Добродетельная дочь

Дав­ным-дав­но в ма­лень­кой де­ревуш­ке на бе­регу мо­ря жи­ла де­вуш­ка. Кра­сивая и нра­ва доб­ро­го. Зва­ли ее Сим­чхон. Отец ее был сле­пым, ни­ког­да бе­лого све­та не ви­дел. За это и проз­ва­ли его Сим Пон­са. Ро­дил­ся маль­чик в семье ян­ба­на, все счи­тали его счас­тлив­чи­ком и за­видо­вали. А он ма­ло то­го что сле­пой, так еще и бо­лез­ни одо­левать на­чали. Жа­ле­ют од­но­сель­ча­не слеп­ца, а по­мочь не мо­гут. Но тер­пе­лив Сим Пон­са: на судь­бу не роп­щет, на житье не жа­лу­ет­ся. Доб­рый он. И же­на ему доб­рая по­палась. Ни сло­веч­ка по­перек не ска­жет. Жи­вут они в ми­ре и сог­ла­сии. Же­на по лю­дям хо­дит: ко­му обед при­гото­вит, ко­му пос­ти­ра­ет — вся­кое де­ло у нее в ру­ках спо­рит­ся. Це­лую семью кор­мит. Но вот умер­ла же­на. Сим­чхон тог­да семь де­неч­ков бы­ло. Отец из-за бед­ности ни нянь­ки, ни ку­хар­ки дер­жать не мог. Зап­ла­чет де­воч­ка от го­лода — он ее на ру­ки бе­рет, хо­дит от до­ма к до­му, про­сит жен­щин доч­ку по­кор­мить. Жа­ле­ют ма­лыш­ку жен­щи­ны: то од­на ее грудью по­кор­мит, то дру­гая. Вот и семь год­ков срав­ня­лось Сим­чхон. Во­дит она по де­рев­не сле­пого от­ца. Кто хво­рос­ту им по­даст на рас­топку, кто — нем­но­го кан­джа­на.

Еще три го­да прош­ло, и на­учи­лась Сим­чхон пап го­товить, белье сти­рать, шить и дом уби­рать. Всем по­мога­ла в де­рев­не. Так и жи­ла си­рот­ка со сле­пым от­цом. На­рабо­та­ет­ся Сим­чхон за день, вер­нется до­мой, а отец спра­шива­ет:

— При­томи­лась ты, доч­ка?

От­ве­ча­ет Сим­чхон:

— Что ты, отец, нис­ко­леч­ко. Хо­зяй­ка доб­рая, ме­ня лю­бит.

Бы­вало, ос­та­нет­ся в до­ме пос­ледний ку­сок, Сим­чхон ни за что не съ­ест, от­цу от­да­ет, а са­ма го­ворит, что на свадь­бу хо­дила, там и по­ела.

Раз­неслась сла­ва о доб­ро­те Сим­чхон по всем ок­рес­тным де­рев­ням. Ус­лы­шала о ней жен­щи­на по фа­милии Чжан из со­сед­ней де­рев­ни, в гос­ти к се­бе поз­ва­ла. По­диви­лась Сим­чхон:

— Что ей от ме­ня нуж­но? — но в гос­ти пош­ла.

Уви­дала тет­ка Чжан де­воч­ку, об­ра­дова­лась и го­ворит:

— Ты и есть Сим­чхон? Слы­шала о тво­их доб­ро­дете­лях. Пер­вый раз ви­жу та­кую кра­сивую и доб­рую де­вуш­ку.

Да­ла тет­ка Чжан на про­щанье Сим­чхон ри­са, ве­лела не стес­нять­ся, при­ходить, ког­да бу­дет вре­мя. С той по­ры за­час­ти­ла де­воч­ка к тет­ке Чжан.

Вре­мя быс­тро бе­жит. Вот уже и пят­надцать год­ков Сим­чхон ми­нуло. За­хоте­ла тет­ка Чжан в при­ем­ные до­чери Сим­чхон взять. А де­воч­ка ни в ка­кую.

— Вы уж прос­ти­те ме­ня, не­разум­ную, — го­ворит, — толь­ко не мо­гу я от­ца сле­пого по­кинуть. Он бе­лого све­та не ви­дит. Ма­ма умер­ла, ког­да бы­ло мне семь де­неч­ков, и я не мо­гу быть неб­ла­годар­ной.

