Насреддин-ходжа и француз

Од­нажды в Стам­бул при­ехал фран­цуз и явил­ся во дво­рец сул­та­на. Сул­тан ра­душ­но встре­тил его, а фран­цуз за­явил, что с удо­воль­стви­ем при­нял бы му­суль­ман­скую ве­ру, ес­ли бы кто-ни­будь раз­га­дал его мыс­ли. Сул­тан ис­кал и там и сям под­хо­дяще­го че­лове­ка, но ни­кого не на­шел, кто мог бы по­бесе­довать с уче­ным гос­по­дином, а тем бо­лее от­га­дать его мыс­ли. Тог­да кто-то наз­вал сул­та­ну Нас­редди­на-ход­жу и до­бавил:

— Ес­ли уж Нас­реддин не уга­да­ет, зна­чит, ник­то не уга­да­ет!

Сул­тан не­мед­ленно пос­лал сво­их слуг за Нас­редди­ном. Ис­ка­ли они, ис­ка­ли Нас­редди­на-ход­жу — все нап­расно. Нас­реддин каж­дый день по­ут­ру са­дил­ся на сво­его ос­ла и гнал его по Стам­бу­лу, ку­да взду­ма­ет­ся, а в тот день дал ос­лу во­лю, — пусть ве­зет ку­да хо­чет. Не ско­ро уда­лось слу­гам ра­зыс­кать Нас­редди­на и пе­редать ему при­каза­ние сул­та­на тот­час же явить­ся во дво­рец. Но вот Нас­реддин по­вер­нул ос­ла и пог­нал его ко двор­цу. Це­лый день Нас­реддин не ел ни­чего и был го­лоден как волк, а все по­тому, что по­ложил­ся на ос­ли­ный ум. А тут еще но­вая бе­да сва­лилась: раз сул­тан зо­вет — хо­роше­го не жди. Уг­рю­мый, слез он с ос­ла, при­вязал его у во­рот и по­шел к сул­та­ну. Сул­тан объ­яс­нил Нас­редди­ну, что от не­го тре­бу­ет­ся, Нас­реддин кля­нет­ся и бо­жит­ся: не умею, дес­кать, по-фран­цуз­ски ба­лакать. Но прис­пешни­ки сул­та­на не от­сту­па­ют­ся, уго­вари­ва­ют хо­тя бы зна­ками объ­яс­нить­ся с фран­цу­зом, и Нас­реддин на­конец сдал­ся. По­шел Нас­реддин в от­дель­ную ком­на­ту и сел на ди­ван.

А тут и фран­цуз по­жало­вал и сел под­ле Нас­редди­на. Взгля­нул фран­цуз на сво­его со­бесед­ни­ка и на­чер­тил на по­лу ру­кой круг, а Нас­реддин взял да и рас­сек ла­донью круг по­полам. Тог­да фран­цуз по­махал паль­ца­ми, по­казы­вая, как из се­реди­ны кру­га что-то вверх под­ни­ма­ет­ся, а Нас­реддин — буд­то по­сыпал чем-то свер­ху на круг. Фран­цуз изу­мил­ся и вы­тащил из кар­ма­на яй­цо, а Нас­реддин — ку­сочек сы­ра и про­тянул фран­цу­зу. Ино­зем­ный гость вско­чил и бро­сил­ся к сул­та­ну.

— Уга­дал! — зак­ри­чал он. — Уга­дал все мои мыс­ли! Те­перь, ес­ли угод­но, мо­жешь об­ра­тить ме­ня в му­суль­манс­тво!

— Да как же это так выш­ло? — уди­вил­ся сул­тан.

— А вот как: я ут­вер­ждаю, что зем­ля круг­лая, и по­тому на­чер­тил ру­кой круг на по­лу. А Нас­реддин раз­де­лил мой круг на две рав­ные час­ти, по­лови­ну, мол, за­нима­ет во­да. Я по­казы­ваю ру­кой сни­зу вверх: на зем­ле, мол, про­из­раста­ют вся­кие рас­те­ния, а Нас­реддин дождь изоб­ра­зил, — дес­кать, с не­ба он идет и ни од­но рас­те­ние без дож­дя не об­хо­дит­ся. Я вы­тащил яй­цо, ра­зумея при этом, что зем­ля на­поми­на­ет его по фор­ме, а Нас­реддин про­тянул мне ку­сок сы­ра, — зем­ля, мол, оде­тая сне­гом, на сыр по­хожа.

Фран­цуз ушел, а сул­тан поз­вал Нас­редди­на-ход­жу к се­бе, пох­ва­лил его и поп­ро­сил рас­ска­зать, как ему уда­лось рас­познать мыс­ли фран­цу­за.

— Нет ни­чего про­ще, — от­ве­тил Нас­реддин. — Фран­цуз на­чер­тил пе­ред со­бой круг, — хвас­та­ет­ся, зна­чит, ка­кая у не­го вкус­ная по­гача, а я, ко­неч­но, раз­де­лил круг по­полам — дай, мол, мне по­лови­ну, я то­же го­лоден. Тут фран­цуз ру­ками за­махал — смот­ри, мол, как буль­ка­ет в мо­ем кот­ле от­личный плов! А я вро­де бы под­лил в ко­тел мас­ла, — мол, мас­ла не за­будь под­ба­вить, да по­боль­ше! Фран­цуз про­тянул мне яй­цо — по­любуй­ся, ка­кой мы с то­бой я­ич­ни­цей по­лако­мим­ся, а я вы­тащил ку­сок сы­ра, слов­но го­ворю — и за­кусить чем най­дет­ся!

Сул­тан пос­ме­ял­ся над муд­ростью Нас­редди­на-ход­жи, на­делил его бо­гаты­ми по­дар­ка­ми и от­пустил, но с тех пор так и сло­жилась прис­казка: по­няли, мол, друг дру­га, как Нас­реддин фран­цу­за!