Расплата (история про Авраама Линкольна )

Собс­твен­но, лю­бая ис­то­рия, да­же пус­тячный эпи­зод из ран­них лет Эй­ба Лин­коль­на пред­став­ля­ют ин­те­рес, ибо имен­но в те го­ды зак­ла­дывал­ся ха­рак­тер это­го вы­да­юще­гося в бу­дущем че­лове­ка.

Рас­ска­зыва­ет­ся та­кой слу­чай.

Эйб лю­бил ле­жать в те­ни под де­ревом или у се­бя на чер­да­ке и чи­тать там, что-ни­будь под­счи­тывать и за­поми­нать. А ве­чера­ми он про­дол­жал за­нимать­ся этим при све­те заж­женно­го ка­мина, ве­дя свои под­сче­ты не на чем-ни­будь, а на ши­рокой де­ревян­ной руч­ке от ко­чер­ги. Как толь­ко ис­пи­шет всю руч­ку, бе­рет стро­галь­ный нож сво­его бра­та То­ма Лин­коль­на и все им счи­ща­ет, а по­том пи­шет сыз­но­ва.

Днем он ис­поль­зо­вал для то­го же де­ла лю­бые дос­ки, толь­ко чтоб по­шире. Нап­ри­мер, сте­ны хи­жины, а по­том счи­щал все на­писан­ное.

Его ма­чеха всег­да го­вори­ла:

— Эйб про­читы­вал лю­бую кни­гу, ка­кая по­пада­ла ему в ру­ки, от кор­ки до кор­ки. Ес­ли ему что нра­вилось в кни­ге, он за­писы­вал из нее пря­мо на сте­ну, ког­да не бы­ло под ру­кой бу­маги. И не поз­во­лял сти­рать со сте­ны, по­ка не раз­жи­вал­ся клоч­ком бу­маги, что­бы пе­репи­сать ту­да. Он чи­тал это и пе­речи­тывал по мно­гу раз. По­том он за­вел за­пис­ную книж­ку, в ко­торую пе­репи­сывал все, что хо­тел за­пом­нить.

Его сверс­тник Джон Хонкс, ко­торый жил у Лин­коль­нов нес­коль­ко лет, ког­да Эй­бу бы­ло сна­чала че­тыр­надцать, по­том даль­ше до во­сем­надца­ти, рас­ска­зывал:

— Вер­нувшись с ра­боты, Эйб Лин­кольн пер­вым де­лом от­кры­вал бу­фет, от­ла­мывал гор­бушку от ку­куруз­но­го хле­ба, дос­та­вал оче­ред­ную свою кни­гу и са­дил­ся чи­тать, зад­рав но­ги вы­ше го­ловы. А ра­бота­ли мы, на­до ска­зать, всег­да бо­сиком. Бо­роз­ди­ли, са­жали, сни­мали ку­куру­зу, лу­щили ее. Но как толь­ко вы­пада­ла сво­бод­ная ми­нута, Эйб хва­тал­ся за кни­гу.

Са­ми по­нима­ете, вы­бор для чте­ния в те вре­мена у Лин­коль­на был не­велик. Биб­ли­отек тог­да поб­ли­зос­ти не бы­ло, так что чи­тал он не по вы­бору, а что по­падет под ру­ку. И все-та­ки ин­те­рес­но, что же ему уда­лось про­читать. Во вся­ком слу­чае, не­кото­рые из этих книг зас­лу­жива­ют бла­гос­клон­но­го вни­мания, как, нап­ри­мер, «Бас­ни Эзо­па», «Ро­бин­зон Кру­зо», «Странс­твия пи­лиг­ри­ма», «Ис­то­рия Со­еди­нен­ных Шта­тов Аме­рики» и «Жизнь Ва­шин­гто­на» У­им­са. Эту пос­леднюю Эйб взял у сво­его ста­рого учи­теля мис­те­ра Кро­фор­да.

Ког­да Эйб был за­нят ра­ботой, а чи­тать не мог, он пря­тал кни­гу в на­деж­ное мес­то, что­бы убе­речь ее от чу­жих глаз. Но за книж­ной пол­кой, ку­да он пря­тал кни­гу, в сте­не до­ма, меж­ду брев­на­ми бы­ла боль­шая щель. Эйб не знал о ней. Од­нажды ночью на­летел ура­ган, хлес­тал силь­ный дождь, ко­торый про­ник да­же че­рез щель в сте­не и нас­квозь про­мочил кни­гу. Кни­га бы­ла сов­сем, ис­порче­на.

Эйб чувс­тво­вал се­бя не­лов­ко, во-пер­вых, кни­га бы­ла чу­жая, во-вто­рых, он счи­тал, что она очень цен­ная.

Взяв по­коре­жен­ный том под мыш­ку, он с чувс­твом сму­щения и не­лов­кости от­пра­вил­ся пря­мо к мис­те­ру Кро­фор­ду.

— Ни­как Эйб? — уди­вил­ся мис­тер Кро­форд. — Че­го это так ра­но?

— У ме­ня для вас пло­хие но­вос­ти, мис­тер Кро­форд, — с вы­тяну­тым ли­цом про­из­нес Эйб.

— Пло­хие но­вос­ти? А что слу­чилось?

— Пом­ни­те кни­гу, что вы да­ли мне чи­тать, «Жизнь Ва­шин­гто­на»?

— Да, ра­зуме­ет­ся.

— Этой ночью она про­мок­ла под дож­дем. — И он по­казал учи­телю про­мок­ший до са­мого ко­реш­ка цен­ный том.

А по­том рас­ска­зал, как все слу­чилось.

— Пе­чаль­но, пе­чаль­но, — сог­ла­сил­ся учи­тель. — При­дет­ся те­бе за нее зап­ла­тить, Эйб. Ты был не­ос­мотри­телен.

— Я бы с ра­достью зап­ла­тил, — ска­зал Эйб, — толь­ко де­нег-то у ме­ня нет.

— Нет де­нег, так от­ра­бота­ешь, — ска­зал мис­тер Кро­форд.

— Го­тов де­лать все, что вы ска­жете, — об­ра­довал­ся Эйб.

И они уго­вори­лись, что Эйб три дня бу­дет ра­ботать на мис­те­ра Кро­фор­да. В то вре­мя за­готав­ли­вали корм для ско­та, и ему по­лага­лось за день ра­боты двад­цать пять цен­тов. А кни­га сто­ила семь­де­сят пять цен­тов, так что в три дня он мог за нее как раз рас­пла­тить­ся.

Так Эйб и пос­ту­пил, и че­рез три дня его долг был по­гашен.

Ко­неч­но, со сто­роны мис­те­ра Кро­фор­да это бы­ло не очень бла­город­но, он мог бы про­явить ши­роту и не брать все­го дол­га спол­на. Ну, да это не­важ­но. Важ­но, что Эйб про­явил в этом де­ле ха­рак­тер.