Как Сосруко появился впевые на Хасе Нартов

Мно­го ска­зов пов­то­рялось,
Рас­пе­валось мно­го пе­сен
В куз­не Тлеп­ша, и на­чало
Так зву­чало каж­дой пес­ни:
«Ха­са Нар­тов, Ха­са Нар­тов…»
По­тому что все на­певы,
По­тому что все ска­занья
Ро­дились на Ха­се Нар­тов,
На­чались на Ха­се Нар­тов.
И Сос­ру­ко наш, ок­репший
В куз­не Тлеп­ша, силь­но­рукий,
С упо­ени­ем вни­мал им —
Пес­но­пени­ям чу­дес­ным.

Шли на Ха­се Нар­тов ре­чи
О ге­рой­ской се­че гроз­ной,
О пу­тях неп­ро­ходи­мых,
О ко­нях не­уто­мимых,
О на­бегах зна­мени­тых,
О джи­гитах не­побор­ных,
Об уби­тых ве­лика­нах,
О ту­манах в вы­сях гор­ных,
О сви­репых ура­ганах
В оке­анах бес­пре­дель­ных,
О смер­тель­ных мет­ких стре­лах,
О мо­гучих, сме­лых лю­дях,
Что за под­виг ве­лича­вый
Пес­ню сла­вы зас­лу­жили.

Од­но­го Сос­ру­ко хо­чет —
Хо­чет быть на Ха­се Нар­тов,
Хо­чет вы­пить с ни­ми вмес­те,
Гор­дой чес­ти не ро­няя.
Хо­чет он, вни­мая ска­зам,
Сер­дце, ра­зум, си­лу нар­тов,
Ра­зум всей ду­шой пос­тигнуть
И дос­тигнуть, си­лой ме­рясь,
Над храб­рей­ши­ми по­беды
В день бе­седы бо­гатыр­ской.

«Ма­туш­ка, — ска­зал Сос­ру­ко, —
Мно­го ль ви­дел я на све­те?
А в рас­цве­те сил я ны­не.
Там, в до­лине; на рас­све­те,
Нар­ты соб­ра­лись на Ха­су.
Как же мне по­пасть на Ха­су?
На­до ль мне прит­ти с до­бычей,
Чтоб уз­нать обы­чай нар­тов,
Ус­лы­хать сло­ва их здра­виц?
Ты кра­савиц всех кра­сивей,
Сы­ну ты ска­жи, го­луб­ка:
Как ис­пить из куб­ка нар­тов?»

Са­таней улыб­ну­лась:
«О Сос­ру­ко, о свет мой!
Вот от­вет мой: пой­ду я
К на­шим нар­там на Ха­су.
О те­бе рас­ска­жу я,
Поп­ро­шу я, чтоб сын мой
По­лучил приг­ла­шенье.
Как ре­шенье мне ска­жут:
«Пусть при­едет Сос­ру­ко», —
Ты на пир от­прав­ляй­ся:
Сна­ряженье го­тово.
Толь­ко сло­во пос­лу­шай:
Не бы­вал ты в сра­женье,
И пи­ров не зна­вал ты,
А при­водит к по­зору
На­рушенье при­личий!
Есть обы­чай у нар­тов:
К ним на Ха­су при­ходят,
По­лучив приг­ла­шенье!»

От­ве­ча­ет Сос­ру­ко:
«Ты прос­ти мою сме­лость,
Но про­шу, сде­лай ми­лость!»

Са­таней при­оде­лась,
Са­таней на­ряди­лась, —
От­прав­ля­ет­ся к нар­там.
Приб­ли­жа­ет­ся к нар­там,—
Все до­рогу да­ют ей,
Все вста­ют ей навс­тре­чу,
Тон­кой речью встре­ча­ют —
Этой здра­вицей звон­кой:

«Кто с кра­сави­цей на­шей,
Кто с гу­ашей срав­нится?
С пол­ной ча­шей под­хо­дим
К Са­таней тон­кобро­вой!
Ты — доб­ро из­лу­ча­ешь,
Ты — свер­ка­ешь по­ныне
Кра­сотою де­вичь­ей,
Наш обы­чай блю­дешь ты, —
Ук­ра­шение пи­ра,
Ук­ра­шение ми­ра!»

Ве­лича­ют гу­ашу
Нар­ты слав­ною речью,
От­ве­ча­ет гу­аша
Им заз­драв­ною речью:

