Рождение Сосруко

Тон­кобро­вая Са­таней по­лос­ка­ла в ре­ке белье. Она по­лос­ка­ла его там, где обыч­но чис­ти­ла коль­чу­ги. На дру­гом, лу­говом бе­регу Псы­жа пас­тух из нарт­ско­го се­ления пас ко­ров. Уви­дев Са­таней, пас­тух спер­ва зас­тыл в изум­ле­нии, а при­дя в се­бя, быс­тро по­дошел к ре­ке. Са­таней бы­ла прек­расна. Ли­цо ее бы­ло бе­лое, а бро­ви — тон­кие.

— Эй, Са­таней, кра­сави­ца, нес­равни­мая с дру­гими кра­сави­цами! Под­ни­ми свои гла­за, пос­мотри хоть раз на ме­ня! — крик­нул пас­тух. И Са­таней под­ня­ла гла­за.

За­горел­ся пас­тух. Ов­ла­дела страсть и тон­кобро­вой Са­таней, и с та­кой си­лой, что при­села она в из­не­може­нии на приб­режный ка­мень.

В смя­тении она соб­ра­ла кое-как мок­рое белье и под­ня­лась, что­бы пой­ти до­мой. Пас­тух из се­ления нар­тов ска­зал ей:

— Эй, Са­таней, кра­сави­ца, нес­равни­мая с дру­гими кра­сави­цами! Твой жен­ский ум пре­вос­хо­дит муж­скую муд­рость. За­чем же ты ос­та­вила на бе­регу ка­мень? Возь­ми его с со­бою.

Са­таней пос­лу­шалась пас­ту­ха. Она от­несла до­мой тот приб­режный ка­мень, на ко­торый при­села, ког­да ов­ла­дела ею страсть.

До­ма она по­ложи­ла ка­мень в ларь с от­ру­бями.

Прош­ло не­кото­рое вре­мя и ус­лы­хала Са­таней шум в сво­ем до­ме. «От­ку­да этот шум?» — по­дума­ла Са­таней и ста­ла заг­ля­дывать во все уг­лы. И стран­ное де­ло: по­дой­дет к кам­ню поб­ли­же — шум силь­нее, отой­дет по­даль­ше — шум по­тише.

— Нес­лы­хан­ное чу­до! — вос­клик­ну­ла Са­таней и при­ложи­ла ухо к кам­ню. Внут­ри кам­ня ки­пело: от­то­го-то и слы­шал­ся шум. Что­бы заг­лу­шить этот шум, Са­таней об­мо­тала ка­мень шер­стя­ной нитью. Че­рез три дня нить обор­ва­лась. Сно­ва Са­таней об­мо­тала ка­мень, и сно­ва обор­ва­лась шер­стя­ная нить.

— Бог жиз­ни, Псат­ха, счастье мое! — крик­ну­ла Са­таней. — Да этот ка­мень ста­новит­ся все боль­ше и боль­ше! — И она по­ложи­ла ка­мень в теп­лый очаг.

Де­вять ме­сяцев и де­вять дней про­лежал ка­мень в теп­лом оча­ге, и с каж­дым днем он ста­новил­ся все боль­ше, все го­рячее. Он рас­ка­лял­ся, он пы­лал ог­нем. Са­таней по­бежа­ла к Тлеп­шу, бо­гу-куз­не­цу.

— Мож­но ли те­бе до­верить тай­ну, бог? — спро­сила Са­таней.

— Раз­ве для то­го я по­могаю лю­дям сво­им ре мес­лом, что­бы они мне не до­веря­ли? Раз­ве вот этот мой мо­лот, вот эти кле­щи мои — не на ра­дость лю­дям? Раз­ве удар мо­лота — не жизнь моя? Раз­ве я не слу­жу доб­ро­му де­лу?

Так воп­ро­шал Тлепш, и в гром­ком го­лосе его бы­ла оби­да. Са­таней ус­ты­дилась сво­его не­дове­рия. Она ти­хо ска­зала:

— У ме­ня та­кое де­ло, о ко­тором мол­чать нель­зя, а за­гово­ришь — ник­то не по­верит. Как же мне быть, Тлепш?

— Эй, жен­щи­на из люд­ско­го ро­да! — от­ве­чал бог-куз­нец. — Там, где ищут со­вета, а за со­вет ни­чего не бе­рут, — там бе­де не бы­вать. От­крой мне свою тай­ну: я по­могу те­бе.

— Я ни­чего не ска­жу, по­тому что я не хо­чу го­ворить и крас­неть от сты­да. Пой­дем со мной, и я те­бе по­кажу чу­до.

— Муж­чи­на не от­сту­пит­ся от сво­его сло­ва, — прог­ре­мел Тлепш. — У муж­чи­ны сло­во — де­ло. Ты ска­зала: «пой­дем» — и вот я го­тов.

