Хлеб горных гномов из Райхраминга

В до­лине Эн­нса близ го­рода Рай­хра­минг сто­ит у под­ножья вы­соких гор кру­тая ска­ла. Рас­ска­зыва­ют, что в дав­ние вре­мена в этой ска­ле оби­тали гно­мы, ко­торые в нед­рах гор ро­ют зо­лото и се­реб­ро. В рас­се­линах сво­ей ска­лы они сти­ра­ют одеж­ду, ва­рят пи­щу и пе­кут хлеб.

Од­нажды на рас­све­те про­ходил ми­мо этой ска­лы мо­лодой ле­соруб. Он пус­тился в путь до вос­хо­да сол­нца, по­тому что хо­тел вов­ре­мя пос­петь на вы­руб­ку. Не­тороп­ли­во под­ни­ма­ясь в го­ру, он вдруг уви­дел, что из рас­се­лины в ска­ле идет дым.

«Кто же это в та­кой ран­ний час тру­дит­ся здесь?» — по­думал он с лю­бопытс­твом и по­дошел пог­ля­деть.

Как же уди­вил­ся дро­восек, ког­да уви­дел в рас­се­лине ма­лень­ких че­ловеч­ков, ко­торые усер­дно пек­ли хлеб. Од­ни ме­сили тес­то и ле­пили ка­раваи, дру­гие под­но­сили дро­ва и во­роши­ли огонь в пе­чи. Не­кото­рое вре­мя дро­восек наб­лю­дал за ни­ми, лю­бу­ясь тем, как спо­ро и лов­ко они ра­бота­ют. На­конец он наб­рался сме­лос­ти и поп­ро­сил се­бе один ка­равай.

— По­тер­пи нем­но­го, — ска­зал один из гно­мов. — Мы еще не кон­чи­ли.

Но дро­восек спе­шил в лес на ра­боту и не хо­тел за­дер­жи­вать­ся, он не стал ждать, а по­шел даль­ше сво­ей до­рогой. Воз­вра­ща­ясь ве­чером, он сно­ва ока­зал­ся воз­ле той ска­лы, где ви­дел гно­мов. Один гном вы­лез из рас­се­лины, по­дошел к дро­восе­ку и ска­зал:

— Что ж ты ут­ром не по­дож­дал? Вот, на те­бе обе­щан­ный ка­равай. — И про­тянул дро­восе­ку боль­шой ка­равай све­же­ис­пе­чен­но­го хле­ба.

Па­рень при­нял хлеб с бла­годар­ностью. От хле­ба шел та­кой вкус­ный за­пах, что он тут же ус­тро­ил­ся на тра­ве и от­ре­зал се­бе доб­рый ло­моть. Но как же он уди­вил­ся, уви­дев, что ка­равай тот­час же сно­ва сде­лал­ся це­лым! Па­рень от­хва­тил еще ку­сок — и сно­ва хлеб ос­тался це­лым и круг­лым. Тут дро­восек чуть не пус­тился в пляс от ра­дос­ти: ведь он по­лучил в по­дарок хлеб, ко­торый ни­ког­да не кон­ча­ет­ся.

Ка­равай всег­да ос­та­вал­ся све­жим, с хрус­тя­щей ко­роч­кой, и наш дро­восек уже при­вык ду­мать, что до кон­ца сво­их дней не бу­дет знать го­лода. Но как-то раз по­делил­ся он хле­бом со сво­ими то­вари­щами ле­сору­бами, на­резал всем по кус­ку и по­забыл ос­та­вить про за­пас хоть гор­бушку. И ког­да был съ­еден пос­ледний ку­сок, ра­зом кон­чи­лось его бес­печное житье — дро­восек ока­зал­ся с пус­ты­ми ру­ками и дол­го еще по­том взды­хал, вспо­миная про чу­дес­ный ка­равай.

Нын­че в Рай­хра­мин­ге дав­но уж не ста­ло гно­мов. Но го­ворят, в глу­бине той ска­лы ле­жит бо­гатей­ший клад, зо­лото и се­реб­ро. Хо­чешь его заб­рать? Тог­да на­до най­ти в ле­су зо­лотую шиш­ку, го­ворят, есть та­кая где-то в го­рах. Тот, кто ее най­дет, рас­кро­ет ска­лу и возь­мет се­бе клад. До сих пор еще ни­кому не пос­час­тли­вилось най­ти зо­лотую шиш­ку. Мо­жет быть, те­бе по­везет?