Далеко ли до порта?

Пла­вание на ки­тобой­ном суд­не в Ат­ланти­чес­ком оке­ане обыч­но длит­ся ме­сяцев шесть, не мень­ше. Офи­ци­аль­но его на­зыва­ют «от зи­мы — до ле­та», то есть два се­зона. А не­офи­цици­аль­но — «Рож­дес­твенский зап­лыв»: уп­лы­ли под рож­дес­тво, прип­лы­ли на пас­ху. По это­му по­воду ста­рожи­лы Но­вого Бед­форда, или, как пра­виль­нее го­ворить, Нью-Бед­форда, лю­бят от­пускать со­леные шу­точ­ки.

Для столь дол­го­го пла­вания го­дят­ся шху­ны и бри­ги, пос­тро­ен­ные толь­ко в Про­вин­ста­уне. Рас­ска­зыва­ют, что од­но­го ста­рого мор­ско­го вол­ка из Нью-Бед­форда ни­как не хо­тела от­пускать в та­кое пла­вание его же­на. Так вот, ког­да он уже от­ча­ливал из Про­вин­ста­уна, к не­му по­дошел его агент и шеп­нул на ухо:

— Ка­питан Джонс, вы за­были по­цело­вать на про­щание свою же­ну!

Не от­ры­вая взгля­да от мачт, ка­питан от­ве­тил:

— Сто­ит ли вол­но­вать­ся из-за пус­тя­ка? Я ведь ухо­жу все­го на пол­го­да.

А дру­гой ка­питан, вер­нувшись пос­ле че­тырех­летне­го от­сутс­твия из та­кого длин­но­го и опас­но­го пла­вания без еди­ного бо­чон­ка ки­тово­го жи­ра и без еди­ного фун­та ки­тово­го уса, ска­зал:

— За­то поп­ла­вали вдо­воль, черт по­дери!

Го­ворят еще, ког­да ка­лифор­ний­ский кли­пер ок­ликнул воз­ле мы­са Горн ки­тобой­ное суд­но, что­бы спро­сить: «Да­леко ли до пор­та?», — один из длин­но­боро­дых обор­ванцев ки­тобой­ной ко­ман­ды, выс­тро­ив­шихся на па­лубе, от­ве­тил:

— Не пом­ним. Мы выш­ли от­ту­да, ког­да бы­ли мо­лоды­ми.