Хитрый полководец Джхути

Од­нажды в сто­лицу Та-Ке­мет въ­еха­ла ко­лес­ни­ца. Она с гро­хотом про­нес­лась по ули­цам, взвих­ри­вая пыль и от­го­няя про­хожих к за­борам и обо­чинам.

Ко­нями пра­вил го­нец вой­ска фа­ра­она. И ко­лес­ни­ца, и кон­ские кру­пы, и те­ло воз­ни­чего — все бы­ло об­лепле­но грязью. Вид­но бы­ло, что го­нец про­делал неб­лизкий путь.

Ко­лес­ни­ца ос­та­нови­лась у двор­ца фа­ра­она. Го­нец спрыг­нул на зем­лю и сра­зу по­бежал в зал при­емов.

Фа­ра­он в это вре­мя со­вещал­ся со сво­ими ви­зиря­ми и во­ена­чаль­ни­ками. Си­дя на тро­не, он выс­лу­шивал их док­ла­ды и от­да­вал при­казы. Прид­ворные сто­яли, за­та­ив ды­хание и бо­ясь по­шеве­лить­ся. И в этот мо­мент вбе­жал го­нец.

Фа­ра­он прер­вал свою речь, удив­ленно ог­ля­дел его с ног до го­ловы и спро­сил:

— От­ку­да ты? Кто и за­чем те­бя прис­лал?

— О вла­дыка, да жи­вешь ты веч­но! — ска­зал го­нец. — О ве­ликий, мо­гучий и нес­равнен­ный сын бо­гов! В го­роде Яф­фе, за­во­еван­ном то­бой, вспых­ну­ло вос­ста­ние. Пра­витель Яф­фы из­ме­нил те­бе. Он соб­рал зло­умыш­ленни­ков и воз­гла­вил их. Они пе­реби­ли всех во­инов тво­его ве­личес­тва. Они раз­гро­мили все вой­ска, ко­торые пы­тались по­давить мя­теж.

Фа­ра­он мол­чал. Ли­цо его поб­ледне­ло от гне­ва.

— Вла­дыка! При­кажи пос­лать в Яф­фу как мож­но боль­ше вой­ск, — взмо­лил­ся го­нец. — Толь­ко си­лой мож­но ус­ми­рить бун­товщи­ков.

— Кля­нусь жизнью и лю­бовью ко мне бо­га Ра, я так и сде­лаю! вос­клик­нул фа­ра­он.

Прид­ворные за­кива­ли, спе­ша вы­разить свое го­рячее одоб­ре­ние, и пе­реби­вая друг дру­га, ста­ли рас­хва­ливать муд­рость ве­лико­го вла­дыки, при­няв­ше­го та­кое ра­зум­ное ре­шение. Каж­дый из прид­ворных нет-нет да и пог­ля­дывал на фа­ра­она: слы­шит ли он его ль­сти­вые ре­чи? Хо­рошо бы, чтоб ус­лы­шал и наг­ра­дил за вер­ную служ­бу.

И вдруг один из приб­ли­жен­ных фа­ра­она, пол­ко­водец Джху­ти, ре­шитель­но шаг­нул впе­ред.

— О ве­ликий, ко­торо­му весь мир воз­да­ет по­чес­ти! — ска­зал он, сме­ло гля­дя фа­ра­ону в ли­цо. — Не на­до по­сылать це­лые пол­чи­ща про­тив Яф­фы. Дай мне все­го пять­сот во­инов, и я ра­зобью бун­товщи­ков в прах. Тем бо­лее что нег­де нам наб­рать боль­шую ар­мию для по­дав­ле­ния мя­тежа, раз­ве что вы­вес­ти вой­ска из ка­кого-ни­будь дру­гого го­рода и от­пра­вить в Яф­фу. Но тог­да этот го­род ос­та­нет­ся не­защи­щен­ным.

— Ты прав, вер­ный мой Джху­ти! — вос­клик­нул фа­ра­он. — Ты единс­твен­ный слу­жишь мне чес­тно, а не выс­лу­жива­ешь­ся ра­ди наг­ра­ды. Но ска­жи: как ты со­бира­ешь­ся ид­ти в бой с та­ким ма­лым вой­ском?

