Забытая часовня в замке Шарфенэк

Схал од­нажды ле­сом в ок­рес­тнос­тях Ба­дена бед­ный ры­царь. Не бы­ло у не­го ни зам­ка, ни жи­лища; все име­ние его сос­тавлял доб­рый меч, ви­сев­ший на бо­ку. Ко­ня он с до­сады на свой жал­кий жре­бий поч­ти заг­нал нас­мерть. В от­ча­янии спе­шил­ся он на­конец, сел на зе­леный мох и при­нял­ся клясть судь­бу.

— Пос­ледняя на­деж­да по­кину­ла ме­ня! — вос­клик­нул он и тяж­ко вздох­нул. — Да­же чер­ту нет до ме­ня ни­како­го де­ла!

Ед­ва ус­пел он вы­мол­вить эти сло­ва, как уви­дел пе­ред со­бою чер­та.

— Я здесь. Че­го те­бе от ме­ня на­доб­но? — спро­сил тот.

Ры­царь, пре­тер­певший на сво­ем ве­ку столь­ко го­ря и ли­шений, счи­тал, что ни­чего ху­же всех этих ис­пы­таний уже быть не мо­жет. И по­тому, ни­чуть не сму­тив­шись по­яв­ле­ни­ем зло­веще­го гос­тя, без дол­гих раз­ду­мий пот­ре­бовал он твер­дым го­лосом:

— До­будь мне тот­час же за­мок со всем, что по­доба­ет иметь нас­то­яще­му ры­царю!

— Же­лание твое я ис­полню, — от­ве­чал черт, — но при од­ном ус­ло­вии. Ты не дол­жен же­нить­ся до са­мой смер­ти. Ес­ли же на­рушишь ус­ло­вие, то вмес­то пла­ты за за­мок от­дашь мне свою ду­шу.

Ры­царь сог­ла­сил­ся и уже на сле­ду­ющее ут­ро въ­ехал в за­мок Шар­фе­нэк, пос­тро­ен­ный для не­го чер­том на вы­сокой ска­ле.

Прош­ло нес­коль­ко лет. Ры­царь жил ве­село и счас­тли­во в сво­ем зам­ке, по­чита­емый все­ми со­седя­ми за при­вет­ли­вый нрав. Од­на­ко со вре­менем его на­чало то­мить оди­ночес­тво. Он рад был бы же­нить­ся, но тог­да ему приш­лось бы от­дать чер­ту свою ду­шу. К то­му же не­дав­но свел он зна­комс­тво с лю­без­ною и кра­сивою до­черью хо­зя­ина близ­ле­жаще­го зам­ка Ра­уен­штайн. Прек­расная де­вуш­ка с тех пор не вы­ходи­ла у не­го из го­ловы. Сде­лать ею сво­ею же­ною ка­залось ему выс­шим бла­женс­твом на зем­ле. Юная кра­сави­ца то­же влю­билась в ры­царя фон Шар­фе­нэк; ему сто­ило лишь поп­ро­сить у ро­дите­лей ру­ки де­вуш­ки, и те с ра­достью сог­ла­сились бы. Но он не ре­шал­ся со­вер­шить этот шаг, ибо ра­ди не­го ему приш­лось бы от­ка­зать­ся от веч­но­го бла­женс­тва.

Сам не свой от тос­ки, блуж­дал он по ле­сам, ли­шив­шись сна и по­коя; об­раз лю­бимой де­вуш­ки день и ночь сто­ял у не­го пе­ред гла­зами. В от­ча­янии об­ра­тил­ся он за со­ветом к бла­гочес­ти­вому от­шель­ни­ку, жив­ше­му не­пода­леку в ле­су и по­чита­емо­му все­ми людь­ми в ок­ру­ге. Он по­ведал ему о сво­ей бе­де, не ута­ил и то, как свя­зал­ся с са­мим са­таною, из-за че­го и не мог те­перь же­нить­ся, не ввер­гнув се­бя в огонь пре­ис­подней.

