал Би­зон. — Спа­сибо, что приш­ла на­вес­тить ме­ня».

«При­вет, Боль­шой Зверь, — ска­зала Пры­га­ющая Мышь. — По­чему ты ле­жишь здесь?»

«Я бо­лен и уми­раю, — от­ве­тил Би­зон. — Та­лис­ман по­ведал мне, что толь­ко глаз мы­ши ис­це­лит ме­ня. Но ведь ты зна­ешь, сес­три­ца, что на све­те нет су­щес­тва с та­ким име­нем — „Мышь“».

Пры­га­ющая Мышь бы­ла по­раже­на. «Один мой глаз! — по­дума­ла она. — Один мой ма­лень­кий глаз!» Она пос­пе­шила на­зад в гу­щу кус­тов. Но ды­хание по­зади нее ста­нови­лось все мед­леннее и тя­желее.

«Он ум­рет, — по­дума­ла Пры­га­ющая Мышь, — ес­ли я не от­дам ему мой глаз… А он так ве­лик! Нет, нель­зя поз­во­лить ему уме­реть!» Она сно­ва вер­ну­лась ту­да, где ле­жал Би­зон, и за­гово­рила с ним. «Я и есть мышь, — про­из­несла она ти­хонь­ко. — А ты, брат мой, Боль­шой Зверь. Я не мо­гу поз­во­лить те­бе уме­реть. У ме­ня есть два гла­за, возь­ми один из них».

Ед­ва толь­ко Мышь про­гово­рила это, ее глаз пе­рес­тал ви­деть, а Би­зон ис­це­лил­ся Он вско­чил на но­ги, по­шат­нув весь мир Пры­га­ющей Мы­ши.

«Бла­года­рю те­бя, сес­тра моя, — ска­зал Би­зон. — Я знаю, ты ищешь Свя­щен­ные Го­ры. Ты по­дари­ла мне жизнь, что­бы я мог пе­реда­вать свою си­лу и мощь лю­дям. Я до­веду те­бя до под­но­жия Свя­щен­ных Гор. Бе­ги, я прик­рою те­бя сво­им те­лом, и не бой­ся ор­лов: они уви­дят толь­ко спи­ну Би­зона».

Ма­лень­кая Мышь по­бежа­ла по пре­рии под прик­ры­ти­ем Би­зона, но бе­жать с од­ним гла­зом бы­ло очень страш­но. Ей ка­залось, что ог­ромные ко­пыта Би­зона сот­ря­са­ют весь мир. На­конец они доб­ра­лись до мес­та, и Би­зон ос­та­новил­ся.

Рас­сказ вож­дя был прер­ван од­ним из слу­шате­лей.

— По­чему Мышь дол­жна бы­ла от­дать глаз, что­бы ис­це­лить Би­зона? — спро­сил Боль­шо­го Щи­та один из юно­шей.

— По­тому что та­кое су­щес­тво, как Мышь, дол­жно рас­стать­ся с при­выч­ным для нее по­нима­ни­ем ми­ра, что­бы сде­лать­ся муд­рее. Но ни­кого нель­зя зас­та­вить это сде­лать на­силь­но. Би­зон да­же не знал, что мышь — это мышь. Она ведь мог­ла прос­то спря­тать­ся от не­го.

— А что слу­чилось бы, ес­ли бы мышь поз­во­лила Би­зону уме­реть?

— Что же, тог­да всю жизнь ей приш­лось бы чувс­тво­вать вок­руг се­бя за­пах тле­ния, сын мой. По­верь, мно­гие про­ходят че­рез то же, что эта мышь. Но од­ни при­выка­ют жить ря­дом сэтим за­пахом, дру­гие пред­по­чита­ют стра­дать от жаж­ды, за­бив­шись в собс­твен­ный дом под кус­та­ми ди­кой виш­ни; третьи веч­но бе­гут по жиз­ни, прик­ры­ва­ясь спи­ной боль­шо­го Би­зона. Ими дви­жет страх. Страх пе­ред ог­ромны­ми ко­пыта­ми Муд­рости и ког­тя­ми ор­лов — это страх пе­ред не­из­вес­тностью.

— Что же даль­ше? — спро­сил учи­теля юно­ша.

— А даль­ше — вот что, — от­ве­чал тот, об­во­дя всех взгля­дом. — Пры­га­ющая Мышь сра­зу же ста­ла ос­матри­вать­ся вок­руг. У под­но­жия гор бы­ло все, что так лю­бят мы­ши. Вне­зап­но она нат­кну­лась на Се­рого Вол­ка, ко­торый си­дел ти­хо и сов­сем не­под­вижно.

«При­вет те­бе, брат Волк», — ска­зала Пры­га­ющая Мышь.

Волк нас­то­рожил­ся, гла­за его про­си­яли. «Волк! Волк? Вот кто я? Ко­неч­но, я и есть Волк!» — но тут ра­зум его сно­ва за­тума­нил­ся, и Волк опять за­мер.