«Нар­ты, нар­ты, сме­лый род мой!
Пусть при­ход мой к вам не ста­нет
Ва­шей го­рес­ти на­чалом,
Ва­шей гор­дости по­зором, —
В том кля­нусь я Тха-вла­дыкой!
Я приш­ла с ве­ликой прось­бой.
У ме­ня джи­гит есть до­ма,
А зо­вут его Сос­ру­ко:
Это имя вам зна­комо.
Званья нар­та он дос­то­ин,
Он, как во­ин, ве­рен сло­ву, —
Со­весть ма­тери — по­рука.
Вы Сос­ру­ко приг­ла­сите,
Нар­ты доб­рые, на Ха­су!
Ес­ли ж в этом приг­ла­шелье
Уни­женье вы най­де­те —
О по­чете не про­шу я:
Пусть в кон­це сто­ла са­дит­ся!
Ес­ли ж это не­воз­можно —
За спи­ной сво­ей пос­тавь­те
И нас­тавь­те вы Сос­ру­ко
Всем обы­ча­ям ста­рин­ным.
Ес­ли ж это не­воз­можно —
Пусть он ста­нет на по­роге,
Ва­ши ро­ги пусть на­пол­нит,
Пог­ля­дит на ва­ши пляс­ки.
Ес­ли ж это не­воз­можно —
Пусть па­сет он ва­ших аль­пов
На по­ляне мно­гот­равной.
Нар­ты, вот мое же­ланье,
Нар­ты, вот о чем про­шу я!»

Ус­лы­хали нар­ты Ха­сы
Прось­бу ма­тери Сос­ру­ко,
Друг на дру­га пог­ля­дели,
Пог­ля­дели, по­мол­ча­ли.
Бла­город­ный нарт На­шеп­ко
И Нас­рен Длин­но­боро­дый
Пос­мотре­ли на Тха­маду,
И по взгля­ду бы­ло вид­но,
Что в рас­те­рян­ности нар­ты,
Что мол­чанье бу­дет дол­гим.
Тут взя­ла его до­сада,
И ска­зал Тха­мада гром­ко:
«Ну-ка, нар­ты, го­вори­те,
Ибо на воп­ро­сы жен­щин
Дол­жен сра­зу нарт от­ве­тить.
Ну-ка, нар­ты, поп­ро­вор­ней:
Нам си­деть не по­доба­ет,
Ес­ли мать сто­ит пред на­ми!»

Горд уб­ранс­твом, встал Па­нуко
И ска­зал, раз­ду­тый чванс­твом:

«Ма­терей мы ува­жа­ем,
Но бо­гаты­рей на Ха­су
Не зо­вем по прось­бе жен­щин:
Так не при­нято у нар­тов!
Ес­ли приг­ла­шать мы бу­дем
Всех, ко­го ро­жа­ют ба­бы —
Слав­ным нар­там, храб­рым лю­дям
Мес­та не най­дем на Ха­се!»

Кон­чил речь свою Па­нуко,—
Го­гу­аж вско­чил нес­клад­ный,
И, зло­рад­ный, крик­нул гром­ко:

«Кто из нас, о нар­ты-братья,
С мощ­ной ратью не сра­жал­ся?
Не ска­кал на по­ле бра­ни,
Не свер­шал де­яний слав­ных?
Кто в бою Сос­ру­ко ви­дел?
Кто его ме­ча и лу­ка
Ис­пы­тал, из­ве­дал си­лу?
Каж­дый здесь — ве­ликий во­ин,
Как же мы на Ха­су пус­тим
Со­сун­ка, что не­дос­то­ин
И през­ри­тель­но­го взгля­да?»

Так он кон­чил, воп­ро­шая, —
Груз­ный Пшая крик­нул гром­ко:

«Нам, по­том­кам пред­ков чес­тных,
На­рушать обы­чай нар­тов?
Приг­ла­шать на Ха­су нар­тов
Всех бе­зусых, всех без­вес­тных?
Тот на Ха­се быть дос­то­ин,
Кто ме­чом раз­ру­шил го­ры,
Кто поз­нал прос­то­ры ми­ра,
Кто про­шел мо­ря и су­шу,
За­каляя ду­шу в бит­вах!
А Сос­ру­ко ваш хва­леный,
Го­ворят, ре­бенок ма­лый:
Без при­вала он не мо­жет
Пе­рей­ти че­рез ов­ра­жек!
Мо­жем ли ему поз­во­лить
На­пол­нять для нар­тов ро­ги,
Стоя на по­роге, ви­деть
На­ши ли­ца, братья-нар­ты?
Са­таней, к че­му сер­дить­ся?
Не дол­жна ты бро­ви хму­рить!
Мно­го про­лили мы кро­ви,
За­кали­ли в бит­вах те­ло,
А Сос­ру­ко твой — ре­бенок,
В нем еще си­ленок ма­ло,
Он еще, как тес­то, мя­гок,—
Нет ему на Ха­се мес­та!»

Выс­лу­шала эти ре­чи
Са­таней с тос­кой во взо­ре.
Го­ре! Го­ре! То крас­не­ла,
То блед­не­ла мать Сос­ру­ко.
С му­кой в сер­дце воз­вра­тилась.
Ма­туш­ку свою Сос­ру­ко
На по­роге под­жи­да­ет,
Воп­ро­ша­ет на по­роге:

«Ма­туш­ка моя, ска­жи мне,
За­дер­жа­лась ты в До­роге?
Дол­го ж ты бы­ла на Ха­се!
Ты ска­жи, ка­кую ра­дость
Нын­че в дар ты при­нес­ла мне,
Что те­бе ска­зали нар­ты?»

