Кузьма и лис

Жил-был фер­мер с же­ной, и был у них сы­нок по име­ни Кузь­ма. Маль­чик он был хо­роший, да толь­ко ле­нивый, ни­как не хо­тел ра­ботать. Од­нажды же­на фер­ме­ра ска­зала:
— Не ну­жен нам та­кой ле­нивец, пусть идет и по­пыта­ет счастья на сто­роне.
Фер­мер сог­ла­сил­ся и от­вел Кузь­му в лес. Он пос­тро­ил ему хи­жину и дал ста­рую ло­шадь, пять цып­лят и глу­пого пе­туха.
Там Кузь­ма и жил, день за днем про­водя в без­делье. Од­нажды к хи­жине по­дошел лис, учу­яв за­пах цып­лят. И ког­да Кузь­ма ушел на охо­ту, он проб­рался в хи­жину и ста­щил од­но­го цып­ленка. Вер­нувшись с охо­ты Кузь­ма очень уди­вил­ся: что за вор по­быва­ла его до­мике? На сле­ду­ющий день он опять от­пра­вил­ся на охо­ту и по пу­ти встре­тил ли­са. Хит­ро улы­ба­ясь, лис по­ин­те­ресо­вал­ся:
— Как идет охо­та?
— От­лично, — от­ве­тил Кузь­ма.
— Же­лаю уда­чи, — ух­мы­ля­ясь, по­желал лис. За­тем он быс­тро по­бежал к хи­жине и ук­рал еще од­но­го цып­ленка. Вер­нувшись до­мой и об­на­ружив про­пажу еще од­но­го цып­ленка, Кузь­ма очень огор­чился: «Мо­жет быть, это про­дел­ки ли­са?»по­думал он.
На дру­гой день он, пе­ред тем как уй­ти, за­пер все ок­на и две­ри. По пу­ти он опять встре­тил ли­са. Хит­рый лис опять по­ин­те­ресо­вал­ся, как идет охо­та и, по­желав Кузь­ме уда­чи, стрем­глав бро­сил­ся к хи­жине. Но как он ни пы­тал­ся про­лезть в дом, он не мог: ок­на и две­ри бы­ли креп­ко зак­ры­ты. Вдруг он уви­дел на кры­ше печ­ную тру­бу и ре­шил про­ник­нуть в дом че­рез ды­моход.
А Кузь­ма в это вре­мя на охо­ту не по­шел, а при­та­ил­ся в кус­тах и все ви­дел.
— Ну, те­перь уж я пой­маю те­бя, про­тив­ный во­риш­ка! — зак­ри­чал Кузь­ма. — Сей­час я те­бе за­дам!
— О, по­жалуй­ста, доб­рень­кий Кузь­ма, не уби­вай ме­ня, — зап­ри­читал лис жа­лос­тли­вым го­лосом. — Те­перь те­бе не при­дет­ся ра­ботать. Все, что те­бе нуж­но бу­дет сде­лать, это зап­ла­тить мне впе­ред за мою ра­боту. За­жарь мне в све­жем сли­воч­ном мас­ле са­мого тол­сто­го цып­ленка.
Кузь­ма, по­рас­ки­нув умом, ре­шил рис­кнуть. Он за­жарил цып­ленка и до­сыта на­кор­мил ли­са. На­ев­шись, лис ска­зал:
— За этим ле­сом рас­по­ложе­но ко­ролевс­тво ко­роля Гро­мовер­жца и ко­роле­вы Мол­нии. У них есть дочь — кра­сави­ца из кра­савиц. Она доб­ра, бо­гата и вско­ре ста­нет тво­ей же­ной.
— Что-что? Прин­цесса вый­дет за ме­ня за­муж?! — за­хохо­тал Кузь­ма.
— Вот уви­дишь! — ска­зал лис. — Я дал те­бе сло­во и сдер­жу его.
И лис по­бежал пря­мо в ко­ролев­ский дво­рец. Вбе­жав в трон­ный зал, лис уч­ти­во пок­ло­нил­ся и веж­ли­во ска­зал:
— При­ветс­твую вас. Ва­ше Вы­сочес­тво ко­роль Гро­мове­жец и ко­роле­ва Мол­ния.
