Суп из гремучей змеи

Джек Хил­тон был но­вич­ком на ран­чо, вер­нее, да­же гос­тем, а по­тому его сле­дова­ло ра­зыг­рать — та­ков был у ков­бо­ев обы­чай. Но как?

Уж боль­но лов­ко он уп­равлял­ся со сво­им лас­со. Та­кие пет­ли наб­ра­сывал и за­тяги­вал, что твоя змея. Вот, вот, имен­но зме­иный ро­зыг­рыш для не­го и по­дой­дет, ре­шили все.

Но для этой ко­медии тре­бова­лось по­боль­ше учас­тни­ков, чтоб бе­седа на ди­кую те­му «Как при­гото­вить суп из гре­мучей змеи?» выг­ля­дела прав­до­подоб­ной и убе­дитель­ной.

К счастью, в этот ве­чер на ран­чо соб­ра­лись все: Сло­еное Ры­ло, Боб Ги­ена, Мо­лодой Ка­бан и да­же Пит по проз­ви­щу Сейф, не счи­тая Боль­ше­ного­го, ко­торый пой­мал уд­равшую ло­шадь, Гряз­ной Ру­бахи, ко­торый как раз и при­нес гре­мучую змею, а так­же Ли­зоб­лю­да По­мой­ки и Тол­сто­пузи­ка. Эти двое за­дер­жа­лись на ран­чо по до­роге из Глен­дай­ва, от­ку­да они от­бы­ли в по­ис­ках раз­вле­чений.

Ком­па­ния для пред­сто­ящей иг­ры соб­ра­лась хоть ку­да.

На­чал ков­бой Сло­еное Ры­ло:

— Ска­жи, Джек, твоя ма го­товит суп из гре­мучей змеи по­гуще или по­жиже?

«Что за не­лепый воп­рос?» — по­думал бы­ло Джек. Но пос­ле­ду­ющее за­меча­ние Тол­сто­пузи­ка вве­ло его в заб­лужде­ние. Тол­сто­пузик ска­зал со вздо­хом:

— Мм, лю­бимый мой суп­чик!

А Гряз­ная Ру­баха пря­мо на­пус­тился на бед­но­го Дже­ка:

— Ты что, ни ра­зу не про­бовал су­па из гре­муч­ки? Те­ленок не­доно­шен­ный. Да лю­бой ков­бой на За­паде ду­шу за не­го от­даст! Го­товить его муд­ре­но, а то бы мы толь­ко его и ла­кали.

Тут влез в раз­го­вор Боль­ше­ногий, и пос­ле его за­яв­ле­ния у Дже­ка ис­чезли пос­ледние сом­не­ния нас­чет это­го тош­нотвор­но­го ёдо­ва.

— Кто-кто, а твоя ста­руха зна­ет сек­рет, как его при­гото­вить по­луч­ше дру­гих, вер­но, Мо­лодой Ка­бан? — ска­зал Боль­ше­ногий. — Жаль, не­ту у нее сей­час до­суга, а то жи­во бы нам свар­га­нила.

Так Джек и по­пал­ся в ло­вуш­ку.

— Мо­лодой Ка­бан, — взмо­лил­ся он, — рас­ска­жи, как же ее го­товить, эту пох­лебку из гре­мучей змеи?

И ко­медия на­чалась. Пер­вая реп­ли­ка — Мо­лодо­му Ка­бану:

— Пер­во-на­пер­во ты дос­та­ешь па­роч­ку суд­ков, один по­боль­ше, дру­гой по­мень­ше, что­бы не спу­тать. И чтоб внут­ри они уже прор­жа­вели. Это бес­пре­мен­но, чтоб прор­жа­вели, ина­че суп бу­дет не то­го, не на­варист. Тол­сто­пузик, ты да­веча спра­шивал, ка­кого раз­ме­ра суд­ки луч­ше по­дой­дут на это де­ло? Сей­час, дай по­думаю… Так, в об­щем, ес­ли это не для тор­жес­твен­но­го при­ема или по­лити­чес­ко­го ра­ута, я ду­маю, тот, что по­боль­ше, — пусть бу­дет в один гал­лон, а по­мень­ше — ну, с тер­митник.

— Ты че­го, Сло­еное Ры­ло? Не ве­ришь, чтоб прор­жа­вели? Без это­го ни­как нель­зя, не! Толь­ко не нас­крозь, а то весь суп вы­течет, са­мый смак уй­дет, од­на гу­щина ос­та­нет­ся. И опять же ор­га­низ­му же­лезо нуж­но, чтоб кровь бод­рей иг­ра­ла. Не, без ржа­ви ни­как нель­зя!