Са­таней пе­чаль­на. Го­ре!
Са­таней без­мол­вна. Го­ре!
«Ма­туш­ка, — спро­сил Сос­ру­ко, —
Кто те­бя пос­мел оби­деть?
Кто те­бя пос­мел уни­зить?»
От­ве­чала мать Сос­ру­ко:

«Я пош­ла не той до­рож­кой,
Я пош­ла кру­той тро­пин­кой,
И тро­пин­ка, обор­вавшись,
При­вела ме­ня к бес­честью.
Я — с дур­ною вестью, сын мой!
О те­бе ска­зали нар­ты:
Не муж­чи­на ты, ре­бенок,
Из пе­ленок ты не вы­шел,
Не бы­вал еще в сра­жень­ях,
В пес­но­пень­ях не прос­лавлен!
Так ска­зали трое нар­тов:
Го­гу­аж, Па­нуко, Пшая».

Уте­шая мать род­ную,
Так от­ве­тил ей Сос­ру­ко:

«Не го­рюй, не плачь, го­луб­ка,
Их пос­тупка ты не бой­ся.
Ес­ли толь­ко трое нар­тов
Про­тив мо­его при­хода,
То нев­зго­да не­боль­шая.
Пшая, Го­гу­аж, Па­нуко —
Их ведь трое, а не трис­та,
Да и трис­та не страш­ны мне.
Не бо­юсь я их зло­речья,
С ни­ми встреч я не ми­ную,
Гроз­ный меч я дви­ну в де­ло
Не еди­нож­ды, не дваж­ды
И, по­ка не ис­пы­таю
Нарт­ской доб­лести пре­дела,
Бу­ду веч­но по­лон жаж­ды, —
Си­лой си­лу их из­ме­рить!»

Так ска­зав, Сос­ру­ко быс­тро
Под­тя­нул под­пру­ги ту­же,
Дал ко­ню крем­ня две ме­ры,
Что­бы се­рый сил наб­рался.
От крем­ня взмет­ну­лись ис­кры,
От ог­ня ос­лепли пти­цы!
Об­на­жил во­итель стат­ный
Меч бу­лат­ный, меч су­ровый.
Этот меч вра­га лю­бого
Уз­на­вал на рас­сто­янье,
Сам выс­ка­кивал из но­жен!
Ос­то­рожен был Сос­ру­ко,
Ос­тро­ту ме­ча про­верил,
Раз­махнул­ся и уда­рил
Ка­мен­но­го ис­ту­кана:
Над­вое рас­сек он ка­мень!
Сер­дца кре­пость он про­верил,
Зем­лю он уда­рил грудью,
Из бу­лата сот­во­рен­ной,—
И зем­ля бы­ла при­мята!
Кре­пость лба ло­том про­верил, —
Так же про­чен ли, как мо­лот?
Аб­ра-ка­мень лбом уда­рил —
Аб­ра-ка­мень был рас­ко­лот!

Са­таней, лю­бу­ясь сы­ном,
Ис­по­лином нес­равнен­ным, —
Вдох­но­вен­ным муд­рым сло­вом
В путь его бла­гос­ло­вила:

«По­ез­жай ты, сын мой ми­лый,
Пе­редай ты нар­там Ха­сы,
Юным, по­жилым и ста­рым,
Что не­даром за­кален ты
Муд­рым Тлеп­шем се­мик­ратно,
Что из кам­ня, сын, рож­ден ты,
Кре­пок си­лою бу­лат­ной!
Знай, мой храб­рый маль­чик: нар­ты
Приз­на­ют од­них бесс­траш­ных,
Тех, кто в ру­копаш­ных схват­ках
И в по­ходах от­ли­чились,
Кто ме­чом раз­ру­шил го­ры,
Кто поз­нал прос­то­ры ми­ра,
Кто про­шел мо­ря и су­шу,
За­каляя ду­шу в бит­вах,
Кто за под­виг ве­лича­вый
Пес­ни сла­вы удос­то­ен!

Будь же, юный во­ин, счас­тлив,
Сын мой, в пла­мени ок­репший!
Я про­сить у Тлеп­ша бу­ду,
Что­бы дни твои си­яли,
Чтоб де­ла твои пов­сю­ду
Прос­лавля­лись че­лове­ком!
Что­бы меч твой был все­силь­ным,
Что­бы конь твой был кры­латым,
Чтоб копье твое те­ряло
Счет сра­жен­ным су­пос­та­там,
Что­бы ты бу­латом ос­трым
Рас­се­кал с раз­ма­ха ска­лы,
Чтоб твой нед­руг, по­лон стра­ха,
Не ушел, не скрыл­ся в ча­щах
От бор­зых тво­их бе­гущих,
От ор­лов тво­их па­рящих,
Что­бы ты на по­ле рат­ном
Смет­лив был, но без ко­варс­тва,
Что­бы на пу­ти об­ратном
Пес­ня о тво­ем бесс­трашье
Всад­ни­ка опе­режа­ла,
Чтоб она в се­ленье на­ше
До те­бя мог­ла вер­нуть­ся,
Чтоб тво­их уда­ров си­лу
Нар­ты гор­дые поз­на­ли!
Будь же счас­тлив, сын мой ми­лый,
Чтоб рас­ста­лась я с кру­чиной.
По­ез­жай на Ха­су, маль­чик,
Воз­вра­тись ко мне муж­чи­ной!»