Джху­ти сми­рен­но пок­ло­нил­ся.

— Этот го­нец ска­зал, что толь­ко си­лой мож­но ус­ми­рить бун­товщи­ков, от­ве­тил он. — Но го­нец оши­ба­ет­ся. Моя си­ла — это хит­рость. Я одо­лею их хит­ростью.

— Что ж, — ска­зал фа­ра­он. — Я те­бе ве­рю. От­прав­ляй­ся в до­ход.

Че­рез нес­коль­ко дней Джху­ти со сво­им от­ря­дом при­был в Си­рию. От­ряд встал ла­герем не­пода­леку от Яф­фы, и Джху­ти пос­лал в го­род гон­ца.

— Я слу­га Джху­ти, пол­ко­вод­ца из Та-Ке­мет, — ска­зал го­нец пра­вите­лю Яф­фы. — Мой гос­по­дин слу­жил фа­ра­ону ве­рой и прав­дой, одер­жал во сла­ву его ве­личес­тва мно­го по­бед, вы­иг­рал пять кро­воп­ро­лит­ных сра­жений, — и вот бла­годар­ность: фа­ра­он наз­на­чил глав­ным во­ена­чаль­ни­ком не Джху­ти, а вель­мо­жу, ко­торый за­рабо­тал эту по­чет­ную дол­жность ни­чего не де­лая, од­ним толь­ко сво­им слад­ко­речи­вым язы­ком. Он не учас­тво­вал в бо­ях, за­то уме­ло ль­стил фа­ра­ону. Дру­гой вель­мо­жа по­лучил дол­жность вер­ховно­го со­вет­ни­ка. Треть­его ода­рили бо­гаты­ми по­дар­ка­ми. А мо­ему гос­по­дину Джху­ти не дос­та­лось от фа­ра­она ни­чего! Вот как жес­то­ко и нес­пра­вед­ли­во оби­дел фа­ра­он мо­его гос­по­дина. Те­перь он пос­лал его во­евать про­тив те­бя. Но Джху­ти за­та­ил зло­бу на фа­ра­она, он хо­чет ему отом­стить и пе­рей­ти на сто­рону мя­теж­ни­ков. Все это он ве­лел те­бе пе­редать и ждет ме­ня с от­ве­том.

— Хва­ла бо­гам! — вскри­чал пра­витель Яф­фы. — Как мне бла­года­рить ве­лико­го Ра за то, что Джху­ти, доб­лес­тный пол­ко­водец, стал мо­им со­юз­ни­ком!.. Но ска­жи, ве­лик ли его от­ряд и хо­рошо ли он во­ору­жен?

— Джху­ти при­вел сто че­ловек на бо­евых ко­лес­ни­цах, — ска­зал го­нец. Те­перь это все при­над­ле­жит те­бе. Но от­ряд при­шел из­да­лека, лю­ди и ло­шади ус­та­ли. При­кажи от­крыть го­род­ские во­рота и впус­тить нас в го­род, что­бы мы смог­ли от­дохнуть и за­дать корм ло­шадям.

— Во­ис­ти­ну, я так и сде­лаю! — пра­витель Яф­фы тор­жес­тву­юще, зло рас­хо­хотал­ся. — Я от­крою во­рота пе­ред от­ря­дом Джху­ти, чтоб во­ору­жен­ные во­ины спо­кой­но въ­еха­ли в го­род на бо­евых ко­лес­ни­цах, зас­та­ли мой гар­ни­зон врас­плох и пе­реби­ли его на мес­те! Взять го­род без боя! Лов­ко при­дума­но. Пос­лу­шай, не­уже­ли вы все на­де­ялись, что я по­верю в эту вы­дум­ку? — и пра­витель Яф­фы, гор­дый тем, что так лег­ко раз­га­дал вра­жес­кую хит­рость, зас­ме­ял­ся еще гром­че.

— Ты не ве­ришь мо­ему гос­по­дину? Ты ду­ма­ешь, что он те­бя об­ма­ныва­ет? спро­сил го­нец.

