Суд над тигром

В да­лекие вре­мена в од­ной де­рев­не жи­ла поч­тенная жен­щи­на, ей бы­ло за семь­де­сят. Она име­ла толь­ко од­но­го сы­на, ко­торый был ее опо­рой и уте­шени­ем. Од­нажды юно­ша от­пра­вил­ся за хво­рос­том и стал в джун­глях до­бычей тиг­ра.

Ве­лико бы­ло го­ре поч­тенной жен­щи­ны, мно­го дней и но­чей про­лива­ла она сле­зы. Сер­дце ее пе­репол­ня­ла жаж­да мес­ти. И вот в день, ког­да за­седал суд, пош­ла она к на­мес­тни­ку про­вин­ции и пот­ре­бова­ла, что­бы он на­казал убий­цу сы­на. На­мес­тник выс­лу­шал ее и зас­ме­ял­ся:

— Я имею пол­но­мочия и власть су­дить прес­тупных лю­дей, но как мо­гу я су­дить тиг­ра!..

Ста­рая жен­щи­на за­рыда­ла и еще нас­той­чи­вее ста­ла про­сить на­мес­тни­ка на­казать тиг­ра. Ви­дя ее от­ча­яние, на­мес­тник ска­зал:

— Хо­рошо, я сог­ла­сен су­дить тиг­ра и на­казать его, но пусть кто-ни­будь су­ме­ет при­вес­ти его на суд.

И тут вы­шел один из страж­ни­ков, он тор­жес­твен­но объ­явил, что го­тов при­вес­ти тиг­ра на суд. По­лучив раз­ре­шение на­мес­тни­ка, страж­ник важ­но уда­лил­ся, про­вожа­емый изум­ленны­ми взо­рами при­сутс­тву­ющих.

— Вот храб­рый и дос­той­ный че­ловек, — го­вори­ли лю­ди:

И толь­ко хо­зя­ин хар­чевни, где страж­ник по­бывал не­задол­го до су­да, знал, в чем де­ло, и мол­чал, та­инс­твен­но улы­ба­ясь.

Страж­ник же, вый­дя из двор­ца на­мес­тни­ка, нап­ра­вил­ся пря­мо в джун­гли. Од­на­ко не до­шел он еще до ле­са, как вмес­те с хме­лем, вы­вет­рившим­ся из его го­ловы, по­кину­ла его и от­ва­га. Толь­ко те­перь он по­нял, за ка­кое де­ло взял­ся, и тут же по­вер­нул на­зад, бла­гос­ловляя не­бо, что ему не встре­тил­ся тигр. Ве­лико бы­ло удив­ле­ние на­мес­тни­ка и его сви­ты, ког­да страж­ник так ско­ро воз­вра­тил­ся.

— Что же ты вер­нулся один, — спро­сил его на­мес­тник, — ведь ты был пос­лан за тиг­ром?

— О вы­соко­поч­тенный, — от­ве­тил страж­ник, — я вспом­нил, что не зах­ва­тил тво­его пись­мен­но­го при­каза. А тигр, как-ни­как, вла­дыка ле­са и по­вели­тель жи­вот­ных, его нель­зя схва­тить прос­то так, без вся­ких фор­маль­нос­тей, слов­но прос­то­го обор­ванца.

— По­ис­ти­не муд­рая речь, — ска­зал, улы­ба­ясь, на­мес­тник, — вот те­бе мой при­каз. Я на­де­юсь, что тигр сра­зу же уз­на­ет мою под­пись, и ес­ли он про­явит та­кое не­ува­жение к мо­ему при­казу, что в те­чение двух дней не явит­ся на суд, то ви­на ля­жет на те­бя и ты по­лучишь сто уда­ров по пят­кам…

С эти­ми сло­вами на­мес­тник, сме­ясь, про­тянул страж­ни­ку пер­га­мент с при­казом, и тот уда­лил­ся с тос­кою в сер­дце.

Страж­ник от­пра­вил­ся ис­кать охот­ни­ков, ко­торые мог­ли бы пой­мать тиг­ра, но ни­кого не соб­лазня­ли да­же се­реб­ря­ные мо­неты. Так про­шел це­лый день. Всю ночь не мог зас­нуть страж­ник и на рас­све­те вско­чил, чувс­твуя силь­ный зуд в пят­ках. Это был пос­ледний день дан­но­го ему сро­ка. На­дев на се­бя дос­пе­хи и хо­рошо во­ору­жив­шись, он су­нул за па­зуху при­каз на­мес­тни­ка и нет­верды­ми ша­гами от­пра­вил­ся в лес. Вдруг уви­дел он меж­ду де­ревь­ями ма­лень­кий храм и ре­шил зай­ти в не­го, что­бы за­ручить­ся пок­ро­витель­ством бо­гов, — на собс­твен­ное му­жес­тво он не очень-то по­лагал­ся. Не ус­пел страж­ник окон­чить мо­лит­ву, об­ра­щен­ную к бо­жес­твам ле­сов и гор, как на по­роге хра­ма по­явил­ся ог­ромный тигр ус­тра­ша­юще­го ви­да. С шу­мом усел­ся тигр у вхо­да. Страж­ник так и за­мер от стра­ха, но, ви­дя, что тигр не тро­га­ет­ся с мес­та, он ос­ме­лел и спро­сил:

— Тигр, не ты ли съ­ел единс­твен­но­го сы­на поч­тенной жен­щи­ны?