Ой, Сос­ру­ко, наш сын,
Ой, Сос­ру­ко, наш свет,
Для по­бед он рож­ден,
Он в коль­чу­гу одет,
Что как сол­нце го­рит,
И блес­тит его щит,
Слов­но сол­нечный свет!
Едет к нар­там джи­гит!
На со­вет едет к ним…

Са­таней, на­ша мать,
Слез не лей, на­ша мать,
За­живет боль в гру­ди,
Го­ревать по­годи!
Что тре­вожить­ся, мать?
Ви­дишь нож­ни­цы, мать?
По­гадай на них, дай
Ра­зой­тись лез­ви­ям
И сой­тись лез­ви­ям,
Чтоб от­вет ус­лы­хать:
«Твой Сос­ру­ко, твой свет,
Для по­бед сот­во­рен!»

Вос­се­да­ет на Ха­се
Нар­тов храб­рое пле­мя,
В это вре­мя — о чу­до! —
При­ез­жа­ет Сос­ру­ко.
В не­бе гром раз­да­ет­ся,
И тря­сет­ся до­лина.
Вста­ли нар­ты в ис­пу­ге:
Что в ок­ру­ге тво­рит­ся?
«Эй, во­ите­ли-нар­ты
Из оби­тели нарт­ской!
Что вам вид­но, что слыш­но?
Что за гром раз­да­ет­ся,
Что за всад­ник не­сет­ся
И тря­сет­ся до­лина?»

В нарт­ских жи­лах кровь вски­па­ет,
В нарт­ских ду­шах гнев кло­кочет:
«Кто на­рушить хо­чет Ха­сы
Ве­лича­вое ве­селье?
К нам до­селе не яв­ля­лись
Всад­ни­ки без приг­ла­шенья!»
Как Сос­ру­ко наш подъ­ехал,
Как на Ха­су Нар­тов гля­нул, —
Гром с та­кою гря­нул си­лой,
Что вер­ши­на сод­рогну­лась,
Что зем­ли кач­ну­лось ло­но
На­подобье ко­лыбе­ли,
Заб­лесте­ли сот­ни мол­ний,
Оза­ряя и Сос­ру­ко,
И ко­ня, и сна­ряженье.
Тут приш­ли в сму­щенье нар­ты,
Уди­вились, ус­тра­шились,
Се­мерым они ве­лели
Ве­лика­нам од­ногла­зым
Ра­зом встать и встре­тить гос­тя
По за­конам ста­родав­ним.

Ста­ли в ряд, го­ворят:
«Ой, Сос­ру­ко, наш брат,
Са­таней слав­ный сын!
По по­сад­ке тво­ей
Мы уз­на­ли те­бя.
Мы в ли­цо до сих пор
Не ви­дали те­бя,
Но мы жда­ли те­бя:
Ты дав­но зна­менит!
Что, джи­гит, го­вори —
К нам те­бя за­нес­ло?
По­чему ты сер­дит
И на­супил че­ло?
Ве­селее гля­ди
Да сой­ди ты с ко­ня!
Ты на нас не сер­дись,
Ты дос­пе­хи сни­ми,
Ты с людь­ми по­тол­куй,
Вмес­те с на­ми прой­дись,
По­кажи свою стать.
Ты на Ха­се спля­ши,
В гор­дом пля­се ты всем
По­кажи свою стать.
В грязь ли­цом не ударь,
По­иг­рай ко­лесом,
Тяж­кий мо­лот возь­ми,
Под­ни­ми, опус­ти,
На­коваль­ню раз­бей,—
По­кажи свою мощь.
Са­таней слав­ный сын,
Пшаю ты одо­лей,
Пот­ря­си храб­ре­цов,
Го­гу­ажа сра­зи
И Па­нуко сра­зи,
По­кажи свою мощь.
Ой, Сос­ру­ко, пой­дем,
Ждем дав­но мы те­бя!»

Так ска­зали ве­лика­ны,
Под ру­ки Сос­ру­ко взя­ли
И вве­ли его на Ха­су.
Вста­ли нар­ты в честь Сос­ру­ко,
А Па­нуко, чванс­тва по­лон,
Хо­чет храб­рым по­казать­ся.
С ро­гом са­но по­дошел он
И ска­зал Сос­ру­ко: «Вы­пей!
Ты, Сос­ру­ко, сме­лый во­ин,
Ты дос­то­ин ро­га нар­тов!»