Пра­витель Яф­фы не­ожи­дан­но рас­сви­репел:

— Уби­рай­ся прочь, не то я ве­лю по­весить те­бя вниз го­ловой на пло­щади!

Но го­нец не ухо­дил:

— А ес­ли во­ины Джху­ти от­да­дут те­бе все сто ко­лес­ниц и бро­сят к тво­им но­гам все ору­жие, — тог­да ты по­веришь, что мы не за­мыш­ля­ем ни­како­го зла про­тив те­бя?

Пра­витель Яф­фы за­думал­ся.

«Зна­чит, это все-та­ки прав­да, — ска­зал он про се­бя. — Доб­лес­тный Джху­ти в са­мом де­ле хо­чет пе­рей­ти на мою сто­рону и во­евать про­тив фа­ра­она. Но ес­ли это так, мне очень по­вез­ло! Вы­ходит, бо­ги во гла­ве с все­могу­щим Ра то­же на мо­ей сто­роне! Те­перь я су­мею от­ра­зить лю­бое вой­ско».

— Ска­жи, — об­ра­тил­ся он к гон­цу, — по­чему Джху­ти выс­ту­пил в по­ход с та­ким ма­лень­ким от­ря­дом? Не­уже­ли фа­ра­он ду­мал, что сто че­ловек смо­гут зах­ва­тить го­род? — и он по­доз­ри­тель­но при­щурил­ся, гля­дя на гон­ца.

— Нет, фа­ра­он дал Джху­ти очень мно­го во­инов. Но все они раз­бе­жались, ког­да уз­на­ли, что Джху­ти на­мерен со­вер­шить из­ме­ну. Ос­та­лись толь­ко те, ко­торые са­ми не лю­били фа­ра­она: те, ко­го фа­ра­он об­де­лил зем­лей или у ко­го сбор­щи­ки на­логов отоб­ра­ли все иму­щес­тво, так что он, да­бы не по­мереть с го­лоду, был вы­нуж­ден про­дать в рабс­тво собс­твен­ных де­тей, бро­сить дом и уй­ти слу­жить в вой­ско.

Ус­лы­хав та­кой от­вет, пра­витель Яф­фы окон­ча­тель­но ус­по­ко­ил­ся.

— Пусть доб­лес­тный Джху­ти сдас­тся мне, — ска­зал он. — Я бу­ду ждать его в пус­ты­не, к югу от го­рода. Со мной бу­дет от­ряд в сто двад­цать че­ловек. Пусть спер­ва при­дет Джху­ти и с ним не боль­ше чем двад­цать во­инов. Пусть они при­несут лу­ки, ме­чи и копья все­го от­ря­да и бро­сят их к мо­им но­гам. И толь­ко пос­ле это­го мо­гут прий­ти ос­таль­ные во­ины — без ору­жия, пеш­ком.

— Я пе­редам мо­ему гос­по­дину Джху­ти твой при­каз, — пок­ло­нил­ся го­нец. Все бу­дет так, как ты хо­чешь. Во­ины при­дут без ору­жия, ве­дя под уз­дцы ко­ней, а ко­лес­ни­цы бу­дут наг­ру­жены бо­гаты­ми да­рами.

Два ча­са спус­тя пра­витель Яф­фы, си­дя в шат­ре, ждал при­хода Джху­ти. Не­пода­леку от шат­ра от­ды­хали сто двад­цать си­рий­ских кон­ни­ков.

Но вот вда­ли зак­лу­билась пыль. Это воз­вра­щались до­зор­ные, ко­торых пра­витель Яф­фы выс­лал на раз­ведку. На пол­ном ска­ку всад­ни­ки вле­тели в ла­герь и оса­дили ко­ней.

— Они идут, — до­ложи­ли всад­ни­ки пра­вите­лю Яф­фы.

— Сколь­ко их? — спро­сил тот.

— Двад­цать бе­зоруж­ных во­инов и сто ко­лес­ниц, на ко­торых они ве­зут кор­зи­ны с да­рами. А впе­реди — Джху­ти.

— Хва­ла ве­лико­му Ра! — вскри­чал пра­витель.

