Хитроумный служка

Как-то раз по­шел один нас­то­ятель слу­жить за­упо­кой­ную тре­бу, а служ­ка ос­тался храм сто­рожить. Сна­чала чи­тал он сут­ры, а по­том на­до­ело ему, и зас­нул он креп­ким сном. Вдруг слы­шит спро­сонок го­лос у вхо­да, кто-то спра­шива­ет: «Мож­но вой­ти?»
Вы­шел служ­ка из хра­ма, впо­пыхах про­тирая гла­за, и ви­дит: приш­ла со­сед­ская ста­руха с боль­шим уз­лом.
— Пе­редай, — го­ворит, — нас­то­яте­лю уго­щение ра­ди праз­дни­ка!
Взял служ­ка узел, а от­ту­да теп­лый пар идет. Да так вкус­но пах­нет!
— Э, да она, ка­жет­ся, дан­го при­нес­ла! Ос­та­вить их нас­то­яте­лю, так он, по сво­ей жад­ности, сам все съ­ест, не даст и поп­ро­бовать. От­ве­даю-ка сна­чала я сам!
Раз­вя­зал служ­ка узел, а в нем — лар­чик, пол­ный теп­лых, све­жих дан­го. При­нял­ся служ­ка уп­ле­тать их за обе ще­ки, и сам не за­метил, как все съ­ел. Толь­ко тог­да спох­ва­тил­ся служ­ка;
— Ай, ай, про­пал я! Что те­перь нас­то­яте­лю ска­жу? Стал он ду­мать, как из бе­ды вы­путать­ся. И при­думал. Схва­тил служ­ка лар­чик из-под дан­го и пос­та­вил в ал­та­ре пе­ред ста­ту­ей Ами­ды. По­том соб­рал ос­татки уго­щения, при­лип­шие к лар­чи­ку, об­ма­зал рот ста­туи и сно­ва на­чал чи­тать сут­ры. Вер­нулся нас­то­ятель и спра­шива­ет:
— При­ходил без ме­ня кто-ни­будь?
— Со­сед­ская ста­руш­ка при­ходи­ла, при­нес­ла лар­чик с чем-то. Го­ворит, это вам по слу­чаю праз­дни­ка.
— А где лар­чик?
— Я его в ал­та­ре пос­та­вил пе­ред ста­ту­ей Ами­ды.
— Мо­лодец, хо­рошо сде­лал. Ну-ка где он, этот лар­чик? В са­мом де­ле, у под­но­жия ста­туи Ами­ды сто­ял боль­шой ла­рец. От­крыл его нас­то­ятель, а в нем пус­то.
— Эй, служ­ка, это ты все по­ел? — сер­ди­то зак­ри­чал нас­то­ятель.
А служ­ка от­ве­ча­ет без те­ни сму­щения:
— Что вы, не­уже­ли бы я ос­ме­лил­ся? Как же мож­но? По­том ог­ля­нул­ся по сто­ронам вок­руг и вос­клик­нул:
— А, вот оно что! Это Ами­да все сло­пал! Смот­ри­те, у не­го весь рот из­ма­зан.
Взгля­нул нас­то­ятель на ста­тую:
— Так и есть! Вот наг­лая ста­туя, как бес­чес­тно пос­ту­па­ет! — Да как хлоп­нет Ами­ду по го­лове руч­кой опа­хала. Брон­зо­вая ста­туя так и за­гуде­ла:
— Он-н! Он-н!
— Ах так? Ты еще и от­пи­ра­ешь­ся, на дру­гого сва­лива­ешь! Вот же те­бе за это!
Сно­ва стук­нул нас­то­ятель ста­тую по го­лове, и сно­ва гул про­шел:
— Он-н! Он-н!
Нас­то­ятель пог­ля­дел на служ­ку н спра­шива­ет уг­ро­жа­юще:
— Слы­шишь? Ами­да го­ворит: «Он! Он!» Зна­чит, все-та­ки ты уго­щение съ­ел.
— Да раз­ве от од­но­го битья ста­туя соз­на­ет­ся? — от­ве­ча­ет служ­ка. — Нуж­но ус­тро­ить ис­пы­тание ки­пят­ком!
Наг­рел он во­ды в боль­шом кот­ле да как плес­нет на ста­тую кру­тым ки­пят­ком!
По­валил во все сто­роны пар, по­тек­ла во­да, за­шипе­ло, за­буль­ка­ло, точ­но Ами­да приз­на­ет­ся:
— С-с-сло­пал! С-с-сло­пал! Служ­ка и го­ворит:
— Слы­шите, нас­то­ятель? Я же вам го­ворил! Вот он и соз­нался!