Чужеземец и старик из Пхеньяна

Как-то раз один чу­жезе­мец из даль­них стран по пу­ти в Се­ул за­ехал в Пхень­ян и повс­тре­чал на ули­це ста­рика ог­ромно­го рос­та, с пыш­ной бо­родой до са­мого по­яса. На уче­ного кон­фу­ци­ан­ца он не был по­хож, но выг­ля­дел не­обыч­но.

По­думал тот чу­жезе­мец, что стра­ну прек­расных вос­точных обы­ча­ев на­селя­ют лю­ди по­ис­ти­не не­обык­но­вен­ные. За­хоте­лось чу­жезем­цу про­верить, зна­ет ли ста­рик уче­ние Кон­фу­ция и Мэн-цзы. А как это сде­лать, не зна­ет. Ведь он не умел го­ворить по-ко­рей­ски. По­думал он, по­думал и ре­шил объ­яс­нить­ся со ста­риком жес­та­ми. Для на­чала опи­сал ука­затель­ным паль­цем круг. В от­вет ста­рик паль­цем на­чер­тил квад­рат. Чу­жезе­мец, очень до­воль­ный, за­улы­бал­ся, по­казал ста­рику три паль­ца, ста­рик же в от­вет заг­нул пять паль­цев. Тог­да чу­жезе­мец при­под­нял по­дол одеж­ды, а ста­рик ука­зал паль­цем на свой рот.

Чу­жезе­мец за­кивал го­ловой и сно­ва за­улы­бал­ся.

В Се­уле чу­жезе­мец ска­зал са­нов­ни­ку, ко­торый вы­шел его встре­чать:

— Я мно­го раз слы­шал, что ва­ша стра­на сла­вит­ся доб­ры­ми обы­ча­ями. А те­перь по­нял, что это не прос­тые сло­ва.

Са­нов­ник уди­вил­ся и спра­шива­ет:

— От­че­го, поч­тенней­ший, вы воз­но­сите та­кие хва­лы Ко­рее?

Чу­жезе­мец от­ве­тил:

— По пу­ти сю­да я встре­тил в Пхень­яне ста­рика не­обыч­но­го ви­да, по­думал, что он чес­тный и бла­город­ный, и ре­шил ис­пы­тать его. На­рисо­вал паль­цем круг в воз­ду­хе, же­лая ска­зать, что не­бо круг­лое, он же паль­цем на­чер­тил квад­рат — это зна­чит, что зем­ля име­ет че­тыре сто­роны. За­тем я по­казал ему три паль­ца, имея в ви­ду три прин­ци­па Сам­ган,[27] он же заг­нул пять паль­цев, под­ра­зуме­вая пять прин­ци­пов Орюн. На­пос­ле­док я при­под­нял по­дол, это оз­на­чало, что в ста­рину хо­тя и но­сили длин­ные платья, но хо­рошо уп­равля­ли стра­ной, он же по­казал на свой рот, же­лая объ­яс­нить, что, ког­да стра­на при­ходит в упа­док, на­до быть муд­рым в ре­чах. Раз уж слу­чай­ный про­хожий об­ла­да­ет та­ким умом, то что го­ворить о лю­дях знат­ных и об­ра­зован­ных.

Са­нов­ник до­ложил о ста­рике ко­ролю. Ко­роль по­думал, что прос­той смер­тный не вы­зовет вос­торга са­нов­но­го чу­жезем­ца — на­вер­ня­ка это «скры­тый та­лант». И еще он по­думал: «Лишь в стра­не, где пра­вит та­кой муд­рый ко­роль, мо­гут жить та­кие ум­ные лю­ди, как этот ста­рец, зна­ющий толк в уче­нии Кон­фу­ция и Мэн-цзы». И по­велел ко­роль тот­час приз­вать к не­му стар­ца.

Ста­рик при­ехал в Се­ул и очень уди­вил­ся, ког­да ему да­ли в наг­ра­ду день­ги.

Один са­нов­ник спро­сил ста­рика:

— Ска­жи, ста­рик, по­чему ты на­чер­тил паль­цем квад­рат, ког­да чу­жезе­мец на­рисо­вал круг?

— Я по­думал, что он лю­бит круг­лые ри­совые ле­пеш­ки дель­пхен, я же пред­по­читаю квад­ратные ин­дель­ми.

— А по­чему ты по­казал пять паль­цев, ког­да он по­казал три? — сно­ва спро­сил са­нов­ник.

— Я по­нял, что гость ест три ра­за в день, я же хо­чу есть пять раз.

— А по­чему ты по­казал паль­цем на рот, ког­да гость под­нял по­дол?

— На­вер­ное, он хо­тел ска­зать, что боль­ше все­го его бес­по­ко­ит одеж­да, я же за­бочусь толь­ко о про­пита­нии — вот и по­казал на рот.

Прид­ворные рас­хо­хота­лись, но тут же смол­кли, и ли­ца их при­няли серь­ез­ное вы­раже­ние, слов­но они ре­шали важ­ное го­сударс­твен­ное де­ло.