Ког­да Джху­ти при­шел в ла­герь, еги­пет­ские во­ины сра­зу же бро­сили на зем­лю ору­жие — копья, ме­чи, лу­ки и кол­ча­ны со стре­лами — и вста­ли в сто­роне.

— Я при­вез те­бе так­же бо­гатые по­дар­ки: зо­лото, се­реб­ро, дра­гоцен­ные оже­релья и лар­цы из чер­но­го де­рева, — ска­зал Джху­ти, идя навс­тре­чу пра­вите­лю Яф­фы. — Взгля­ни на эти кор­зи­ны. Все они твои. А в ру­ках у ме­ня ви­дишь? — жезл фа­ра­она Та-Ке­мет.

При­оса­нив­шись, с тор­жес­тву­ющим ви­дом пра­витель Яф­фы сде­лал Джху­ти знак, чтоб он по­ложил жезл к его но­гам. Джху­ти пок­ло­нил­ся и, дер­жа жезл в вы­тяну­той ру­ке, как бы не­ча­ян­но пос­ту­чал им о ка­мень. И, ед­ва раз­дался стук, в тот же миг от­кры­лись кор­зи­ны, и от­ту­да ста­ли выс­ка­кивать во­ору­жен­ные во­ины. Весь от­ряд Джху­ти — все пять­сот че­ловек — был здесь! Раз­ма­хивая копь­ями, с гроз­ным бо­евым кли­чем ри­нулись они на си­рий­ских кон­ни­ков, без­мя­теж­но от­ды­хав­ших у кос­тра. За­пели стре­лы в воз­ду­хе, по­нес­лись впе­ред бо­евые ко­лес­ни­цы. Ни один из си­рий­цев не ус­пел вско­чить на сво­его ко­ня или вых­ва­тить меч из но­жен. Мно­гие из них сра­зу упа­ли за­мер­тво, сра­жен­ные стре­лами, а те, кто ос­тался жив, в ужа­се об­ра­тились в бегс­тво.

— Взгля­ни на ме­ня, по­беж­денный зло­дей! — вос­клик­нул Джху­ти, пот­ря­сая жез­лом. — Вот жезл фа­ра­она! Ве­ликий вла­дыка Та-Ке­мет, — да бу­дет он жив, здо­ров и бла­гопо­лучен, — сра­зил те­бя им!

Пра­вите­ля Яф­фы свя­зали, на­дели ему на шею де­ревян­ную ко­лод­ку, а но­ги за­кова­ли в кан­да­лы. Пос­ле это­го Джху­ти ска­зал во­инам:

— По­лезай­те опять в кор­зи­ны и от­равляй­тесь к во­ротам Яф­фы. Прив­ратни­кам ска­жите: Джху­ти зах­ва­чен в плен с ос­татка­ми его вой­ска, все во­ины об­ра­щены в ра­бов, и вот они ве­зут во дво­рец тро­феи. Стра­жа вас про­пус­тит. Ког­да въ­еде­те в го­род, сра­зу выс­ка­кивай­те из кор­зин, хва­тай­те всех жи­телей и вя­жите их.

И вот сто бо­евых ко­лес­ниц фа­ра­оно­ва вой­ска въ­еха­ли в мя­теж­ную Яф­фу. Ед­ва ми­новав го­род­ские во­рота, во­ины тот­час от­кры­ли кор­зи­ны, и спус­тя час все бы­ло кон­че­но.

Поз­дно ве­чером Джху­ти от­пра­вил в Фи­вы гон­ца, ве­лев ему пе­редать фа­ра­ону:

«Пусть воз­ра­ду­ет­ся твое сер­дце, нес­равнен­ный вла­дыка Та-Ке­мет, — да бу­дешь ты жив, здо­ров и мо­гуч! Ве­ликий бог Ра, твой отец, по­карал зло­де­ев и от­дал в твои ру­ки из­менни­ка. Приш­ли нам лю­дей, чтоб от­вести в Та-Ке­мет плен­ных си­рий­ских во­инов, ко­торые скло­ня­ют­ся пе­ред то­бой в прах от­ны­не и нав­сегда».

Так хит­ро­ум­ный Джху­ти с ма­лым чис­лом во­инов ус­ми­рил мя­теж­ни­ков.