Джесси Джеймс и бедная вдова

В то ут­ро Джес­си Джей­мс, его брат Фрэнк и их ре­бята еха­ли вер­ха­ми по се­вер­но­му Мис­су­ри. Бли­зил­ся пол­день, и у всех уже со­сало под ло­жеч­кой. Свер­нув с до­роги, они зап­ри­мети­ли под де­ревь­ями фер­мер­скую хи­жину и ре­шили поб­ли­же поз­на­комить­ся с его оди­нокой хо­зяй­кой.

Та встре­тила их с опас­кой.

— Та­кой слав­ный дом и хо­зяй­ство боль­шое, где же сам хо­зя­ин? Что же не вы­ходит он встре­чать гос­тей? — спро­сил Фрэнк Джей­мс.

— Обож­ди, — тро­нул его за пле­чо Джес­си, — я сам по­гово­рю с хо­зяй­кой. — Го­лубуш­ка, мы всю ночь не сле­зали с сед­ла. Нам бы по­по­ить ло­шадей, пе­редох­нуть да под­кре­пить­ся! — И он пот­ряс пе­ред хо­зяй­кой уве­сис­тым де­неж­ным меш­ком. — За рас­пла­той де­ло не ста­нет.

Она их приг­ла­сила зай­ти. Друж­ки Джес­си Джей­мса усе­лись за стол и с не­тер­пе­ни­ем жда­ли, по­ка хо­зяй­ка жа­рила я­ич­ни­цу и ва­рила ко­фе — дру­гой еды в до­ме не наш­лось. Один Джес­си Джей­мс за­метил, что на гла­за хо­зяй­ки то и де­ло на­вер­ты­ва­ют­ся сле­зы, и она с тру­дом сдер­жи­ва­ет­ся, что­бы не раз­ры­дать­ся. А Джес­си ви­деть не мог чу­жих стра­даний и пу­ще все­го жен­ских слез — до то­го неж­ное у не­го бы­ло сер­дце.

— Ка­кое го­ре гло­жет вас? — спро­сил ее Джес­си.

Хо­зяй­ка по­пыта­лась прог­нать сле­зы улыб­кой и от­ве­чала:

— Уви­дев вас в мо­ем до­ме, та­ких всех мо­лодых, креп­ких, здо­ровых, я вспом­ни­ла счас­тли­вые вре­мена, ког­да был жив мой муж и за стол вмес­те с ним са­дились все его по­мощ­ни­ки, с ко­торы­ми он ра­ботал в по­ле. С тех пор здесь все так пе­чаль­но пе­реме­нилось, — и она горь­ко рас­пла­калась.

Джес­си про­дол­жал ее расс­пра­шивать, и вы­яс­ни­лось, что у жен­щи­ны трое де­тей, они учат­ся в шко­ле за нес­коль­ко миль от до­ма. А сам дом уже дав­но за­ложен, и фер­ма то­же. За ты­сячу че­тырес­та дол­ла­ров. За­ложен и пе­реза­ложен, и пос­ледний срок вып­ла­ты ис­те­ка­ет как раз се­год­ня.

— Так вот по­чему вы так горь­ко пла­чете! — вос­клик­нул Джес­си Джей­мс. — Те­перь я по­нимаю, вы бо­итесь ос­тать­ся с деть­ми без кро­ва?

— И это то­же, — сог­ла­силась бед­ная вдо­ва. — Вот-вот дол­жен явить­ся из го­рода вла­делец зак­ладной, ста­рый бес­сердеч­ный скря­га. Он пот­ре­бу­ет де­нег, а у ме­ня нет ни дол­ла­ра, что­бы уп­ла­тить долг. Ждать боль­ше он не ста­нет, и при­дет­ся мне с мо­ими ма­лют­ка­ми ски­тать­ся по до­рогам.

— Ну, уж нет, — вски­пел гне­вом Джес­си Джей­мс, и в гла­зах заж­глась уг­ро­за. — Пусть не ви­дать мне боль­ше мо­их род­ных сы­новей, ес­ли я не вы­ручу вас из бе­ды! Не бой­тесь ни­чего, су­дары­ня. Ду­маю, вам не при­дет­ся по­кидать род­ной дом и фер­му. Я по­забо­чусь… Нет, луч­ше я сде­лаю так…

Хо­зяй­ка слу­шала и ушам сво­им не ве­рила. Не­уже­ли на­шел­ся у нее за­щит­ник? Но кто он?

Она по­дала на стол еду, все тут же на­кину­лись на нее, а пос­ле тра­пезы Джес­си дос­тал ме­шок с день­га­ми и вы­ложил на стол ров­но ты­сячу че­тырес­та дол­ла­ров.

— Вот, су­дары­ня, вам день­ги, что­бы вы­купить зак­ладную, — ска­зал он.

Хо­зяй­ка бы­ла пот­ря­сена до глу­бины ду­ши.

— Од­на­ко я не мо­гу их взять у вас, ибо ни­ког­да не су­мею вер­нуть вам этот долг.

— Но я даю не в долг, — воз­ра­зил Джес­си. — Я их да­рю.

— Быть мо­жет, это сон? — про­шеп­та­ла бед­ная вдо­ва. — Нет, на­яву та­кого слу­чить­ся не мог­ло.

Джес­си пос­та­рал­ся уве­рить ее, что это не сон и что день­ги са­мые нас­то­ящие, а не фаль­ши­вые и она мо­жет рас­по­рядить­ся ими, как хо­чет. По­том сел и по всей фор­ме на­писал рас­писку, но поп­ро­сил жен­щи­ну пе­репи­сать ее. Он не хо­тел, что­бы кто-ни­будь уз­нал его по­черк, и ори­гинал рас­писки спря­тал в свой кар­ман.

— Как толь­ко уп­ла­тите ему ты­сячу че­тырес­та дол­ла­ров, ве­лите под­пи­сать­ся вот здесь, да не как-ни­будь, а чер­ни­лами, — нас­та­вил Джес­си Джей­мс вдо­ву и дал ей еще горсть мо­нет на сроч­ные рас­хо­ды. — А те­перь опи­шите точ­но, ка­ков вла­делец зак­ладной, во что одет и вся­кое та­кое про­чее.

Уз­нав от вдо­вы, ког­да и ка­кой до­рогой он при­едет, Джес­си Джей­мс с ней поп­ро­щал­ся и вмес­те со сво­ими друж­ка­ми ус­ка­кал прочь. А вдо­ва, гля­дя им вслед, пла­кала, но те­перь уж от ра­дос­ти.

Од­на­ко да­леко они не у­еха­ли, а спря­тались в кус­тах, рос­ших вдоль до­роги, и дож­да­лись, ког­да по ней про­едет тот че­ловек. Он прос­ка­кал в лег­кой дву­кол­ке к до­му вдо­вы и вско­ре по­казал­ся на­зад с пре­доволь­ным ви­дом, на­певая се­бе под нос «Ста­рина Дэн Та­кер был мо­лод­чи­на…». Вот тут-то Джес­си Джей­мс и его ком­па­ния выш­ли из кус­тов, ос­та­нови­ли ста­рого скря­гу и по­лучи­ли на­зад свою ты­сячу и че­тырес­та дол­ла­ров.

Ког­да Джес­си по­том спро­сили, труд­но ли бы­ло про­делать всю эту опе­рацию, он ве­село рас­сме­ял­ся:

— Труд­но? О нет, я да­же паль­цем не по­шеве­лил.