Герольд фон Лихтенштейн

Во вре­мена Кар­ла Ве­лико­го в бла­гос­ло­вен­ном Ай­хфель­де жил один храб­рый во­ин по име­ни Ари­бо. У не­го бы­ла же­на, ко­торую зва­ли Ода, и ка­мен­ный дом, об­не­сен­ный тол­стой кре­пос­тной сте­ной и ши­роким рвом. И был у них один-единс­твен­ный сын, ко­торо­го они ок­рести­ли Ге­роль­дом. Он был креп­ким, здо­ровым, к то­му же ве­селым и со­об­ра­зитель­ным ре­бен­ком, и ро­дите­лям бы­ло чем гор­дить­ся.

Од­нажды ава­ры на­пали на стра­ну, и Ари­бо от­пра­вил­ся на вой­ну. Нес­коль­ко ме­сяцев Ода и сы­ниш­ка жда­ли его воз­вра­щения. Но тот так и не вер­нулся — он по­гиб в бою с ава­рами.

Прош­ло нес­коль­ко лет. Ге­рольд стал силь­ным, мо­гучим юно­шей. Он изу­чил ис­кусс­тво вла­дения ору­жи­ем, что­бы за­щищать ро­дину по­доб­но по­кой­но­му от­цу. Слу­чилось так, что вско­ре ему это при­годи­лось. Сво­ра раз­бой­ни­ков-ава­ров на­пала на Ай­хфельд и ок­ру­жила дом, в ко­тором на­ходи­лись Ге­рольд с ма­терью и слу­ги. Осаж­денные храб­ро обо­роня­лись, но вско­ре по­няли, что дол­го им так не про­тянуть. Тог­да Ге­рольд собс­твен­ной ру­кой под­жег дом, что­бы он не по­пал в ру­ки вра­гам, и прор­вался сквозь ря­ды ава­ров вмес­те с ма­терью и прис­лу­гой. Че­рез нес­коль­ко дней ава­ры уш­ли из Ай­хфель­да.

Пос­ле них ос­та­лись лишь раз­ва­лины до­ма и опус­то­шен­ные по­ля. Но Ге­роль­да это не сло­мило: он сам взял­ся за плуг и ра­ботал с ран­не­го ут­ра до поз­дне­го ве­чера. Од­нажды, ра­ботая на паш­не и ве­дя плуг за па­рой бы­ков, он за­метил в све­жев­спа­хан­ной бо­роз­де ка­мень, пе­рели­ва­ющий­ся все­ми цве­тами ра­дуги. Ге­рольд су­нул его в кар­ман, под­стег­нул бы­ков и про­дол­жал ра­ботать, поч­ти за­быв о сво­ей на­ход­ке. Ког­да ста­ло тем­неть, он от­пра­вил­ся до­мой и, вой­дя в дом, вспом­нил про ка­мень и по­ложил его на стол. Мать еще не раз­жи­гала очаг, в ком­на­те бы­ло тем­но, но сто­ило кам­ню ока­зать­ся на сто­ле, как вся ком­на­та тут же оза­рилась яр­ким све­том. Ге­рольд и его мать в не­до­уме­нии гля­дели на ка­мень, ис­то­чав­ший чу­дес­ное си­яние.

«Что за чу­до!» — вык­рикну­ли они поч­ти ра­зом. Мать с сы­ном не мог­ли нас­мотреть­ся на это вол­шебное си­яние и не­до­уме­вали, как из мер­тво­го кам­ня мо­гут вы­рывать­ся та­кие яр­кие, пе­рели­ва­ющи­еся лу­чи.

«Сам Бог ода­рил нас этим кам­нем, — ска­зал Ге­рольд. — На­вер­ня­ка он очень до­рогой. Зав­тра я от­ве­зу его в Юден­бург и про­дам. Но сна­чала я хо­чу спро­сить, что ска­жет об этом кам­не наш от­шель­ник».