Под­ни­ма­ет рог Сос­ру­ко,
Здра­вицу про­воз­гла­ша­ет:

«Пью за то, чтоб сло­во нар­тов
Не­руши­мым ос­та­валось,
Пью за то, чтоб сла­ва нар­тов
В по­колень­ях ум­но­жалась!
Пусть в ве­ках свой след ос­та­вят
Нар­тов ду­мы, нар­тов стре­лы,
И по­том­ки пусть прос­ла­вят
Дух от­важный, под­виг сме­лый!
Да нет­ленны­ми пре­будут
Их ве­личия при­меры,
Да нет­ленны­ми пре­будут
Их де­янья и тво­ренья,
Да нет­ленны­ми пре­будут
Муд­рых нар­тов по­коленья
До тех пор, по­ка нет­ленно,
Дра­гоцен­но и же­лан­но
Это сла­дос­тное са­но,
Это ра­дос­тное са­но!»
Гла­зом не мор­гнув, Сос­ру­ко
Ра­зом вы­пива­ет са­но.
Го­гу­аж к не­му под­хо­дит,
Рог вто­рой ему под­но­сит,
Про­из­но­сит речь та­кую:

«Ой, Сос­ру­ко, наш со­пер­ник,
Не ис­пы­тан ты в сра­жень­ях!
Го­ворят, что ты вос­пи­тан
Са­таней, гу­ашей нар­тов,
Го­ворят, что ты не на­шей
Жен­щи­ной рож­ден, Сос­ру­ко!
Ес­ли ты — ди­тя двух жен­щин,
Осу­ши два ро­га ра­зом!»

Гла­зом не мор­гнул Сос­ру­ко,
Рог заз­драв­ный осу­шая.

Груз­ный Пшая с треть­им ро­гом
Под­ско­чил тог­да к Сос­ру­ко:

«Ой, Сос­ру­ко, во­ин стат­ный,
Нарт бу­лат­ный, силь­но­рукий!
Есть та­кой обы­чай рат­ный:
Кто впер­вые в бой всту­па­ет,
Дол­жен трех сра­зить в сра­женье,
Ува­женье об­ре­тая.
Са­нопитье — не сра­женье,
Не ве­ликое со­бытье,
Мы те­бя не су­дим стро­го:
Осу­ши три ро­га са­но!
Так ве­лят по­ряд­ки нар­тов:
Вы­пей са­но без ог­лядки,
Чтоб твое сталь­ное те­ло
Заз­ве­нело нарт­ской пес­ней,
Чтоб от пля­са мо­лодо­го
Зад­ро­жала Ха­са Нар­тов,
Чтоб зем­ля зат­ре­пета­ла
Под же­лез­ны­ми но­гами,
Что­бы зве­ри ис­пу­гались,
Что­бы две­ри под­ко­сились,
Что­бы му­жес­тво явил ты
Нарт­ским до­черям прек­расным
Слав­ным слад­коглас­ным пень­ем.
Ты еще нем­но­го вы­пей, —
Треть­его дос­то­ин ро­га!»

Тут Нас­рен Длин­но­боро­дый,
Из по­роды са­мых храб­рых,
Встал и мол­вил нар­там стро­го:

«Вы­пил он два ро­га. Хва­тит!
Тре­тий рог счи­таю лиш­ним.
Не соз­рел еще Сос­ру­ко,
Я ска­жу о на­шем гос­те:
Сер­дце, кос­ти не ок­репли,
Хмель его оси­лит, сва­лит, —
Кто пох­ва­лит нас за это?
Хва­тит, нар­ты, хва­тит, нар­ты,
Тре­тий рог счи­таю лиш­ним!»

Чу­ет сер­дцем Сос­ру­ко
Го­гу­ажа ко­варс­тво,
Ли­цемерье Па­нуко,
Пшаи ложь и прит­ворс­тво
И на­меренье злое:
На­по­ить его под­ло
И убить его под­ло.

Но из­вес­тно Сос­ру­ко:
Тот во­век обес­слав­лен,
Кто не выпь­ет из ро­га —
Пусть он да­же от­равлен!
Кто не выпь­ет из ро­га —
Осуж­да­ет­ся стро­го:
Он слы­вет жал­ким тру­сом!

Ой, Сос­ру­ко бу­лат­ный,
Силь­но­рукий и стат­ный
В спор всту­пать не же­ла­ет,
Тре­тий рог под­ни­ма­ет,
Тре­тий рог осу­ша­ет,—
Вся ду­ша в нем пы­ла­ет!
Пре­зирая лу­кавс­тво,
Он вско­чил на тре­ногий,
Круг­лый, ма­лень­кий сто­лик,
А на сто­лике — яс­тва,
Куб­ки, ча­ши и ро­ги!

По­забыл он тре­воги,
В пляс ве­селый пус­тился,
Зак­ру­тил­ся он вих­рем,
Блюд и чаш не ка­сал­ся!
Сто­лик слиш­ком ши­роким
Пля­суну по­казал­ся—
По кра­ям зак­ру­жил­ся
Ча­ши с ос­трой прип­ра­вой.
Пля­шет он ве­лича­вый
Та­нец бит­вы и сла­вы,
Не ко­леб­ля прип­ра­вы,
Не про­лив да­же кап­ли,
Но от буй­но­го пля­са
Хо­дуном хо­дит Ха­са!