— Те­перь я ви­жу, что ты и в са­мом де­ле поч­ти­тель­ная дочь, — вскри­чала тет­ка Чжан и ста­ла на все ла­ды хва­лить Сим­чхон. А на про­щанье да­ла ей ри­са и одеж­ды.

В тот день Сим­чхон дол­го не воз­вра­щалась до­мой. За­бес­по­ко­ил­ся отец, взял пал­ку и по­шел доч­ке навс­тре­чу. А де­ло зи­мой бы­ло. Толь­ко что нас­ту­пил Но­вый год. Дул хо­лод­ный ян­вар­ский ве­тер. По­шел Сим Пон­са по ре­ке, а она не вез­де за­мер­зла, пос­коль­знул­ся, в ле­дяную во­ду сва­лил­ся.

— Спа­сите! — кри­чит.

К счастью, про­ходил ми­мо мо­нах. По­мог он Сим Пон­су из во­ды выб­рать­ся. А Сим Пон­са и спра­шива­ет:

— Ка­кой же это бла­город­ный че­ловек ме­ня спас?

— Я — мо­нах из мо­нас­ты­ря Мо­нун­са. Как же это вас уго­раз­ди­ло? — спро­сил мо­нах и тут же спох­ва­тил­ся: — Прос­ти­те ме­ня, я не за­метил, что вы сле­пой.

Поб­ла­года­рил Сим Пон­са мо­наха, зап­ла­кал горь­ко и, кля­ня судь­бу, вос­клик­нул в сер­дцах:

— Проз­рею ли я, на­конец, ког­да-ни­будь?

— По­жер­твуй­те трис­та сок ри­са Буд­де, мо­литесь усер­дно, и Все­выш­ний из­ба­вит вас от нес­частья.

Об­ра­довал­ся Сим Пон­са и го­ворит:

— Так я и сде­лаю. Толь­ко бы проз­реть, свет бе­лый уви­деть!

Ска­зал, а сам не по­думал, где возь­мет столь­ко ри­са.

По­дал мо­нах свя­щен­ную кни­гу, где Сим Пон­са на­писал, что го­тов по­жер­тво­вать трис­та сок ри­са Буд­де, и под­пись свою пос­та­вил.

Вер­нулся до­мой, ви­дит дочь, не в се­бе отец, грус­тный хо­дит. Ста­ла расс­пра­шивать. Рас­ска­зал Сим Пон­са все как есть.

— Не ина­че как отец твой из ума вы­жил, — го­ворит. — От­ку­да при на­шей бед­ности мы возь­мем столь­ко ри­са!

Ска­зал и вздох­нул тя­жело.

Ус­лы­шала это Сим­чхон, буд­то ка­мень ей на сер­дце лег. Ус­по­ко­ить­ся не мо­жет: как мог отец по­обе­щать та­кое мо­наху? Но при мыс­ли, что отец проз­ре­ет, пе­чаль сме­нила ра­дость.

— Не бес­по­кой­ся, отец, — ска­зала Сим­чхон, — пос­та­ра­юсь рис раз­до­быть.

На­лила Сим­чхон в мис­ку во­ды и с это­го дня ста­ла Все­выш­не­му мо­лить­ся, про­сить, что­бы из­ба­вил от­ца от сле­поты. Приш­ла как-то к Сим­чхон со­сед­ка те­туш­ка Кви­док и рас­ска­зала о том, что по де­рев­не хо­дят тор­говцы-ры­баки, хо­тят де­вуш­ку ку­пить, за це­ной не пос­то­ят, сколь­ко ска­жут, столь­ко и зап­ла­тят.

— А для че­го им де­вуш­ка? — спра­шива­ет Сим­чхон.

— Жер­тву им на­до при­нес­ти мор­ско­му ца­рю Дра­кону. Что­бы тай­фун на них не на­сылал и в тор­говле по­могал. Все это хо­рошо, но как мож­но бро­сить в мо­ре жи­вого че­лове­ка. Зве­ри, а не лю­ди!

Ус­лы­шала это Сим­чхон и ду­ма­ет: «Са­мо Не­бо пос­ла­ло мне этих ры­баков». По­дума­ла так и го­ворит со­сед­ке:

— По­моги­те мне, те­туш­ка, встре­тить­ся с ни­ми.

Пош­ла Сим­чхон к тор­говцам и ска­зала:

— Я го­това стать жер­твой, толь­ко вне­сите трис­та сок ри­са в мо­нас­тырь, тог­да отец мой проз­ре­ет.