— Здравс­твуй, ма­лень­кий лис, — от­ве­тил ко­роль. — Что те­бе нуж­но?
— Я при­шел к вам со сва­товс­твом. У вас есть прек­расная де­вуш­ка, а у ме­ня от­личный же­них для нее.
— Но по­чему он не при­шел сам? С ним что-ни­будь слу­чилось? — спро­сил ко­роль, уди­вив­шись уч­ти­вос­ти ли­са.
— Сей­час он не мо­жет по­кинуть свои вла­дения, — от­ве­чал лис. — Он пра­вит все­ми ди­кими зве­рями и дол­жен за ни­ми сле­дить.
— Стран­ное за­нятие для мо­его бу­дуще­го зя­тя, — ска­зал ко­роль. — Пусть он приш­лет мне со­рок раз по со­рок вол­ков. Тог­да, мо­жет быть, я и сог­ла­шусь вы­дать свою дочь за не­го за­муж.
Лис по­бежал в са­мую гу­щу ле­са. Там он на­чал ве­село рас­пе­вать пес­ню о том, как сыт­но он се­год­ня по­ел.
Ус­лы­шав эту пес­ню, к ли­су по­дошел волк и спро­сил, где это ему уда­лось так хо­рошо по­обе­дать?
— Я был на ко­ролев­ском бан­ке­те для зве­рей, — ска­зан лис. — По­чему ты не при­шел ту­да? Я ни­ког­да не ви­дел столь ко вкус­ня­тины и та­кого ко­личес­тва зве­рей, явив­шихся ту­да.
— Как я люб­лю пир­шес­тва, — меч­та­тель­но про­из­нес волк. — Возь­ми ме­ня ту­да с со­бой в сле­ду­ющий раз.
— Хо­рошо, — ска­зал лис, — Но ко­ролев­ский по­вар не бу­дет го­товить ужин для од­но­го. Он го­товит обыч­но для це­лой стаи. Зав­тра в пол­день при­веди сю­да ко мне со­рок раз по со­рок вол­ков, и мы все вмес­те пой­дем во дво­рец. Мы от­лично про­ведем там вре­мя.
На сле­ду­ющий день в ле­су в наз­на­чен­ном мес­те соб­ра­лась ог­ромная стая вол­ков. Лис по­вел их во дво­рец, выс­тро­ив в ше­рен­гу по со­рок.
— Ва­ше Сом­не­ва­юще­еся Вы­сочес­тво, — ска­зал он. — Здесь то, что вы про­сили. Сос­чи­тай­те их. Ваш бу­дущий зять по­сыла­ет их вам, в знак сво­его ува­жения.
— Спа­сибо, — ска­зал поль­щен­ный ко­роль. — За­гони­те их на скот­ный двор. Я ви­жу, что у мо­его бу­дуще­го зя­тя от­личные зве­ри. По­чему бы ему не прис­лать мне в по­дарок та­кое же ко­личес­тво мед­ве­дей?
Лис по­бежал к Кузь­ме и ска­зал:
— Я го­лоден. Что­бы мои за­мыс­лы уда­лись, я дол­жен выг­ля­деть сы­тым. За­режь мне еще од­но­го цып­ленка на ужин, по­жалуй­ста.
На­ев­шись, лис по­бежал в ко­ролев­ский лес. Он раз­ва­лил­ся под де­ревом и стал гром­ким го­лосом рас­пе­вать о том, как сыт­но он се­год­ня на­ел­ся. Его пес­ню ус­лы­шал мед­ведь и по­дошел уз­нать у не­го, где это он по­бывал.
— Ты та­кой тол­стый, сра­зу вид­но, что сыт­но по­ел, — ска­зал мед­ведь. Где это те­бе уда­лось?
— Я толь­ко что вер­нулся с ко­ролев­ско­го бан­ке­та для зве­рей, — ска­зал лис, об­ли­зывая свои ла­пы. — Ка­кая жа­лость, я уже не мог съ­есть ни кро­шеч­ки. А бан­кет еще про­дол­жа­ет­ся.