И Тлепш соб­рал ору­дия сво­его ре­мес­ла и вы­шел из куз­ни. Са­таней при­вела его к се­бе. Уди­вил­ся бог-куз­нец, уви­дев пы­ла­ющий ка­мень.

— Бог не­ба У­аш­хо, что это за чу­до? — вос­клик нул он. — Не­мало я ви­дел на сво­ем ве­ку, не­мало и слы­шал, но та­кое ви­жу впер­вые!

Тлепш от­нес пы­ла­ющий ка­мень в куз­ню. Са­таней пош­ла за ним. Сер­дце ее креп­ко би­лось. Тлепш изо всей сво­ей мо­гучей си­лы уда­рил по кам­ню мо­лотом. Семь дней и семь но­чей ра­ботал бог-куз­нец, и Са­таней ка­залось, что каж­дый удар его мо­лота по кам­ню был уда­ром по ее сер­дцу, и сер­дце ее сжи­малось и тре­пета­ло. На­конец ка­мень трес­нул, ос­колки раз­ле­телись и вы­пал из сер­дце­вины кам­ня пы­ла­ющий ре­бенок. Да, те­ло это­го маль­чи­ка пы­лало, ис­кры ле­тели от не­го и пар клу­бил­ся над ним. Са­таней, как это де­ла­ет вся­кая мать, хо­тела при­жать но­ворож­денно­го к сво­ей гру­ди, но вдруг зак­ри­чала гром­ким кри­ком: она обож­гла се­бе ру­ки. Ре­бенок упал на по­дол ее беш­ме­та, про­жег по­дол и ска­тил­ся на зем­лю.

Тлепш схва­тил ог­ромны­ми кле­щами ре­бен­ка за бед­ра и оку­нул его в во­ду. Во­да за­шипе­ла, и зак­лу­бил­ся пар. Семь раз оку­нал бог-куз­нец рас­ка­лен­но­го ре­бен­ка в во­ду, и семь раз во­да за­кипа­ла. Так Тлепш за­калял ре­бен­ка, за­калял до тех пор, по­ка его те­ло не прев­ра­тилось в бу­лат. Толь­ко бед­ра ос­та­лись не за­кален­ны­ми, по­тому что бы­ли схва­чены кле­щами.

— Те­перь бе­ри сво­его бу­лат­но­го маль­чи­ка, — ска­зал бог-куз­нец ос­час­тлив­ленной Са­таней.

С это­го дня в до­ме Са­таней стал рас­ти ре­бенок, стал рас­ти быс­тро: за день вы­рас­тал нас­толь­ко, нас­коль­ко дру­гие де­ти за ме­сяц. Это бы­ло чу­до, а чу­до — ис­точник мно­гих слу­хов. Мно­го бы­ло в нарт­ском се­лении пе­ресу­дов о том, что ро­дил­ся у Са­таней ре­бенок. Весть об этом дош­ла и до ста­рухи Ба­рым­бух. Ста­руха рас­серди­лась, да так силь­но, что, хо­тя и не бли­зок был путь, она сра­зу от­пра­вилась в се­ление, где жи­ла Са­таней.

Вой­дя в ее дом, ста­руха за­мети­ла маль­чи­ка, си­дев­ше­го у оча­га и иг­равше­го уг­ля­ми: он бро­сал се­бе в рот го­рящие уг­ли, а вып­ле­вывал по­тух­шие.

Ба­рым­бух с бранью на­кину­лась на Са­таней:

— Не по­тас­ку­ха ли ты? Нет у те­бя му­жа, от­ку­да же этот маль­чик? От пер­во­го встреч­но­го ро­дила ты его!

— Ког­да бы ты име­ла та­кого сы­на, не ста­ла бы ру­гать­ся, — спо­кой­но от­ве­чала Са­таней. — Он мой при­емыш.

— Ес­ли он твой при­емыш, то ска­жи мне, кто его ро­дил? — зак­ри­чала Ба­рым­бух. Спо­кой­ствие Са­таней при­вело ее в ярость.

— Он ро­дил­ся не так, как дру­гие де­ти, — ска за­ла Са­таней. — Он ро­дил­ся из кам­ня, а за­кален Тлеп­шем. От­то­го и наз­ван он Сос­ру­ко, что оз­на­ча­ет: Сын Кам­ня.

Ба­рым­бух крик­ну­ла, тря­сясь от зло­бы:

— От не­чис­той си­лы он рож­ден, унич­то­жит он весь нарт­ский род! Кля­нусь У­аш­хо, бо­гом си­него не­ба: на­чало его жиз­ни ста­нет кон­цом мно­гих жиз­ней!

И ста­руха по­кину­ла дом Са­таней бор­мо­ча:

— Адо­во от­родье, луч­ше бы ты не ро­дил­ся, а ро­див­шись, луч­ше бы ты не вы­рос!

Так в до­ме Са­таней, рас­ска­зыва­ют лю­ди, по­явил­ся ре­бенок по име­ни Сос­ру­ко, Сын Кам­ня.