— Го­воришь, круг­лые, Ли­зоб­люд? Не, не, лю­бые суд­ки, толь­ко не круг­лые! Я как раз со­бирал­ся рас­толко­вать мо­лодо­му Хил­то­ну, что свер­ты­вать змею коль­цом и це­ликом со­вать в су­док не дол­жно, на­до ре­зать ее на кус­ки и кус­ка­ми ло­жить в су­док. Так луч­ше раз­ва­рит­ся.

Пос­ле не­боль­ших пе­рего­воров по­доб­но­го ро­да, в ко­торых все при­нима­ли по­силь­ное учас­тие, Мо­лодой Ка­бан сно­ва взял на се­бя роль ве­дуще­го:

— Ста­ло быть, нас­чет суд­ков ты те­перь все ску­мекал, так, Хилт? Да не за­будь по­саха­рить, по­солить, по­пер­чить, а ко­ли лю­бишь по­ос­трей, мо­жешь при­бавить гор­чички и горсть су­шеных листь­ев мо­лодой по­лыни.

— О чем это вы все шеп­че­тесь, Сейф и Сло­еное Ры­ло, а? От­ве­чай­те, толь­ко не ра­зом оба, по оче­реди. Спер­ва Сейф. А-а, ты хо­чешь знать, ка­кой пе­рец класть — чер­ный или крас­ный. Ты же у нас мек­си­канец, из­вес­тное де­ло, го­лосу­ешь за крас­ный. А вот я пред­по­читаю сме­шивать — треть крас­но­го, две тре­ти чер­но­го. Ты пред­ла­га­ешь при­бавить еще и са­лата, Сло­еное Ры­ло? Не сто­ит, Сло­ен­чик, хва­тит и по­лыни, она ос­трей. Не­кото­рые счи­та­ют, что ще­пот­ка опун­ции при­да­ет су­пу осо­бую пи­кан­тность. Не знаю, су­дить не бе­русь.

— Спа­сибо, Боль­ше­ногий, спа­сибо, друг, что на­пом­нил про чер­ную па­току! И как я мог за­быть про нее? Две-три лож­ки чер­ной па­токи неп­ре­мен­но! И нес­коль­ко ка­пель ук­су­са. Нет-нет, Ги­ена, ко­рицу и мус­катный орех я на дух не при­нимаю!

По­том каж­дый при­бавил еще по ин­гре­ди­ен­ту, и все серь­ез­но об­су­дили их. На­конец, по­бо­яв­шись, что они са­ми вот-вот за­пута­ют­ся и толь­ко вы­зовут у Дже­ка не­нуж­ные по­доз­ре­ния, Мо­лодой Ка­бан пе­решел ко вто­рой ста­дии при­готов­ле­ния.

— Зна­чит, ты уже зна­ешь, Джек, в чем и как ва­рить и чем прип­равлять. Те­перь глав­ное — са­ма змея. Есть чу­даки, ко­торые приз­на­ют гре­мучек толь­ко од­но­го раз­ме­ра. Я с ни­ми не сог­ла­сен. Ко­неч­но, ты прав, Тол­сто­пузик, ес­ли змея слиш­ком ма­лень­кая, у нее и мя­са нет, а ко­ли че­рес­чур боль­шая, она ста­рова­та и, зна­чит, бу­дет жес­ткая, все так, вер­но это. И еще спо­рят зав­сегда: сни­мать с нее шку­ру или ос­тавлять? Лич­но я пред­по­читаю ва­рить с ко­жей, соч­ней по­луча­ет­ся!

— Ты что, Ли­зоб­люд По­мой­ка? Хо­чешь ска­зать, что де­лать даль­ше? Сей­час, сей­час! Зна­чит, так. Рас­кла­дыва­ешь нес­коль­ко змей ряд­ком, от­се­ка­ешь им го­ловы ак­ку­рат за уша­ми и бро­са­ешь эти го­ловы в мень­ший су­док, по­том на­лива­ешь во­ды, что­бы толь­ко их зак­ры­ла, не боль­ше, и от­став­ля­ешь мень­ший су­док в сто­рону. По­том от­ре­за­ешь пог­ре­муш­ки и кла­дешь ря­дом с ма­лым суд­ком, что­бы бы­ли под ру­кой, ког­да при­дет вре­мя ук­ра­шать ими ка­кое-ни­будь блю­до. А даль­ше ос­трым но­жом ре­жешь ту­лови­ще змеи по­перек на кус­ки не длин­нее трех дюй­мов. Нет, Гряз­ная Ру­баха, не сто­ит ре­зать ее вдоль, суп бу­дет мут­ный.