На пол спрыг­нул Сос­ру­ко,
Нар­там ве­село крик­нул:

«Пог­ля­ди, нарт­скии род,
Нас­ту­пил мой че­ред!
Пусть ре­шит нарт­скии круг:
Кто я — враг или друг.
Вот я весь, не та­юсь,
Ни­кого не бо­юсь!
Знаю ва­ши за­коны,
Чтоб сыг­рать в «Пе­ший-кон­ный».
На­чинай, нарт­скии род,
За то­бой — мой че­ред,
Вот я весь, не та­юсь,
Ни­кого не бо­юсь!
Кто тут са­мый уме­лый?
Пус­тим по вет­ру стре­лы.
На­чинай, нарт­скии род,
За то­бой — мой че­ред,
Вот я весь, не та­юсь,
Ни­кого не бо­юсь!
Мы в борь­бе сре­ди лу­га
Вго­ним в зем­лю друг дру­га.
На­чинай, нарт­скии род,
За то­бой — мой че­ред,
Вот я весь, не та­юсь,
Ни­кого не бо­юсь!
Ко­лесом по­иг­ра­ем,
По го­ре по­ката­ем,
На­чинай, нарт­ский род,
За то­бой — мой че­ред!»

Нар­ты вста­ли, ме­чами
Уг­ро­жа­ют Сос­ру­ко.
Выс­ту­па­ет Па­нуко,
Он стре­лу из кол­ча­на
Дос­та­ет и пус­ка­ет
Пря­мо в не­бо из лу­ка.
Нар­ты ре­жут ба­рана,
Нар­ты шку­ру сни­ма­ют, —
В этот миг, из-за ту­чи,
Вдруг стре­ла при­лета­ет
И вон­за­ет­ся в зем­лю
У раз­де­лан­ной ту­ши.
Ду­ши нар­тов ли­ку­ют.
Все приш­ли в вос­хи­щенье
От уменья Па­нуко.

Выс­ту­па­ет Сос­ру­ко,
И стре­лу свою в не­бо
Он пус­ка­ет из лу­ка.
Тут бы­ка ре­жут нар­ты,
Тут бы­ка ва­рят нар­ты,
А стре­лы все не вид­но.
Дол­го ва­рит­ся мя­со,
А стре­лы все не вид­но.
На кус­ки де­лят мя­со,
А стре­лы все не вид­но.
Из­де­ва­ет­ся Ха­са,
Над Сос­ру­ко сме­ет­ся:

«Не стре­лок ты из лу­ка!
Где стре­ла? За­теря­лась,
И сле­да не ос­та­лось!
Не те­бе, брат Сос­ру­ко,
С ним, с Па­нуко, тя­гать­ся,
Не те­бе, брат Сос­ру­ко,
С ним в стрель­бе сос­тя­зать­ся!
По­казать­ся ре­шил ты
Са­мому се­бе му­жем,
Пох­ва­лять­ся ты взду­мал
Пе­ред нарт­скою Ха­сой, —
Где ж стре­ла твоя, па­рень?
Уле­тела, про­пала,
Унес­лась, уда­лая!»

Так ска­зал груз­ный Пшая —
Рас­сме­ялись все нар­ты.
Вдруг стре­ла по­каза­лась,
В круг­лый сто­лик вон­зи­лась,
Се­реди­ну про­била!
Ог­ла­сило до­лину
Нар­тов гром­кое сло­во:

«Сла­ва, сла­ва Сос­ру­ко!
Нар­там чу­до явил ты,
Уди­вил ты всех нар­тов
Уда­лою стре­лою!
Ту стре­лу, нарт Сос­ру­ко,
Как пус­тил ты из лу­ка,
Мы бы­ка ста­ли ре­зать,
Мы ва­рить ста­ли мя­со,
Дол­го мя­со ва­рилось,
За сто­лы се­ла Ха­са,
Слав­ный пир про­дол­жая,
Рог на­пол­нив заз­драв­ный,—
Вдруг стре­ла по­каза­лась,
В круг­лый сто­лик вон­зи­лась,
Се­реди­ну про­била:
Вид­но, дол­го бро­дила
По не­бес­но­му сво­ду!

Ой, Сос­ру­ко, при­нес ты
Сла­ву нарт­ско­му ро­ду!
А ска­жи нам, Сос­ру­ко,
Мы уз­нать бы хо­тели,
Так же ль мет­ко из лу­ка
Уда­ря­ешь по це­ли?»

Так ска­зав, пря­чут нар­ты
Зо­лотое ко­леч­ко.
Дуб сто­ит над об­ры­вом,
Над бур­ли­вым по­током,
Он увен­чан гус­тою
Мно­гошум­ной лис­твою,
В той лис­тве пря­чут нар­ты
Зо­лотое ко­леч­ко.

