Непоседа и Да Скорей

Что и го­ворить, быс­тро бе­гал олень, ко­торо­го подс­тре­лил дя­дюш­ка Дэ­ви Лэйн, быс­трее мол­нии, осо­бен­но ког­да ве­тер дул ему в спи­ну. Од­на­ко, слу­чись ему сос­тя­зать­ся в бе­ге с не­ким псом по клич­ке Да Ско­рей, не­из­вес­тно, кто бы по­бедил. Эту клич­ку пес по­лучил еще бу­дучи щен­ком, а бы­ло это на за­ре его дет­ских лет, и выш­ло это са­мо со­бой, — по­тому как он го­тов был ско­рее бе­гать, чем есть. Собс­твен­но, это от­но­силось ко все­му, что он де­лал, и все про не­го так и го­вори­ли: «Да ско­рей он бу­дет бе­гать, чем пить, есть, спать или иг­рать». Так все и зва­ли его Да Ско­рей.

А ког­да ему не за кем бы­ло бе­гать, он го­нял­ся за собс­твен­ной тенью. И поч­ти всег­да он нам­но­го об­го­нял ее, и тень ос­та­валась ле­жать по­зади не­го при пос­леднем из­ды­хании. Ес­ли же те­ни ря­дом не бы­ло, Да Ско­рей бе­гал вок­руг сво­его хо­зя­ина. Хо­зя­ин пса был ко­чега­ром на па­рово­зе, ко­торый с гро­хотом бе­жал по рель­сам с Вос­то­ка на За­пад и с За­пада на Вос­ток. И не прос­то ко­чега­ром, но еще и боль­шим не­посе­дой. Он ни­ког­да не ра­ботал по­дол­гу на од­ном мес­те: ме­сяц по­рабо­та­ет на од­ну же­лез­но­дорож­ную ком­па­нию, гля­дишь, на дру­гой ме­сяц уже пе­рехо­дит в дру­гую. На­вер­ное, от­то­го его и проз­ва­ли все Не­посе­дой.

Не­посе­да и Да Ско­рей ве­ли вмес­те чу­дес­ную жизнь. По­ка Не­посе­да под­бра­сывал уголь в ко­чегар­ку па­рово­за, Да Ско­рей бе­жал ря­дом с па­рово­зом — не­важ­но, вез тот то­вар­ный сос­тав или экс­пресс. Да Ско­рей был пре­дан­ным псом, так ему на ро­ду бы­ло на­писа­но, а по­тому не хо­тел рас­ста­вать­ся со сво­им хо­зя­ином доль­ше чем на се­кун­ду. Единс­твен­ный раз их раз­лу­ка дли­лась це­лую ми­нуту, это ког­да Да Ско­рей на за­кате сол­нца пом­чался за го­ризонт, же­лая обог­нать са­дяще­еся све­тило. Но он бе­жал так быс­тро и убе­жал так да­леко, что обог­нал не за­ход, а вос­ход сол­нца, и очень скон­фу­зил­ся.

В один прек­расный день Не­посе­да ре­шил пе­рей­ти на ра­боту в Ти­хо­оке­ан­скую объ­еди­нен­ную же­лез­но­дорож­ную ком­па­нию — ТОЖ. Он за­шел к на­чаль­ни­ку до­роги, что­бы спро­сить о мес­те, а Да Ско­рей вприп­рыжку, ко­неч­но, за ним. На­чаль­ник ог­ля­дел Не­посе­ду с ног до го­ловы, ре­шил, что для ко­чега­ра он под­хо­дит, и ска­зал, что мес­то за ним.

— Толь­ко при­дет­ся вам прис­тро­ить ва­шего пса в со­бачий пан­си­онат, — пре­дуп­ре­дил на­чаль­ник до­роги. — Ад­ми­нис­тра­ция зап­ре­ща­ет пус­кать пас­са­жиров, будь то хоть бло­ха, в ко­чегар­ку или в слу­жеб­ный ва­гон. А мы со­бира­ем­ся наз­на­чить вас на то­вар­ный сос­тав.

— Да Ско­рей не проб­ле­ма, — воз­ра­зил Не­посе­да. — Ка­кой бы я по­езд ни вел, он знай се­бе бе­жит за лю­бым сос­та­вом, и все тут. Ког­да я ра­ботаю на то­вар­ном, ему при­ходит­ся де­лать за­беги в сто­рону — в по­ле или еще ку­да, ина­че ему скуч­но бе­жать так мед­ленно. Но, впро­чем, он на все сог­ла­сен, лишь бы не раз­лу­чать­ся со мной.

На­чаль­ник до­роги фыр­кнул:

— Нет на све­те со­баки, ко­торая уг­на­лась бы за по­ез­дом, пусть да­же за са­мым мед­ленным, то­вар­ным.