За­тем сле­довал ко­рот­кий об­мен мне­ни­ями, в ка­кой точ­но мес­тнос­ти во­дят­ся са­мые вкус­ные гре­мучие змеи. А по хо­ду де­ла рас­ска­зыва­лись прав­до­подоб­ней­шие ис­то­рии о том, как та­кого-то по­вара в Те­хасе этот ле­ген­дарный суп прос­ла­вил, а та­кого-то из Оре­гона на­веки ос­ра­мил.

Джек слу­шал, раз­ве­сив уши, и Мо­лодой Ка­бан пе­решел к зак­лю­читель­ной час­ти сво­его пред­став­ле­ния:

— На­конец, ты бе­решь боль­шой су­док и, ус­тлав его дно листь­ями по­лыни, ак­ку­рат­но ук­ла­дыва­ешь ку­соч­ки змеи — один слой па­рал­лель­ны­ми ря­дами, дру­гой по­перек или си­кось-на­кось и опять сна­чала, по­ка не уло­жишь все кус­ки. И толь­ко пос­ле это­го мо­жешь бро­сить спе­ции. Вот и все!

Мо­лодой Ка­бан кон­чил го­ворить и от­пра­вил в рот по­нюш­ку та­бака.

— Но что же даль­ше, бо­га ра­ди? — вос­клик­нул Джек.

Этой прось­бы толь­ко все и жда­ли! Слов­но приг­ла­шения к раз­вязке, ко­торую ков­бои пред­вку­ша­ют всег­да с вос­торгом. Пос­ле глу­боко­мыс­ленных «кхе, кхе» и «гм, гм» Мо­лодой Ка­бан сде­лал вид, что за­думал­ся на ми­нуту, по­том тор­жес­твен­но про­из­нес:

— Я ска­зал «вот и все!». Го­тов это пов­то­рить. Ибо единс­твен­ное, что мож­но сде­лать даль­ше, — это на­деть шля­пу и, сох­ра­няя пол­ное дос­то­инс­тво, ска­кать по­даль­ше от это­го во­нюче­го ва­рева!

Раз­дался друж­ный хо­хот. Взрыв бур­но­го ве­селья сов­сем до­конал бед­но­го Дже­ка Хил­то­на. Гром­че всех ста­рал­ся Билл.

Что­бы чуть смяг­чить юно­му Дже­ку его до­саду, Сло­еное Ры­ло тут же пос­та­вил Бил­ла на мес­то:

— Че­го над­ры­ва­ешь­ся. Ко­роль Билл? Те­бе ль по­тешать­ся над сво­им соб­ра­том. Иль за­был, как три го­дика на­зад сам прог­ло­тил на­шу ис­то­рию от на­чала до кон­ца?

Этот ро­зыг­рыш Билл ой как хо­рошо пом­нил. И, чес­тно го­воря, ему по ду­ше приш­лось зас­тупни­чес­тво Сло­ено­го Ры­ла. Он жи­во вспом­нил, как слу­шал, за­та­ив ды­хание, длин­ную и за­путан­ную ис­то­рию про ка­кую-то вы­думан­ную по­гоню за во­ром. Та­кую ис­то­рию у ков­бо­ев при­нято на­зывать «за­коль­цо­ван­ной», по­тому как кон­ча­ет­ся она те­ми же сло­вами, ка­кими на­чина­ет­ся.

Он вспом­нил и еще кое-что: как его втя­нули в «охо­ту на бе­касов». Да­ли си­лок — осо­бый ме­шок та­кой, в ко­торый-де на­до за­манить бед­ных пи­чуг, — выс­та­вили за дверь и ос­та­вили бодрство­вать од­но­го на всю ночь. А са­ми вер­ну­лись в теп­лые пос­те­ли, бес­со­вес­тные!

Те­перь-то Билл знал уже на­изусть все три ро­зыг­ры­ша, ка­кими щед­ро уго­щали на ран­чо гос­тей и странс­тву­ющих пут­ни­ков, — охо­ту на бе­касов, за­коль­цо­ван­ную ис­то­рию и ре­цепт для зме­ино­го су­па.

Что ж, не прош­ло и нес­коль­ких не­дель, как он поз­на­комил­ся с чет­вертым…