Агнес фон Пфаннберг

При­мер­но в ча­се ходь­бы от Фрон­ляй­те­на на од­ном из от­ро­гов гор­ной це­пи ус­трем­ля­ет­ся к не­бу вы­сокая сто­роже­вая баш­ня. Чуть по­ниже нее вы­сят­ся по­лураз­ру­шен­ные ка­мен­ные сте­ны ча­сов­ни, а вок­руг в пол­ней­шем бес­по­ряд­ке гро­моз­дятся гру­ды рас­ко­лотых кир­пи­чей, ос­татки фун­да­мен­та кре­пос­тной сте­ны, бес­формен­ные об­ломки пе­рек­ры­тий, по­рос­шие буй­ной зе­ленью ко­лючих кус­тов. Это и есть все, что ос­та­лось от неп­риступ­но­го зам­ка Пфан­нберг, ко­торый по­гиб под са­пога­ми сол­дат бо­гем­ско­го ко­роля От­то­кара Вто­рого в 1269 го­ду.

Хо­зя­ева это­го зам­ка, братья Бер­нхард и Ген­рих фон Пфан­нберг, сос­то­яли в вой­ске ко­роля Бо­гемии, а в то вре­мя От­то­кар был еще и гер­цо­гом Шти­рии, и им приш­лось от­пра­вить­ся во­евать с прус­са­ми и ли­тов­ца­ми. В ско­ром вре­мени их сос­лу­жив­цы — то­же шти­рий­ские ры­цари — за­подоз­ри­ли брать­ев в из­ме­не и пре­датель­стве и от­да­ли обо­их под стра­жу. В кон­це мая 1269 го­да пе­ред сте­нами зам­ка Пфан­нберг по­яви­лись пол­чи­ща сол­дат бо­гем­ско­го ко­роля, оса­дили кре­пость и пот­ре­бова­ли ее сда­чи.

Гос­по­жа Аг­нес Пфан­нберг, суп­ру­га Бер­нхар­да, опе­чали­лась, уз­нав о пле­нении му­жа, и ре­шила бо­роть­ся до кон­ца. Она от­ка­залась сдать кре­пость, и пре­дан­ные сво­ей гос­по­же слу­ги зам­ка встре­тили нас­ту­па­ющих бо­гем­цев гра­дом кам­ней. Сде­лав нес­коль­ко по­пыток взять кре­пость штур­мом, бо­гем­цы по­няли, что за­тея им до­рого обой­дет­ся. Они по­теря­ли уже поч­ти треть сво­их лю­дей, а впе­ред ни на шаг не прод­ви­нулись. Тог­да они ре­шили пе­рек­рыть все под­сту­пы к зам­ку и об­речь осаж­денных на го­лод­ную смерть.

Две не­дели ми­нуло с на­чала оса­ды, и ка­залось, что бо­гем­цы так ни­чего и не добь­ют­ся. Но вот од­нажды вра­ги при­мети­ли маль­чон­ку — он как ни в чем не бы­вало ка­раб­кался вверх по кру­тому от­ро­гу ска­лы, на ко­торой сто­ял за­мок. Они дол­гое вре­мя за ним наб­лю­дали, и вдруг за­мети­ли, как он ныр­нул в ка­кую-то рас­ще­лину — и про­пал. Это был ма­лень­кий сы­ниш­ка уп­ра­вите­ля зам­ка, ко­торый со­бирал на сол­нечном скло­не зем­ля­нику. Кто-то из бо­гем­цев выз­вался взоб­рать­ся ночью на ска­лу и ис­сле­довал рас­ще­лину. Он об­на­ружил в ска­ле ко­ридор, ко­торый яв­но вел внутрь кре­пос­ти. В кон­це его бы­ла за­пер­тая же­лез­ная двер­ца. Тог­да пред­во­дитель бо­гем­цев ре­шил взять кре­пость хит­ростью.

Ког­да на­ут­ро осаж­денные при­нялись, как обыч­но, наб­лю­дать за ла­герем про­тив­ни­ка, они, к ве­ликой сво­ей ра­дос­ти, об­на­ружи­ли, что вра­ги сни­ма­ют­ся с мес­та и ухо­дят. Од­на­ко ра­дость осаж­денных бы­ла преж­девре­мен­на. Под ве­чер они соб­ра­лись все во дво­ре зам­ка за пир­шес­твен­ным сто­лом, ник­то уже и не ду­мал об опас­ности, да­же до­зор­ные по­кину­ли свой пост, что­бы при­со­еди­нить­ся к об­ще­му ли­кова­нию. Ник­то в зам­ке и не за­метил, что око­ло по­луно­чи нес­коль­ко во­ору­жен­ных во­инов под­кра­лись к зам­ку и по­лез­ли вверх по ска­ле. Вско­ре они доб­ра­лись до рас­ще­лины, в ко­торой ис­чез маль­чон­ка. Вет­хая же­лез­ная двер­ца, прег­раждав­шая вход в тес­ный ко­ридор, лег­ко по­далась, и вра­жес­кие сол­да­ты бес­пре­пятс­твен­но про­ник­ли во двор зам­ка. Часть их вне­зап­но об­ру­шилась на го­ловы ни­чего не по­доз­ре­вав­ших оби­тате­лей зам­ка, ос­таль­ные же тем вре­менем от­кры­ли во­рота и впус­ти­ли ос­таль­ное вой­ско, ко­торое под прик­ры­ти­ем тем­но­ты по­дош­ло под са­мые сте­ны зам­ка с дру­гой сто­роны. На­чалась ожес­то­чен­ная бит­ва, ко­торая за­кон­чи­лась ги­белью поч­ти всех за­щит­ни­ков зам­ка. Лишь око­ло двад­ца­ти уце­лев­ших ук­ры­лись в неп­риступ­ной баш­не.

