Волшебный камень гномов Унтерсберга

Дав­ным-дав­но бы­ло вре­мя, ког­да ун­терберг­ские гно­мы час­тень­ко вы­ходи­ли из сво­его под­земно­го царс­тва на свет и не бо­ялись по­казать­ся лю­дям. Од­нажды в ту по­ру один дро­восек ва­лил лес на скло­нах Ун­тер­сбер­га. Он был чес­тным че­лове­ком и всю жизнь ра­ботал не пок­ла­дая рук, но ни­како­го доб­ра так и не на­жил. И вот, толь­ко он уда­рил то­пором по ство­лу, как вдруг пе­ред ним по­явил­ся ма­лень­кий че­лове­чек с длин­ной се­дой бо­родой. На нем бы­ла се­рая кур­точка и се­рые шта­ниш­ки, а в ру­ке он дер­жал кро­хот­ный по­сошок. Че­лове­чек спро­сил дро­восе­ка, как его звать.

Дро­восек ни­чуть не сму­тил­ся, наз­вал свое имя и спо­кой­но про­дол­жал ра­ботать — ведь он ни ка­пель­ки не ис­пу­гал­ся вне­зап­но­го по­яв­ле­ния гно­ма. Че­лове­чек же быс­тро на­чер­тил по­сош­ком в воз­ду­хе ма­гичес­кие зна­ки и три ра­за свис­тнул, да так, что у дро­восе­ка в ушах заз­ве­нело. Удив­ленный, он под­нял го­лову и уви­дел, что вок­руг не­го сто­ит доб­рая сот­ня гно­мов, слов­но в од­ну се­кун­ду вы­рос­ших из-под зем­ли. Тут-то уж зад­ро­жали ко­лен­ки у на­шего дро­восе­ка. Ско­пище се­рых лю­дишек бес­шумно приб­ли­жалось, гно­мы с лю­бопытс­твом раз­гля­дыва­ли его, слов­но впер­вые уви­дали та­кого ве­лика­на. Дро­восек стал уже при­киды­вать, как бы ему уд­рать по­быс­трее, как вдруг гном, ко­торый пер­вым за­гово­рил с ним, спо­кой­но ска­зал: «Те­бе не­чего нас бо­ять­ся, ни­чего мы те­бе не сде­ла­ем. Ска­жи мне толь­ко, хо­чешь ли ты сосл­ркить нам служ­бу».
Пе­реве­дя ды­хание, дро­восек от­ве­чал: «Сос­лу­жу, ес­ли мне по си­лам бу­дет». Че­лове­чек при­вет­ли­во улыб­нулся и по­манил дро­восе­ка за со­бой. Тот пос­лу­шал­ся, и пош­ли они в го­ру по еле за­мет­ной тро­пин­ке, че­рез тес­ные скаль­ные ла­бирин­ты, мрач­ные про­пас­ти и по­лураз­ру­шен­ные хреб­ты. Вдруг пе­ред ни­ми вы­рос­ла скаль­ная сте­на, зак­ры­ва­ющая путь. Гном триж­ды стук­нул по ней по­сош­ком, и она раз­дви­нулась, об­ра­зовав длин­ный и тем­ный про­ход. Че­лове­чек шаг­нул внутрь, а дро­восек по­шел сле­дом. Сер­дце его бе­шено сту­чало от стра­ха. Как дол­го шли они по тем­но­му кор­ри­дору, дро­восек не знал, но в кон­це кон­цов пе­ред ни­ми по­яви­лась же­лез­ная дверь, ко­торая тут же от­кры­лась. Дро­восек под­нял ру­ку к гла­зам, за­щищая их от сле­пяще­го све­та, хлы­нув­ше­го из про­ема. Он уви­дел ог­ромный зал, за­литый све­том ты­сяч све­тиль­ни­ков; мра­мор­ные сте­ны и се­реб­ря­ные пли­ты по­ла лу­чились сот­ня­ми ис­кря­щих­ся зай­чи­ков. В цен­тре за­ла сто­ял зо­лотой трон, усы­пан­ный дра­гоцен­ны­ми кам­ня­ми, ко­торые си­яли все­ми цве­тами ра­дуги.

На тро­не си­дел ста­рый, ве­личес­твен­ный гном в пур­пурном оде­янии, на го­лове его кра­сова­лась ко­рона, ук­ра­шен­ная са­моц­ве­тами, а в ру­ке он дер­жал зо­лотой ски­петр.

Ни­ког­да в жиз­ни дро­восек еще не ви­дел столь­ко блес­ка и ве­лико­лепия. Слов­но за­чаро­ван­ный, ус­та­вил­ся он на свер­ка­ющее об­ла­чение гно­ма и не от­ва­живал­ся по­дой­ти поб­ли­же. Ко­роль же при­вет­ли­во по­манил его ру­кой и мол­вил: «По­дой­ди сю­да, сын мой!»

По­мед­лив, дро­восек сту­пил к тро­ну и глу­боко пок­ло­нил­ся.

«Смел ли ты, дро­восек?» — спро­сил ко­роль. Дро­восек не знал, что от­ве­тить, но он всег­да счи­тал­ся храб­рым ма­лым, по­это­му все же кив­нул го­ловой. «Ты смо­жешь дос­тать нам Вол­шебный ка­мень гно­мов?» — спро­сил ко­роль.
«Да, — от­ве­тил дро­восек, — ес­ли вы мне ска­жете, что нуж­но для это­го».