«Та­кой боль­шой зверь, — по­дума­ла Пры­га­ющая Мышь, — а у не­го сов­сем нет па­мяти!»

Она отош­ла в сто­рону и за­тих­ла, дол­го и чут­ко прис­лу­шива­ясь к сту­ку собс­твен­но­го сер­дца… По­том вдруг ре­шилась. Мышь ска­зала:

«По­жалуй­ста, брат Волк. выс­лу­шай ме­ня. Я знаю, что мо­жет по­мочь те­бе. Возь­ми мой глаз. Ты боль­ше ме­ня: я все­го толь­ко мышь!»

Ед­ва Пры­га­ющая Мышь умол­кла, как пе­рес­тал ви­деть и вто­рой ее глаз, а Волк тут же ис­це­лил­ся.

Сле­зы по­кати­лись по ще­кам Вол­ка, но его ма­лень­кая сес­три­ца уже не мог­ла их ви­деть, по­тому что бы­ла сле­па.

«Ты ве­лика, моя ма­лень­кая сес­тра, — ска­зал Волк. — Но ты те­перь сле­па. Слу­шай! Я про­вод­ник в Свя­щен­ных Го­рах. Я от­не­су те­бя вы­ше, к Ве­лико­му Вол­шебно­му Озе­ру, пол­но­му Чу­дес­ной Си­лы. Это са­мое прек­расное озе­ро в ми­ре. Все, что ни есть на зем­ле, от­ра­жа­ет­ся в нем: раз­ные на­роды, их до­ма и все су­щес­тва рав­нин и не­бес».

«По­жалуй­ста, от­не­си ме­ня ту­да», — поп­ро­сила Пры­га­ющая Мышь.

Волк дос­та­вил ее к Вол­шебно­му Озе­ру. Там Пры­га­ющая Мышь на­пилась озер­ной во­ды, а Волк рас­ска­зал ей, как кра­сиво вок­руг.

«Здесь я дол­жен по­кинуть те­бя, — ска­зал Волк. — Мне нуж­но ука­зывать эту до­рогу дру­гим; но я всег­да бу­ду с то­бой, до тех пор, по­ка ты бу­дешь лю­бить ме­ня».

«Спа­сибо, брат мой», — от­ве­тила Пры­га­ющая Мышь.

Ос­тавшись сов­сем од­на, она си­дела на бе­регу, дро­жа от стра­ха, ведь здесь орел лег­ко мо­жет най­ти ее. Она по­чувс­тво­вала его тень над го­ловой, ус­лы­шала ор­ли­ный крик и вся сжа­лась, ожи­дая на­паде­ния. Вдруг она ощу­тила силь­ный удар и сра­зу пог­ру­зилась в за­бытье.

Но вот Мышь приш­ла в се­бя. То, что она жи­ва, бы­ло уди­витель­но; но к ней вер­ну­лось и зре­ние. Прав­да, все вок­руг ка­залось не­чет­ким, но са­ми цве­та бы­ли прек­расны.

«Я ви­жу! Ви­жу!» — пов­то­ряла Пры­га­ющая Мышь сно­ва и сно­ва. Но вот ка­кая-то тем­ная мас­са приб­ли­зилась к Пры­га­ющей Мы­ши.

«При­вет те­бе, сес­тра! — про­из­нес го­лос. — Не хо­чешь ли по­лучить нем­но­го Чу­дес­ной Си­лы?»

«Нем­но­го Чу­дес­ной Си­лы? — спро­сила Мышь. — Да! Да!»

«Тог­да сож­мись в ко­мочек, — про­мол­вил го­лос, — и под­прыг­ни как мож­но вы­ше!»

Пры­га­ющая Мышь так и сде­лала. Она сжа­лась силь­но-силь­но, а за­тем прыг­ну­ла. Ве­тер под­хва­тил ее и под­нял в воз­дух.

«Не бой­ся! — ус­лы­шала Мышь. — До­верь­ся вет­ру».

Пры­га­ющая Мышь зак­ры­ла гла­за и до­вери­лась вег­ру; он под­ни­мал ее все вы­ше и вы­ше. Ког­да Пры­га­ющая Мышь вновь от­кры­ла гла­за, все вдруг ста­ло яс­ным, и чем вы­ше она под­ни­малась, тем яс­нее ста­нови­лось все вок­руг. И тут Пры­га­ющая Мышь уви­дела в прек­расном Вол­шебном Озе­ре, на лис­те кув­шинки, сво­его ста­рого дру­га, Ля­гуш­ку.

«Те­перь у те­бя но­вое имя! — крик­ну­ла ей Ля­гуш­ка. — Ты Орел!»

Вот и все, де­ти мои, — за­кон­чил вождь, — и пусть каж­дый из вас об­ре­тет Но­вое Имя!