Стонущее дерево

Боль­ше се­ми сто­летий на­зад в Ве­не раз­ра­зилось ужас­ное по­вет­рие, за­несен­ное с вос­то­ка: про­каза. Ни один врач не брал­ся из­ле­чить эту страш­ную бо­лезнь, ох­ва­тив­шую весь го­род, и ник­то не мог ос­та­новить ее рас­простра­нение.

Да­бы об­легчить стра­дания про­кажен­ных, в 1267 го­ду ста­рани­ями от­ца Гер­харда из со­бора Свя­того Сте­фана, что за чер­той го­рода, там, где се­год­ня на­ходит­ся рай­он Ве­ны Ви­ден, бы­ла воз­ве­дена бо­гадель­ня и ча­сов­ня, наз­ванная име­нем Доб­ро­го И­ова. Этот свя­той яв­лял со­бой на­илуч­ший при­мер сми­рения в му­ках.

Пе­ред цер­ковью рос­ла мо­гучая, кра­сивая ли­па. Час­то по но­чам из нее слы­шались стран­ные жа­лоб­ные сте­нания. Этим ли­па за­во­ева­ла се­бе не­доб­рую сла­ву, и ник­то не от­ва­живал­ся про­ходить ми­мо нее ночью. На не­кото­рое вре­мя это уди­витель­ное свой­ство ис­чезло, но вско­ре опять по­яви­лось, каж­дую ночь над ок­ру­гой раз­да­вались ужас­ные сто­ны. Жи­тели близ­ле­жащих до­мов с ума схо­дили от стра­ха и, в кон­це кон­цов, це­лой де­лега­ци­ей со ста­рос­той во гла­ве от­пра­вились к ду­хов­ни­ку бо­гадель­ни и поп­ро­сили его мо­лит­ва­ми или зак­ли­нани­ями из­ба­вить их от «это­го воя» — ведь страх их дос­тиг пре­дела.

Свя­щен­ник по­обе­щал ве­чером пой­ти к ли­пе и вы­яс­нить при­чину не­обык­но­вен­но­го яв­ле­ния. Лишь толь­ко тем­но­та спус­ти­лась на зем­лю, к не­му прим­чался страж­ник, ко­торо­го пос­та­вили де­журить пе­ред злос­час­тной ли­пой, и, за­дыха­ясь от вол­не­ния, нес­вязно рас­ска­зал, что за­кол­до­ван­ное де­рево сно­ва сто­нет, от­че­го все в ок­ру­ге раз­бе­жались кто ку­да.

Свя­щен­ник взял рас­пя­тие и кро­пило и в соп­ро­вож­де­нии ста­рост от­пра­вил­ся к не­обык­но­вен­но­му де­реву. По­дой­дя к не­му, они ус­лы­шали от­четли­вый жа­лоб­ный стон. Это, без сом­не­ния, бы­ла чья-то прок­ля­тая ду­ша! Спут­ни­ки свя­щен­ни­ка ос­та­нови­лись, не в си­лах дви­нуть­ся с мес­та от ле­деня­щего ужа­са, а сам свя­щен­ник по­шел даль­ше. Та­инс­твен­ное де­рево пу­гало и его, но он был храб­рым че­лове­ком. Ког­да свя­щен­ник по­дошел еще бли­же, ему по­каза­лось, что сто­ны из­да­ет че­ловек. Он ос­та­новил­ся. Лу­на, до сих пор скры­тая об­ла­ками, те­перь сно­ва по­каза­лась и ос­ве­тила де­рево сво­им блед­ным си­яни­ем. Свя­щен­ник за­метил ед­ва раз­ли­чимую под де­ревом фи­гуру, ок­ро­пил мес­то впе­реди се­бя свя­той во­дой и дро­жащим го­лосом про­из­нес мо­лит­ву. Сто­ны не­мед­ленно стих­ли.

Пе­репу­ган­ные го­рожа­не ви­дели, как ря­дом со свя­щен­ни­ком по­яви­лась тем­ная фи­гура, а за­тем они вдво­ем ис­чезли в цер­кви. Прош­ло нес­коль­ко ча­сов, а свя­щен­ник все не воз­вра­щал­ся. Окон­ча­тель­но сби­тые с тол­ку, го­рожа­не вер­ну­лись до­мой в твер­дом убеж­де­нии, что ка­кое-то при­виде­ние ута­щило их свя­щен­ни­ка. Но на сле­ду­ющее ут­ро он сно­ва встре­тил­ся с ни­ми и улы­ба­ясь рас­ска­зал, что эти стран­ные зву­ки из­да­вало вов­се не при­виде­ние, а ка­кой-то странс­тву­ющий пе­вец, имя ко­торо­го ему, дес­кать, не раз­ре­шено на­зывать. Этот пе­вец рас­пе­вал под ли­пой свои скор­бные пес­ни, пос­вя­щен­ные по­вет­рию про­казы. Де­рево по­каза­лось ему са­мым удоб­ным мес­том для то­го, что­бы вы­разить свою боль и скорбь за род­ной го­род.

Но су­евер­ные го­рожа­не не по­вери­ли сло­вам свя­щен­ни­ка. Все счи­тали, что он всту­пил в со­юз со злым ду­хом, и бо­гадель­ня по­лучи­ла наз­ва­ние «У сто­нущей ли­пы». Да­же се­год­ня од­на из улиц Ви­дена на­поми­на­ет о тех ужас­ных сте­нани­ях — Клаг­ба­ум­гассе, что в пе­рево­де оз­на­ча­ет: «Ули­ца сто­нуще­го де­рева».