— Вы не зна­ете Да Ско­рей! Мол­ния, а не пес, — за­явил Не­посе­да. — Став­лю все мое жа­лованье про­тив пя­тидол­ла­ровой бу­маж­ки, что в кон­це пу­ти Да Ско­рей бу­дет ждать у стрел­ки, да еще про­бежит­ся до то­го раз пять­де­сят вок­руг стан­ции для раз­минки.

— По ру­кам! — с ра­достью сог­ла­сил­ся на­чаль­ник до­роги, пред­вку­шая вы­иг­рать круг­лень­кую сум­му.

Не­посе­да под­нялся в ко­чегар­ку па­рово­за, раз­вел под кот­лом огонь, и на­чаль­ник стан­ции дал сиг­нал к от­прав­ле­нию. Да Ско­рей зат­ру­сил вприп­рыжку ря­дом с ляз­га­ющи­ми ко­леса­ми, то и де­ло пог­ля­дывая на Не­посе­ду. Да­же ког­да то­вар­ный наб­рал ско­рость, Да Ско­рей не спе­ша бе­жал ря­дом. Раз­ве это бы­ла для не­го ско­рость? На хо­ду он то и де­ло ос­та­нав­ли­вал­ся, что­бы пой­мать у се­бя бло­ху или вы­нюхать кро­лика. Под ко­нец Да Ско­рей бе­жал да­леко впе­реди пря­мо к стрел­ке. Обе­жал раз сто вок­руг стан­ции и усел­ся до­жидать­ся сво­его хо­зя­ина.

На­чаль­ник до­роги стис­нул зу­бы от злос­ти, да так, что сло­мал их, и рас­топтал свою шля­пу, до то­го до­сад­но ему бы­ло про­иг­рать па­ри.

Он пе­ревел Не­посе­ду на мес­тный пас­са­жир­ский и уд­во­ил став­ку. Ко­неч­но, пас­са­жир­ский шел нам­но­го быс­трее то­вар­но­го по­ез­да, но Да Ско­рей спо­кой­но бе­жал ря­дом с па­рово­зом, у не­го да­же не учас­ти­лось ды­хание. Он сов­сем не спе­шил, и все-та­ки ему при­ходи­лось то и де­ло ос­та­нав­ли­вать­ся, что­бы не слиш­ком об­го­нять по­езд.

На этот раз на­чаль­ник до­роги в ярос­ти рас­топтал свои встав­ные зу­бы и прог­ло­тил свою шля­пу. Он ре­шил во что бы то ни ста­ло из­ба­вить­ся от Не­посе­ды, но в тот мо­мент его прос­то не­кем бы­ло за­менить. Ос­та­валось од­но: ждать и при­думать но­вое па­ри, ко­торое он бы вы­иг­рал.

А Не­посе­да знай се­бе ка­тал­ся на пас­са­жир­ском ту­да и об­ратно. И Да Ско­рей не от­ста­вал от не­го. Но, хо­тя по­езд раз­ви­вал хо­рошую ско­рость, пас­са­жиры ста­ли вор­чать, что он пле­тет­ся слиш­ком мед­ленно, раз обык­но­вен­ная со­бака мо­жет дог­нать его. Ка­кую ско­рость ни да­вал па­ровоз, все рав­но эта пят­нистая двор­ня­га, буд­то не зная дру­гого де­ла, все вре­мя уви­валась око­ло не­го, не ве­дая ус­та­лос­ти. На­конец, де­ла при­няли сов­сем уже дур­ной обо­рот, ког­да пас­са­жиры за­яви­ли, что луч­ше во­об­ще хо­дить пеш­ком, чем плес­тись на ТОЖ (то есть в по­ез­де Ти­хо­оке­ан­ской объ­еди­нен­ной же­лез­ной до­роги).

Как толь­ко на­чаль­ник до­роги на­шел но­вого ко­чега­ра, он тут же выз­вал Не­посе­ду к се­бе.

— Так вот, го­луб­чик, — за­явил он ему, — не та­кой уж ты хо­роший ко­чегар, как хвас­та­ешь­ся. И твой пес не так уж быс­тро бе­га­ет. Я пе­рево­жу те­бя на экс­пресс Пу­шеч­ное Яд­ро. И ес­ли хоть од­на жи­вая тварь на че­тырех но­гах уго­нит­ся за этим по­ез­дом, ко­торый бе­га­ет на са­мых ско­рых ко­лесах, я нав­сегда рас­ста­нусь с же­лез­но­дорож­ной ком­па­ни­ей.