— Вот это да! — меч­та­тель­но ска­зал мед­ведь. — А мед­ве­ди мо­гут пой­ти на бан­кет?
— Ес­ли со мной, то, ко­неч­но, — ска­зал лис. — Но де­ло в том, что ко­ролев­ский по­вар го­товит толь­ко для це­лой стаи. Да­вай встре­тим­ся зав­тра. Ты зах­ва­ти с со­бой со­рок раз по со­рок мед­ве­дей, а я от­ве­ду вас во дво­рец.
На сле­ду­ющий день ров­но ты­сяча шесть­сот мед­ве­дей жда­ли ли­са на по­ляне. Лис по­вел их во дво­рец, пос­тро­ив в ше­рен­гу по со­рок. Зай­дя в трон­ный зал, лис, пок­ло­нив­шись ко­ролю, ска­зал:
— Ва­ше Вы­сочес­тво, мед­ве­ди при­были.
— От­лично, — ска­зал ко­роль и ве­лел слу­гам от­вести зве­рей на скот­ный двор. — Ну, а те­перь я хо­чу по­лучить со­рок раз по со­рок но­рок и тог­да сра­зу же объ­яв­лю о свадь­бе.
Лис оп­ро­метью пом­чался к Кузь­ме.
— По­кор­ми ме­ня еще раз, — поп­ро­сил он. — Я дол­жен выг­ля­деть упи­тан­ным, что­бы нам по­вез­ло в на­ших де­лах.
Кузь­ма за­жарил ему пос­ледне­го цып­ленка и глу­пого пе­туха. Лис, на­ев­шись, по­бежал опять в ко­ролев­ский лес. Он, по­валив­шись под де­ревом, опять за­голо­сил пес­ню о том, как он от­лично на­ел­ся се­год­ня. Вско­ре пе­ред ним по­яви­лась нор­ка и спро­сила, где это ему уда­лось се­год­ня по­есть?
— Се­год­ня на ко­ролев­ском бан­ке­те для зве­рей. Бы­ло мно­жес­тво блюд из фо­рели, — ска­зал лис.
— А по­чему же не приг­ла­сили ме­ня? — уди­вилась нор­ка.
— Не знаю, — от­ве­тил лис, — но зав­тра опять бу­дет бан­кет по слу­чаю бра­косо­чета­ния ко­ролев­ской до­чери. Ес­ли хо­чешь я от­ве­ду те­бя во дво­рец. Но что­бы бы­ло ве­селее, возь­ми с со­бой со­рок раз по со­рок но­рок.
На сле­ду­ющий день, вый­дя из двор­ца, ко­роль уви­дел шес­тву­ющих на скот­ный двор со­рок раз по со­рок но­рок. Он ска­зал ли­су:
— Зав­тра бу­дет офи­ци­аль­но объ­яв­ле­но о по­мол­вке мо­ей до­чери с тво­им гос­по­дином. Ска­жи ему, что я приг­ла­шаю его на обед по это­му слу­чаю.
На сле­ду­ющий день лис явил­ся к ко­ролю и с оза­бочен­ным ви­дом ска­зал:
— Мой гос­по­дин очень из­ви­ня­ет­ся, что не смо­жет се­год­ня явить­ся к вам.
— По­чему? — спро­сил ко­роль.
— Он хо­тел пре­под­нести в по­дарок по­лови­ну сво­его зо­лота, но у не­го не наш­лось дос­та­точ­но боль­ших ем­костей, что­бы взве­сить его. Ес­ли вы мо­жете одол­жить ему свои ог­ромные кор­зи­ны для взве­шива­ния, де­ло пой­дет быс­трее.
— Кор­зи­ны? — изу­мил­ся ко­роль. — Хо­рошо, возь­ми их.