«Мы жи­вем здесь счас­тли­во, — ска­зал ко­роль, — но все же всег­да тос­ку­ем по жиз­ни на по­вер­хнос­ти зем­ли и хо­тим быть та­кими же, как и вы, лю­ди. Но в че­лове­ка прев­ра­тит­ся лишь тот гном, ко­торый при­кос­нется к Вол­шебно­му кам­ню, и по­тому уже мно­го ве­ков мы ждем си­лача и храб­ре­ца, спо­соб­но­го до­быть нам этот ка­мень».

За­тем он рас­ска­зал дро­восе­ку, где за­копан ка­мень. «Я не мо­гу ута­ить от те­бя, — про­дол­жал ко­роль, — что ка­мень не­усып­но ох­ра­ня­ет ве­ликан и что вы­копать его не так-то прос­то. Те­бе да­ет­ся всею три дня вре­мени, и все эти дни ты не впра­ве про­из­нести ни еди­ного сло­ва, ина­че все пой­дет пра­хом. Дол­жен пре­дуп­ре­дить те­бя — это мо­жет сто­ить те­бе са­мой жиз­ни. Ес­ли же те­бе удас­тся вы­пол­нить за­дание, я сде­лаю те­бя са­мым бо­гатым че­лове­ком на зем­ле».

По­нача­лу дро­восе­ку не прос­то бы­ло от­ва­жить­ся, но он по­думал о сво­ем ни­щен­ском су­щес­тво­вании, о всех сво­их го­рес­тях и тяж­кой ра­боте, и ре­шил, что уж он-то не сглу­пит и бу­дет в точ­ности соб­лю­дать нас­тавле­ния ко­роля гно­мов. Он по­обе­щал сде­лать все, что смо­жет, и гно­мы от­ве­ли его к мес­ту, где был за­рыт ка­мень, и ос­та­вили од­но­го. Дро­восек с усер­ди­ем при­нял­ся за ра­боту. Он уже вы­копал до­воль­но глу­бокую яму, как вдруг из нее выс­ко­чили три гно­ма и спро­сили, чем он тут за­нима­ет­ся. Чуть бы­ло не от­ве­тил дро­восек на их воп­рос, но к счастью вспом­нил, что ему нель­зя го­ворить. Он по­мотал го­ловой и мол­ча про­дол­жал ра­ботать. Но гно­мы не да­вали ему по­коя и вся­чес­ки­ми хит­ры­ми улов­ка­ми пы­тались зас­та­вить за­гово­рить. В кон­це кон­цов дро­восек рас­сердил­ся, схва­тил ду­бин­ку и прог­нал прит­ворщи­ков.

Из­ба­вив­шись от гно­мов, он сно­ва при­нял­ся за ра­боту. Яма ста­нови­лась все глуб­же и глуб­же, и дро­восек уже ду­мал, что вско­рос­ти нат­кнет­ся на ка­мень. Нас­ту­пила ночь, а он все ко­пал и ко­пал. В кон­це кон­цов он сва­лил­ся с ног от ус­та­лос­ти и зас­нул пря­мо в яме, но прос­пал все­го па­ру ча­сов. Прош­ла ночь, уже и вто­рой день под­хо­дил к кон­цу. Дро­восек мед­ленно прод­ви­гал­ся впе­ред, то и де­ло на­тыка­ясь на ог­ромные ка­мен­ные пли­ты, ко­торые ед­ва уда­валось от­ко­пать и вы­тащить из ямы. За­тупи­лись кир­ка и ло­пата, и ему приш­лось дол­го за­тачи­вать инс­тру­мен­ты, по­том он сно­ва спус­тился в яму и, об­ли­ва­ясь по­том, про­дол­жал ра­боту. И на­конец — Вол­шебный ка­мень у не­го в ру­ках! Пе­репол­ненный ра­достью, дро­восек выб­ро­сил его на край ямы, вы­караб­кался сам и со всех ног пом­чался к ко­ролю гно­мов, что­бы пос­петь в срок. Пе­ред са­мым вхо­дом в трон­ный зал ему встре­тилось нес­коль­ко гно­мов. Они по­маха­ли ему руч­ка­ми и крик­ну­ли:
«Ну что, от­ко­пал ка­мень?» На ра­дос­тях дро­восек за­был про зап­рет и гром­ко вос­клик­нул: «Да!»

Ед­ва это сло­во сле­тело с его губ, ужас­ный удар гро­ма зас­та­вил сод­рогнуть­ся го­ру. Ка­мень упал из рук дро­восе­ка и ска­тил­ся вниз по ее от­весным скло­нам. По­гова­рива­ют, что он и се­год­ня все еще ле­жит в од­ной из про­пас­тей Ун­тер­сбер­га. До сих пор не наш­лось смель­ча­ка, ко­торый дос­тал бы ка­мень, и гно­мы нап­расно меч­та­ют стать людь­ми.

А что же слу­чилось с нес­час­тным дро­восе­ком? Ког­да ка­мень вы­пал из его рук, он по­чувс­тво­вал стран­ную сла­бость. В гла­зах у не­го по­тем­не­ло, и ему по­каза­лось, что он сам па­да­ет в про­пасть, вслед за кам­нем.

Че­рез нес­коль­ко дней его наш­ли дру­гие дро­восе­ки мер­твым на дне глу­боко­го, неп­ро­ходи­мого уг­целья.