Под сво­дами хра­ма не­реши­тель­ный го­лос страж­ни­ка проз­ву­чал гром­ко и вну­шитель­но, так что тигр вздрог­нул от не­ожи­дан­ности. Ви­дя, ка­кое впе­чат­ле­ние про­из­ве­ли на тиг­ра его сло­ва, страж­ник при­обод­рился и важ­но ска­зал:

— Ес­ли ты по­винен в этом прес­тупле­нии, то скло­ни пе­редо мною го­лову, я свя­жу те­бя и от­ве­ду на суд!

Тигр кив­нул го­ловою в знак сог­ла­сия и поз­во­лил страж­ни­ку свя­зать се­бя. Важ­но за­шагал страж­ник к го­роду, ве­дя за со­бой на ве­рев­ке пле­нен­но­го тиг­ра. Ког­да он шес­тво­вал по ули­це, ве­дущей ко двор­цу на­мес­тни­ка, его соп­ро­вож­да­ли вос­хи­щен­ные маль­чиш­ки и ог­ромная тол­па лю­бопыт­ных.

Вой­дя в за­лу су­да, страж­ник с дос­то­инс­твом пок­ло­нил­ся на­мес­тни­ку и пе­редал ко­нец ве­рев­ки в ру­ки поб­леднев­ше­го на­чаль­ни­ка стра­жи, а сам ото­шел в сто­рону.

На­мес­тник дол­гое вре­мя не мог прий­ти в се­бя и, на­конец, ска­зал, об­ра­ща­ясь к тиг­ру:

— С древ­них вре­мен су­щес­тву­ет за­кон, по­веле­ва­ющий каз­нить убийц. Уби­тый то­бою юно­ша был единс­твен­ной опо­рой поч­тенной жен­щи­ны, с его смертью она ли­шилась вся­ких средств к су­щес­тво­ванию. По­сему на те­бя ло­жит­ся двой­ная ви­на. Но ес­ли ты обя­зу­ешь­ся впредь кор­мить эту жен­щи­ну и дос­тавлять ей все не­об­хо­димое, ибо она ос­та­лась без кор­миль­ца, то я по­милую те­бя и дам сво­боду.

Тигр кив­нул го­ловою в знак сог­ла­сия. Тог­да на­мес­тник при­казал страж­ни­кам раз­вя­зать его. Ос­во­бодив­шись от ве­рев­ки, тигр вы­шел из двор­ца и скрыл­ся.

Поч­тенная жен­щи­на, ус­лы­хав при­говор на­мес­тни­ка, зак­ри­чала от воз­му­щения и до­сады, ибо сер­дце ее бы­ло пе­репол­не­но жаж­дой мес­ти, но на­мес­тник уда­лил­ся во внут­ренние по­кои, не слу­шая ее жа­лоб. У се­бя до­ма жен­щи­на горь­ко пла­кала и ры­дала, ог­ла­шая сте­нани­ями и жа­лоба­ми всю де­рев­ню.

Прош­ло нес­коль­ко дней. Как-то на рас­све­те жен­щи­на, от­крыв дверь, спот­кну­лась о ту­шу све­же­уби­той ан­ти­лопы. Она раз­де­лала ту­шу и от­несла мя­со на ры­нок, а на вы­ручен­ные день­ги ку­пила се­бе ри­са и ово­щей. С этих пор тигр каж­дую ночь при­носил к до­му ста­рой жен­щи­ны жи­вот­ных, уби­тых им на охо­те. А од­нажды тигр об­на­ружил в ле­су клад и при­нес его поч­тенной жен­щи­не. Там бы­ли со­суды с зо­лоты­ми мо­нета­ми и свер­ток с дра­гоцен­ны­ми кам­ня­ми. Тигр кор­мил оси­ротев­шую мать и за­ботил­ся о ней да­же луч­ше, чем род­ной сын, и она по­нем­но­гу при­вык­ла к не­му и по­люби­ла как сы­на.

Ког­да тигр при­ходил с до­бычей ночью, он обыч­но ос­та­вал­ся в до­ме ста­рой жен­щи­ны и от­ды­хал це­лый день. Он боль­ше не тро­нул ни од­но­го че­лове­ка, и лю­ди пе­рес­та­ли его бо­ять­ся. Они час­то при­ходи­ли к ста­рой жен­щи­не, ког­да тигр бы­вал у нее в гос­тях.

Но че­рез нес­коль­ко лет поч­тенная жен­щи­на умер­ла. Со­седи со­вер­ши­ли пог­ре­баль­ные об­ря­ды и по­хоро­нили ее. Дол­го-дол­го ле­жал тигр на ее мо­гиле, его скор­бное ры­чание на­поми­нало стон. По­том он ис­чез, и ник­то боль­ше не ви­дел его.