Доб­рый от­шель­ник вни­матель­но выс­лу­шал его. Стра­дания ры­царя тро­нули его сер­дце, и он обе­щал по­мочь бе­де и на­учил, как быть и что де­лать, так что ры­царь вновь вос­пря­нул ду­хом. Ибо он знал средс­тво, как про­учить чер­та! Ры­царь прос­тился с от­шель­ни­ком, осы­пая его сло­вами бла­годар­ности, не­мед­ля пом­чался на ра­дос­тях в за­мок Ра­уен­штайн и поп­ро­сил ру­ки де­вуш­ки.

Спус­тя не­делю в зам­ке Шар­фе­нэк пош­ло ве­селье. Хо­зя­ин праз­дно­вал свою по­мол­вку с фрой­ляйн фон Ра­уен­штайн. На­еха­ли близ­кие и даль­ние гос­ти, для них при­готов­ле­но бы­ло бо­гатое уго­щение.

Ког­да от­шель­ник, то­же приг­ла­шен­ный на пир, под­нял свой ку­бок за здра­вие же­ниха и не­вес­ты, дверь за­ла вне­зап­но с гро­хотом рас­пахну­лась. Оде­тый в чер­ное платье вы­сокий ры­царь, ко­торо­го не знал ник­то из при­сутс­тво­вав­ших, пе­рес­ту­пил по­рог, взгля­нул с ус­мешкою на сму­щен­но­го же­ниха и вос­клик­нул:

— Я при­шел, что­бы по­лучить ус­ловлен­ную пла­ту за за­мок.

Ры­царь по­белел как по­лот­но; гос­ти то­же в ужа­се воз­зри­лись на зло­вещую фи­гуру нез­на­ком­ца. Тут от­шель­ник бесс­траш­но шаг­нул к не­му и спро­сил:

— Ста­ло быть, это вы пос­тро­или за­мок?

Чер­ный ры­царь дал ут­верди­тель­ный от­вет.

— Хо­телось бы нам убе­дить­ся, что в зам­ке ва­шем и вправ­ду есть все, что по­доба­ет иметь нас­то­яще­му ры­царю, — про­дол­жал от­шель­ник.

Чер­ный ры­царь наг­ло ух­мыль­нул­ся и кив­нул го­ловою. Од­на­ко от­шель­ник ос­та­вал­ся не­воз­му­тим.

— Ес­ли все так, как вы го­вори­те, вы неп­ре­мен­но по­лучи­те при­чита­ющу­юся вам пла­ту, — мол­вил он спо­кой­но. — Но уве­рены ли вы в том, что ни­чего не за­были, вы­пол­няя свое обе­щание, и пе­реда­ли ны­неш­не­му вла­дель­цу все, че­му над­ле­жит быть в зам­ке — по­кои и ко­нюш­ни, кух­ню и под­вал, сте­ны и баш­ни, ок­на и две­ри?

— Все без изъ­ятья! Все, что по­доба­ет иметь нас­то­яще­му ры­царю! — тор­жес­тву­юще за­явил нез­на­комец.

— Что ж, тог­да от­ве­дите нас всех вмес­те с же­нихом и не­вес­тою в ча­сов­ню! — быс­тро про­из­нес от­шель­ник.

Черт раз­ра­зил­ся чу­довищ­ным прок­ля­ти­ем и в тот же миг про­валил­ся под зем­лю. Пос­тро­ить ча­сов­ню в зам­ке, ко­неч­но же, бы­ло не в его влас­ти, по­тому-то Шар­фе­нэку и не­дос­та­вало этой не­отъ­ем­ле­мой час­ти лю­бого сред­не­веко­вого зам­ка.

Спа­сен­ный ры­царь бро­сил­ся к но­гам от­шель­ни­ка и со сле­зами бла­годар­ности на гла­зах пок­лялся ни­ког­да не за­бывать о его чу­дес­ном бла­годе­янии.