Он был в вос­торге от то­го, что у не­го бу­дет зять, ко­торый ме­ря­ет зо­лото кор­зи­нами. На сле­ду­ющий день лис опять при­бежал во дво­рец и ска­зал:
— Ва­ше Вы­сочес­тво, ваш бу­дущий зять се­год­ня при­будет к вам. Он ре­шил при­вез­ти все свое зо­лото, а вы возь­ме­те столь­ко, сколь­ко вам за­хочет­ся.
Ко­роль ра­дос­тно зах­ло­пал в ла­доши. Лис по­бежал в хи­жину Кузь­мы.
— Свер­ши­лось! — еще с по­рога зак­ри­чал он. — Се­год­ня ты дол­жен же­нить­ся на до­чери ко­роля Гро­мовер­жца и ко­роле­вы Мол­нии. Го­товь­ся, сей­час едем.
— Ты уве­рен, что ты не со­шел с ума? — спро­сил Кузь­ма. — Как я мо­гу по­ехать к ко­ролю? У ме­ня да­же нет хо­рошей одеж­ды!
— Не ду­май об этом, — ска­зал лис. — Сед­лай свою ста­рую кля­чу и зах­ва­ти с со­бой пи­лу. Ос­таль­ное пре­дос­тавь мне.
Кузь­ма пос­лу­шал­ся ли­са. Он сел на свою ста­рую ло­шадь и по­ехал за ли­сом. До­ехав до мос­та че­рез ре­ку, лис ска­зал Кузь­ме:
— Ви­дишь стол­бы, ко­торые дер­жат мост? Пой­ди и под­пи­ли их.
Кузь­ма ис­полнил его при­каза­ние, и под­пи­лен­ный мост рух­нул в ре­ку.
— Те­перь, — ска­зал лис, — раз­де­вай­ся. От­правь свою ло­шадь до­мой и уто­пи в ре­ке свои лох­мотья. Стой в во­де, по­ка твоя ко­жа не по­сине­ет. За­тем вска­раб­кай­ся вон на то брев­но, плы­вущее по те­чению, и жди ме­ня. Это пос­ледняя ра­бота в; тво­ей жиз­ни, я обе­щаю те­бе это.
Кузь­ма по­чесал в не­до­уме­нии за ухом, од­на­ко все ис­полнил в точ­ности.
Лис пом­чался во дво­рец, гром­ко во­пя:
— Ка­ра­ул!!! Ка­ра­ул!!! Ва­ше доб­рей­шее Вы­сочес­тво! По­моги­те! Ка­кая ужас­ная тра­гедия! Все по­теря­но, он по­гиба­ет!
— Что слу­чилось? — зак­ри­чал ко­роль.
— Вы зна­ете мост че­рез ре­ку, не­дале­ко от ва­шего двор­ца? Он рух­нул! Он не вы­дер­жал ог­ромно­го ко­личес­тва зо­лота, ко­торое вез вам ваш бу­дущий зять. Мой гос­по­дин упал в во­ду. Зо­лото, ло­шади, слу­ги — все уто­нуло, при­читал лис.
Ко­роль при­шел в ужас от про­ис­шедше­го, ему бы­ло так­же очень стыд­но за свой ста­рый мост. Он пос­лал слуг с су­хой одеж­дой для сво­его бу­дуще­го зя­тя.
Слу­ги наш­ли Кузь­му, ед­ва жи­вого от хо­лода. Они рас­терли его ду­шис­ты­ми ма­зями и оде­ли в ко­ролев­ские одеж­ды.
Ког­да ко­роль уви­дел Кузь­му — стат­но­го и кра­сиво­го в рос­кошных одеж­дах, он креп­ко об­нял его. Он по­обе­щал ему сроч­но сде­лать но­вый мост и поп­ро­сил про­щения за то, что стал ви­нов­ни­ком его нес­частья. Кузь­ма ми­лос­ти­во прос­тил его.
Заз­ве­нели ко­локо­ла, зас­веркал фей­ер­верк, и Кузь­ма же­нил­ся на до­чери ко­роля и за­жил счас­тли­во. Ли­са он взял с со­бой во дво­рец и до кон­ца дней его кор­мил жа­рены­ми цып­ля­тами на све­жем сли­воч­ном мас­ле.