В ле­су, по до­роге в Юден­бург, жил один на­бож­ный ста­рец, ко­торо­го все очень ува­жали за его муд­рость. Кресть­яне час­то приг­ла­шали его раз­ре­шить ка­кую-ли­бо за­путан­ную тяж­бу. На сле­ду­ющее ут­ро Ге­рольд при­шел к не­му и рас­ска­зал о сво­ей на­ход­ке. Ста­рец дол­го смот­рел на чу­дес­ный ка­мень, а за­тем ска­зал: «Сам Бог оде­лил те­бя этой ве­щицей. Не про­давай ее! Возь­ми меч и иди в А­ахен, к на­шему им­пе­рато­ру Кар­лу. Пусть этот ка­мень бу­дет ему по­дар­ком, а в ос­таль­ном — вверь­ся не­бесам!»

Нес­ка­зан­но об­ра­довал­ся Ге­рольд, ус­лы­шав со­вет муд­ре­ца. Уже дав­но его сок­ро­вен­ным же­лани­ем бы­ло от­пра­вить­ся в им­пе­ратор­ский дво­рец, вер­но слу­жить им­пе­рато­ру и стать нас­то­ящим во­ином, та­ким как его отец Ари­бо. Но все же на сер­дце у не­го бы­ло нес­по­кой­но. Кто по­забо­тит­ся о ма­тери в его от­сутс­твие? Од­на­ко ста­рец по­обе­щал Ге­роль­ду, что сам зай­мет­ся этим и что все кресть­яне бу­дут по оче­реди ра­ботать на паш­нях его ма­туш­ки. Ге­рольд на­дел пан­цырь, опо­ясал­ся ме­чом, спро­сил у ма­тери бла­гос­ло­вения и прек­расным лет­ним ут­ром от­пра­вил­ся в А­ахен, в им­пе­ратор­ский дво­рец.

В это вре­мя им­пе­ратор как раз во­евал с вос­став­ши­ми сак­са­ми. Ге­рольд об­ра­довал­ся, уз­нав об этом — ведь он был еще мо­лод и ни­чего не знал о ли­шени­ях и стра­дани­ях жиз­ни во­ина и ду­мал толь­ко о том, что­бы от­ли­чить­ся пе­ред им­пе­рато­ром.

Им­пе­ратор при­вет­ли­во при­нял мо­лодою во­ите­ля, и Ге­рольд сво­ей храб­ростью и бесс­тра­ши­ем вско­ре за­во­евал сер­дца бо­евых то­вари­щей. К не­му все хо­рошо от­но­сились, а у ка­пита­на он был лю­бим­чи­ком. Од­нажды он рас­ска­зал Ге­роль­ду, что хо­рошо знал ею от­ца, Ари­бо, и что тот в бо­ях с ава­рами был при­мером му­жес­тва и ре­шитель­нос­ти для всех. Ге­рольд гор­дился этим.

Од­нажды на ла­герь им­пе­ратор­ско­го вой­ска на­пали сак­сонцы. Бой длил­ся це­лый день — сак­сы дра­лись му­жес­твен­но и от­ча­ян­но. Ког­да опус­ти­лась ть­ма, Ге­рольд вспом­нил о сво­ем чу­дес­ном кам­не, ко­торый он всег­да дер­жал при се­бе. Он прик­ре­пил ка­мень к сво­ему шле­му, и тот на­чал так свер­кать и ис­крить­ся, что ка­залось — сол­нце взош­ло пос­ре­ди но­чи. Сак­сы не мог­ли по­нять этой стран­ности и ре­шили, что под­земные ду­хи выш­ли из-под зем­ли и при­няли сто­рону вра­гов. Сак­сов ох­ва­тила па­ника, и они со всех ног бро­сились бе­жать. Ге­рольд приш­по­рил ло­шадь и еще дол­го гнал вра­гов вмес­те со сво­ими сол­да­тами. Вот так и по­беди­ло в этом бою им­пе­ратор­ское вой­ско.