Не­посе­да ни­чего не ска­зал на это, но про се­бя чуть обес­по­ко­ил­ся. Нас­чет Пу­шеч­но­го Яд­ра на­чаль­ник до­роги был прав, это са­мый быс­трый из всех экс­прес­сов, пых­тевших и свис­тевших в то вре­мя на же­лез­но­дорож­ных пу­тях. А все-та­ки его ве­ра в лю­бимо­го пса бы­ла не­поко­леби­ма, и он ска­зал:

— Бь­юсь об зак­лад на мое двух­ме­сяч­ное жа­лованье, что Да Ско­рей зас­та­вит по­пых­теть да­же Пу­шеч­ное Яд­ро, ко­торое его все рав­но не об­го­нит!

Весть о пред­сто­ящем сос­тя­зании меж­ду со­бакой и экс­прес­сом быс­тро об­ле­тела весь штат. Фер­ме­ры поб­ро­сали свои плу­ги и пос­пе­шили на гон­ки, их же­ны ос­та­вили оча­ги и стир­ку. Да­же шко­лы в го­родах, че­рез ко­торые про­ходи­ла Ти­хо­оке­ан­ская же­лез­ная до­рога, рас­пусти­ли уче­ников, что­бы они мог­ли уви­деть это ве­ликое сос­тя­зание. По­зак­ры­вались кон­то­ры и фаб­ри­ки, да­же по­хорон­ные бю­ро.

В наз­на­чен­ный день тол­пы лю­дей соб­ра­лись вдоль пу­ти сле­дова­ния экс­прес­са и со­баки. Не­кото­рые при­нес­ли пла­каты: «Да Ско­рей да при­дет ско­рей!» А у дру­гих бы­ли: «Пу­шеч­ное Яд­ро ле­тит как пу­шеч­ное яд­ро».

На­чаль­ник до­роги под­нялся вмес­те с Не­посе­дой в ко­чегар­ку: он ре­шил прос­ле­дить, что­бы Не­посе­да под­бра­сывал сколь­ко на­до уг­ля в топ­ку па­рово­за и не ме­шал бы ему мчать­ся быс­трей. На сот­ни миль впе­ред путь был от­крыт для зна­мени­того экс­прес­са, все се­мафо­ры бы­ли под­ня­ты.

Да Ско­рей сто­ял ря­дом с па­рово­зом по­зевы­вая, слов­но в удив­ле­нии, че­го это все его­зят вок­руг. И да­же пос­ле то­го, как на­чаль­ник стан­ции дал свис­ток и Пу­шеч­ное Яд­ро, вы­пус­кая па­ры, зас­ту­чал по рель­сам. Да Ско­рей сна­чала по­чесал у се­бя за ле­вым ухом, по­том по­лизал пра­вую зад­нюю но­гу и толь­ко тог­да при­пус­тил за по­ез­дом.

Пу­шеч­ное Яд­ро по­летел как стре­ла. Тук-тук-тук, тук-тук, — тук, тук-тук-тук… Он мель­кал в гла­зах у зри­телей, точ­но мол­ния. «Идет!.. Вот он!.. Про­летел!..» — эти кри­ки раз­да­вались од­новре­мен­но, так быс­тро он про­носил­ся. Да­же раз­гля­деть тол­ком бы­ло ни­чего нель­зя из-за па­ра, ды­ма и ле­тящей зо­лы. Под па­ровоз­ны­ми ко­леса­ми рель­сы пе­ли, точ­но ар­фа, и еще пол­ча­са сто­нали и гу­дели пос­ле то­го, как экс­пресс про­носил­ся по ним.

Од­на­ко Не­посе­да был уве­рен в сво­ей со­баке и не бо­ял­ся под­ба­вить в топ­ке жа­ру. Огонь у не­го чи­хал и каш­лял. Он так бой­ко ору­довал ло­патой, что двер­ца топ­ки поч­ти не зак­ры­валась. Пот ка­тил с не­го гра­дом, за один пе­регон он по­худел на пят­надцать фун­тов, ни­как не мень­ше.

На­чаль­ник до­роги вы­сунул бы­ло го­лову из ко­чегар­ки, и тут же ве­тер сор­вал с его го­ловы шля­пу и от­тя­нул на­зад уши. Шлеп, шлеп — шле­пали они на вет­ру, точ­но праз­днич­ные флаж­ки. Он ни­чего не уви­дел впе­реди, по­тому что зо­ла и дым за­коп­ти­ли его за­щит­ные оч­ки, и, ог­ля­нув­шись на­зад, за­вопил от вос­торга: Его нет! — за­орал он пря­мо в уши Не­посе­де. — Ваш Да Ско­рей не то­ропит­ся, его да­же не вид­но! Он от­стал!

Не­посе­да чуть не вы­ронил ло­пату с уг­лем, сер­дце у не­го ек­ну­ло.

— Не мо­жет быть! — про­шеп­тал он.