Го­гу­аж выс­ту­па­ет,
Сбить ко­леч­ко он хо­чет,
На не­го то­чит зу­бы.
Вот стре­ла зас­висте­ла,
Сквозь лис­тву про­лете­ла —
И лис­тка не за­дела,
Не кос­ну­лась ко­леч­ка.
Выс­ту­па­ет Сос­ру­ко
И стре­лу вы­пус­ка­ет,
Ра­зом с де­рева нар­тов
Он сби­ва­ет ко­леч­ко!

Даль­но­зор­кий на ред­кость,
Быс­тро­окий Сос­ру­ко
До­казал свою мет­кость,
Уди­вил на­ших нар­тов.
«Чем еще ты, Сос­ру­ко,
Уди­вишь на­ших нар­тов?»

Силь­но­рукий Сос­ру­ко
К нар­ту Пшае под­хо­дит,
Речь за­водит та­кую:

«Пшая с креп­кою ше­ей
И с ду­шою лу­кавой!
Ты за сла­вой чу­жою
Не го­нись, мно­гол­жи­вый:
Здесь по­живы не бу­дет…
Брось прит­ворс­тво и хит­рость,
Всту­пим в еди­ноборс­тво:
По­кажи свою лов­кость,
До­кажи свою храб­рость, —
Средь зе­лено­го лу­га
Вго­ним в зем­лю друг дру­га.
На­чинай по­нем­но­гу,
А те­бе я от­ве­чу…
Вы­шел я в путь-до­рогу,
Ибо знал, что я встре­чу
Удаль­ца пос­ме­лее,
Храб­ре­ца по­силь­нее
Пшаи с креп­кою ше­ей!
Выс­ту­пай же впе­ред,
За то­бой — мой че­ред,
Вот я весь, не та­юсь,
Ни­кого не бо­юсь!»

Пшая, нарт низ­ко­лобый,
Чер­ной зло­бой пы­ла­ет,
Он хва­та­ет Сос­ру­ко,
Под­ни­ма­ет и вер­тит!
Меж но­гами сталь­ны­ми
Он свою но­гу ста­вит,
Он про­тив­ни­ка да­вит,
Чтоб сло­мить его си­лу.
Вот он под­нял Сос­ру­ко
И с раз­ма­ха, мгно­вен­но,
По ко­лено вог­нал он
Нар­та юно­го в зем­лю.

На­чина­ет Сос­ру­ко.
Под­ни­ма­ет он Пшаю,
Под­ни­ма­ет вы­соко
И на зем­лю ки­да­ет,
И по са­мые пле­чи
Пшаю в зем­лю вго­ня­ет,
А по­том вы­рыва­ет,
Выс­тавля­ет он Пшаю
На пос­ме­шище нар­там.

Пшая — Креп­кая Шея, —
Сви­репея, хва­та­ет,
Под­ни­ма­ет Сос­ру­ко
И вго­ня­ет по по­яс
Нар­та юно­го в зем­лю.

На­чина­ет Сос­ру­ко.
Вот хва­та­ет он Пшаю,
От зем­ли от­ры­ва­ет,
Под­ни­ма­ет до не­ба
И бро­са­ет на зем­лю.
Креп­ко­ше­его Пшаю
Так вго­ня­ет он в зем­лю,
Что зем­ля пок­ры­ва­ет
Да­же го­лову Пшаи!

Зад­ро­жав от ис­пу­га,
Друг на дру­га взгля­нули
И вос­клик­ну­ли нар­ты:
«Это — смерть, не за­бава!
Не иг­ра, а рас­пра­ва!
На­ша ру­шит­ся сла­ва!
По­жалел бы ты, пра­во,
Силь­но­рукий Сос­ру­ко,
Эти го­ловы нар­тов,
Чье упорс­тво из­вес­тно.
Кон­чим еди­ноборс­тво:
Ко­лесом по­иг­ра­ем,
По го­ре по­ката­ем!»

От­ве­ча­ет Сос­ру­ко:
«Ес­ли Ха­са же­ла­ет —
Ко­лесом по­иг­ра­ем,
По го­ре по­ката­ем!»

Ой, Сос­ру­ко, наш свет,
В сер­дце нет у не­го
Жаж­ды сла­вы чу­жой!
Со спо­кой­ной ду­шой
Чтоб в иг­ре по­бедить,
Он к Ха­раме-го­ре
Нап­равля­ет свой шаг,
И в ушах си­лачей
Заг­ре­мел его клич:
«Кто силь­ней? Кто храб­рей?
Сос­тя­занье нач­нем!»
Слов­но гром — этот клич,
Но мол­чанье — в от­вет:
Здесь охот­ни­ков нет
Сос­тя­занье на­чать.
Клич опять заг­ре­мел:

«Раз охот­ни­ков нет —
Я один про­тив всех
В сос­тя­занье вступ­лю,
Ус­туплю вам сей­час
Я на­чало иг­ры.
На ме­ня ко­лесо
По­кати­те с го­ры.
На­чинай, нарт­ский род,
За то­бой — мой че­ред,
Вот я весь, не та­юсь,
Ни­кого не бо­юсь!»

Все бе­рут ко­лесо,
Что зо­вет­ся Жан-Шерх
И чьи спи­цы ос­тры,
И свое ко­лесо
Нар­ты ка­тят на­верх,
На вер­ши­ну го­ры.