Ког­да вра­ги вор­ва­лись во двор, Аг­нес, хо­зяй­ка зам­ка, бы­ла как раз в баш­не, в од­ном из сво­их по­ко­ев. Гля­нув в ок­но, она тут же по­няла, в ка­ком от­ча­ян­ном по­ложе­нии на­ходи­лись ее вер­ные слу­ги. Она не ста­ла тра­тить дра­гоцен­ное вре­мя на при­чита­ния, не па­ла ду­хом, а тут же пос­пе­шила в ору­жей­ную, схва­тила меч и щит — и спус­ти­лась к нем­но­гим ос­тавшим­ся в жи­вых за­щит­ни­кам. Аг­нес приз­ва­ла их бро­сить­ся в гу­щу вра­гов и ме­чом про­ложить се­бе до­рогу к сво­боде. Луч­ше уме­реть в сра­жении, чем трус­ли­во сог­ла­сить­ся на през­ренный плен, ска­зала она.

Сло­ва от­важной гос­по­жи во­оду­шеви­ли горс­тку за­щит­ни­ков зам­ка. От­крыв во­рота баш­ни, они, во гла­ве со сво­ей гос­по­жой, как не­ис­то­вый ура­ган, наб­ро­сились на да­леко пре­вос­хо­дяще­го их вра­га. Бо­гем­цы бы­ли до то­го оша­раше­ны, что на­чали от­сту­пать, и на­шим за­щит­ни­кам уда­лось прор­вать­ся поч­ти до са­мых во­рот зам­ка. Они уже по­чита­ли се­бя спа­сен­ны­ми, ког­да вра­жес­кое копье вон­зи­лось Аг­нес в бед­ро. Сра­жен­ная, она упа­ла на­земь, а сви­та ее так бы­ла пе­репу­гана, что на мгно­вение все за­мер­ли, слов­но ока­менев. Не ус­пе­ли они оп­ра­вить­ся от ис­пу­га, как бы­ли ок­ру­жены вра­гами со всех сто­рон и па­ли в сра­жении один за дру­гим, и лишь дво­им уда­лось спас­тись.

Аг­нес фон Пфан­нберг и ра­неная про­дол­жа­ла бить­ся с вра­гами. Не­имо­вер­ным уси­ли­ем она сбро­сила с се­бя и сра­зила еще дво­их на­пав­ших на нее бо­гем­цев и за­тем упа­ла са­ма под уда­рами бо­гем­ских ме­чей.

Сра­жение за­кон­чи­лось. По­беди­тели праз­дно­вали по­беду. Они гро­мили под­ва­лы и гра­били кла­довые. Ког­да взош­ло сол­нце, они при­нялись обыс­ки­вать пав­ших — и тут хва­тились те­ла гос­по­жи, ведь им ве­лено бы­ло раз­ру­шить за­мок, а же­ну вла­дель­ца зам­ка жи­вой или мер­твой дос­та­вить ко­ролю От­то­кару. Но как ни ста­рались, те­ло гос­по­жи они не наш­ли. Те двое, ко­торым уда­лось спас­тись, проб­ра­лись ночью во двор зам­ка, по­ка все спа­ли, и унес­ли те­ло сво­ей гос­по­жи.

Пе­ред тем как от­пра­вить­ся вос­во­яси, по­беди­тели по­дож­гли кре­пость. Лишь неп­риступ­ная баш­ня уце­лела.

Каж­дый год, в ночь и­юнь­ско­го пол­но­луния, в пол­ночь, из раз­ва­лин зам­ка до­носит­ся кон­ское ржа­ние и го­лоса. На выс­ту­пе в сте­не зам­ка по­яв­ля­ет­ся вы­сокая фи­гура в раз­ве­ва­ющих­ся бе­лых одеж­дах и си­яющем шле­ме. Щит и меч зас­верка­ют в ее ру­ках, и чуть по­зади за­гомо­нит мно­голи­кая тол­па приз­ра­ков — ее вер­ных во­инов. Это Аг­нес фон Пфан­нберг, храб­рая за­щит­ни­ца сво­ей кре­пос­ти; в пол­ночный час она вы­ходит из глу­бин ста­рого зам­ка, что­бы удос­то­верить­ся, что зем­ля ее сво­бод­на от вра­жес­ких вой­ск.