— От­стал! От­стал! — во­пил на­чаль­ник до­роги в вос­торге, точ­но му­ха, по­пав­шая в шо­колад­ную ши­пуч­ку.

— Не ве­рю! — пе­рек­ри­чал Не­посе­да гро­хот па­рово­за. — Мой пес ни­ког­да ме­ня не под­во­дил! Дай­те-ка я сам пос­мотрю!

И, швыр­нув еще тон­ну уг­ля в топ­ку, он вы­сунул­ся из ок­на. Бро­сил взгляд на­зад, по­том впе­ред, и гла­зам сво­им не по­верил: ни сле­да, ни приз­на­ка бе­гущей со­баки. За­то он уви­дел та­кое, от ду­ша уш­ла у не­го в пят­ки.

— Ос­та­нови­те по­езд! — крик­нул он на­чаль­ни­ку до­роги. — Впе­реди крас­ный флаг!

— Да это на­роч­но вот­кну­ли там флаг, что­бы при­ветс­тво­вать нас, — воз­ра­зил на­чаль­ник до­роги.

Но сам все-та­ки то­же выг­ля­нул в ок­но и за­вопил гром­че Не­посе­ды:

— Стоп! Впе­реди раз­мыт путь!

Не меш­кая, он стал на­жимать на все кноп­ки и ры­чаги, что­бы ос­та­новить Пу­шеч­ное Яд­ро. Ко­леса зас­кре­жета­ли по рель­сам, из-под них по­сыпа­лись ис­кры, це­лый фей­ер­верк искр — нет, что там, ты­сяча фей­ер­верков, мож­но бы­ло бы от­крыть це­лую фаб­ри­ку, го­товя­щую фей­ер­верки для праз­дни­ка 4 и­юля в День Не­зави­симос­ти.

Пас­са­жир­ские ва­гоны, бе­жав­шие за па­рово­зом, не зна­ли, что слу­чилось, и по­тому не ос­та­нови­лись, а про­дол­жа­ли гнать впе­ред и пе­реле­тели че­рез па­ровоз, слов­но ре­шили по­иг­рать с ним в че­хар­ду. Но, уви­дев, что впе­реди раз­мы­ты пу­ти, зак­ру­тили на­зад ко­леса­ми и вер­ну­лись бла­гопо­луч­но вспять.

Пу­шеч­ное Яд­ро сод­рогну­лось и со скри­пом зас­ты­ло на мес­те все­го в нес­коль­ких дюй­мах от края об­ры­ва в том мес­те, где ре­ка под­мы­ла опо­ры мос­та. Не­посе­да тут же сос­ко­чил с по­ез­да, на­чаль­ник до­роги за ним.

И вот пе­ред ни­ми, ви­ляя хвос­том, сто­ит Да Ско­рей. В зу­бах у не­го крас­ный флаг. Тут на­чаль­ник до­роги все по­нял. Да Ско­рей опе­редил по­езд и пер­вым уви­дел раз­мыв. По­том вер­нулся ту­да, где их при­ветс­тво­вал крас­ный флаг, схва­тил его в зу­бы и сно­ва за­бежал впе­ред, что­бы вов­ре­мя про­сиг­на­лить и пре­дот­вра­тить кру­шение по­ез­да.

Итак, на­чаль­ник до­роги опять ока­зал­ся в ду­раках и вы­нуж­ден был приз­нать, что в жиз­ни не ви­дел жи­вой тва­ри на че­тырех но­гах, ко­торая бы бе­гала ско­рей, чем Да Ско­рей. Он, не за­думы­ва­ясь, вып­ла­тил Не­посе­де про­иг­ранные день­ги и да­же пот­ре­пал Да Ско­рей по го­лове.

— Та­кая со­бака зас­лу­жива­ет наг­ра­ды, — ска­зал он Не­посе­де. — Я по­гово­рю с бос­сом и добь­юсь, что­бы от­ны­не и по­жиз­ненно Да Ско­рей мог ез­дить в лю­бом по­ез­де Ти­хо­оке­ан­ской же­лез­но­дорож­ной ком­па­нии и в лю­бом нап­равле­нии в собс­твен­ном ва­гоне.

— Бла­года­рю вас от име­ни мо­его пса, — ска­зал на это Не­посе­да, — од­на­ко, нас­коль­ко я знаю ха­рак­тер Да Ско­рей, он ско­рее по­бежит, чем по­едет.

И это бы­ла су­щая прав­да. Да Ско­рей и так всем был очень до­волен. И все-та­ки имен­но с то­го дня на по­ез­дах Ти­хо­оке­ан­ской и про­чих же­лез­ных до­рог раз­ре­ша­ют пе­рево­зить в ва­гоне со­бак, ес­ли, ко­неч­но, за них зап­ла­тят.