Ой, Сос­ру­ко из бу­лата,
Чья ду­ша объ­ята страстью!
То не страх и не за­бота
Кап­ли по­та про­лива­ют,
То пы­ла­ет жаж­да бит­вы,
То свер­ка­ет на об­личье
Жаж­да слав­но­го де­янья!

Оде­янье зад­ро­жало
Мел­кой дрожью не от стра­ха, —
То у гор­но­го под­ножья
Раз­го­вор ве­дут чу­вяки,
То Сос­ру­ко пля­шет гор­до
В честь поч­тенных стар­цев-нар­тов,
Стар­цев-нар­тов прос­лавля­ет,
Вос­хва­ля­ет их ве­личье.
Те гля­дят на это ди­во,
Ко­лесо с об­ры­ва ка­тят
И спе­сиво объ­яв­ля­ют:
«Бей, как хо­чешь, бей, как мо­жешь!»

Ой, Сос­ру­ко, наш сын,
Он один — про­тив всех!
Он Жан-Шерх бь­ет ру­кой,
Воз­вра­ща­ет на­верх.
Нар­ты свер­ху кри­чат:
«Как ру­ка твоя бь­ет!
Твой при­ход — наш ко­нец,
Твой при­езд — наш по­зор, —
Что же в спор ты всту­пил?
Бит­вы час не нас­тал,
Что же гу­бишь ты нас?
Что ты в гне­ве ки­пишь,
Ты, чье те­ло — бу­лат?
Не при­шел к нам иныж,
Чин­ты нам не гро­зят!
Ты уда­рил Жан-Шерх,
Стон раз­дался в от­вет,—
В этом храб­рости нет.
Ес­ли впрямь ты храб­рец
И рож­ден для по­бед —
Грудью бей ты Жан-Шерх!»

Ой, Сос­ру­ко, наш свет,
Грудью бь­ет он Жан-Шерх,
Воз­вра­ща­ет на­верх.
Нар­ты в стра­хе дро­жат,
Нар­ты в стра­хе кри­чат:
«Мы те­бя смель­ча­ком
На­зовем лишь тог­да,
Ес­ли лбом бу­дешь бить,
Воз­вра­щая Жан-Шерх!»

А Сос­ру­ко, наш свет,
Им в от­вет го­ворит:
«Пусть ре­шит нарт­ский круг
Кто я — враг или друг!
По­карать я го­тов
Чин­тов злоб­ную рать,
Но до бран­ной по­ры
По­кати­те с го­ры
Пос­ко­рее Жан-Шерх,
Чтоб мой тре­тий удар
В тре­пет нар­тов по­верг!»

Нар­ты с грустью гля­дят
На Сос­ру­ко сей­час:
Их пот­ряс этот клич.
В тре­тий раз ко­лесо
По­лете­ло с го­ры.

От иг­ры не бе­жит
Нас­то­ящий ге­рой.
Лбом бу­лат­ным он бь­ет,
Воз­вра­ща­ет Жан-Шерх,
И ле­тит оно вверх,
Над Ха­рамой-го­рой!

Тут приш­ли в расс­трой­ство нар­ты,
Ста­ли прос­лавлять ге­рой­ство,
Си­лу вос­хва­лять Сос­ру­ко,
Здра­вицы про­воз­гла­шая,
Ве­личая храб­рым му­жем.
Об­ра­ща­ют­ся с при­казом
К од­ногла­зым ве­лика­нам:
«Эй, ве­дите вы Сос­ру­ко
Под ру­ки на Ха­су на­шу!
Ча­шу му­жес­тва вру­чите,
По­сади­те вы Сос­ру­ко
На по­чет­ней­шее мес­то!»

Нак­ры­ва­ют ве­лика­ны
Де­вять сто­ликов тре­ногих, —
Са­но в ро­гах не ску­де­ет
Де­вять су­ток пред Сос­ру­ко.
Де­вять су­ток в честь Сос­ру­ко
Про­из­но­сят сла­вос­ловья,
На про­щание под­но­сят
По­беди­телю по­дар­ки.

Ой, Сос­ру­ко наш бу­лат­ный,
Он об­ратно едет-ска­чет.
Са­таней его встре­ча­ет,
Воп­ро­ша­ет: «Сын мой ми­лый,
Го­вори: на Ха­се Нар­тов
Что ты ви­дел, что ты слы­шал?
Кто те­бе навс­тре­чу вы­шел?
Му­жес­тву и крас­но­речью
Кто зас­та­вил удив­лять­ся?
Кто те­бя хва­лил и сла­вил?
На ка­ком си­дел ты мес­те,
Бран­ной чес­ти удос­то­ен?»
Так от­ве­тил ей Сос­ру­ко:
«Там ник­то ме­ня не встре­тил.
Толь­ко ели, толь­ко пи­ли
Мы на этой Ха­се ма­лой,
И ник­то ме­ня не сла­вил,
Да и не ру­гал, по­жалуй!»