Сог­ла­сились ры­баки. Ни­кому не ска­зала о сво­ем ре­шении Сим­чхон. Не ро­вен час, уз­на­ет отец, не­из­вес­тно что нат­во­рит. Уже и за­вече­рело. Пош­ла Сим­чхон к от­цу и го­ворит:

— Ра­дуй­ся, отец, раз­до­была я рис.

Чуть не зап­ры­гал от ра­дос­ти Сим Пон­са.

— Не­уж­то прав­да? — спра­шива­ет. — Где же ты его раз­до­была?

Не­лег­ко бы­ло Сим­чхон от­ца об­ма­нуть, от­ро­дясь не ска­зала она сло­ва неп­равды. Но ведь это для его же поль­зы!

— Тет­ка Чжан тут как-то ска­зала, что хо­чет в при­ем­ные до­чери ме­ня взять. Ну, я, са­мо со­бой, от­ка­залась. А те­перь рас­ска­зала ей, ка­кой у те­бя с мо­нахом слу­чай вы­шел и что обе­щал ты трис­та сок ри­са мо­нас­ты­рю по­жер­тво­вать, так она тут же выз­ва­лась за те­бя рис внес­ти.

— Вот так ра­дость! — вскри­чал ста­рик. — Да­же не ве­рит­ся!

Пе­ред тем как уй­ти нав­сегда из до­му, Сим­чхон к тет­ке Чжан заш­ла поп­ро­щать­ся и все как есть рас­ска­зала. Выс­лу­шала ее тет­ка Чжан и го­ворит:

— Раз ты та­кая поч­ти­тель­ная дочь, я са­ма по­жер­твую мо­нас­ты­рю этот рис.

Не сог­ла­силась Сим­чхон. Не при­вык­ла она жить за чу­жой счет и го­ворит:

— Как ре­шила я, так и бу­дет. Ра­ди от­ца мне и жиз­ни не жал­ко.

Уз­на­ли од­но­сель­ча­не, что ре­шилась де­вуш­ка жизнью ра­ди от­ца по­жер­тво­вать. И хва­лят ее, и жа­ле­ют, сле­зами об­ли­ва­ют­ся. А от­цу нев­до­мек, что дочь его ско­ро с жизнью рас­ста­нет­ся. Сим­чхон ви­ду не по­да­ет. Оде­жон­ку от­цу шь­ет, до­мов­ни­ча­ет. А са­ма дня то­го ждет, ког­да на­веки с от­цом рас­про­ща­ет­ся. Вот и пос­ледняя ночь нас­та­ла. Спит Сим Пон­са. А Сим­чхон ря­дом си­дит, сле­зы по ще­кам ка­тят­ся. То пог­ла­дит от­ца лас­ко­во, то оде­яло поп­ра­вит. А с пер­вы­ми пе­туха­ми выш­ла Сим­чхон во двор в пос­ледний раз при­гото­вить еду для от­ца. А тор­говцы-ры­баки тут как тут.

— Мы нын­че в мо­ре ухо­дим! Смот­ри не опаз­ды­вай.

Ус­лы­шала это де­вуш­ка, зап­ла­кала и от­ве­ча­ет:

— Поз­воль­те мне в пос­ледний раз от­цу еду при­гото­вить.

Не ста­ли ры­баки то­ропить де­вуш­ку. Уш­ли.

При­гото­вила Сим­чхон еду, на стол по­дала, са­ма се­ла ря­дом с от­цом и про­сит:

— Ешь по­боль­ше!

— Ем я, до­чень­ка, ем. Ни ра­зу ты ме­ня так вкус­но не кор­ми­ла. Со свадь­бы или с по­минок, ви­дать, еду при­нес­ла?

Не вы­дер­жа­ла тут Сим­чхон, в го­лос зап­ла­кала. Ус­лы­шал Сим Пон­са, как горь­ко пла­чет дочь, ис­пу­гал­ся и спра­шива­ет:

— Что с то­бой, до­чень­ка? Не за­боле­ла ли ты?

— Нет, отец, здо­рова я.

Умы­лась Сим­чхон, к ал­та­рю по­дош­ла, мо­лит Все­выш­не­го, что­бы от­ца зря­чим сде­лал. Пос­ле к от­цу по­дош­ла и го­ворит:

— Я — неб­ла­годар­ная дочь, об­ма­нула те­бя, не ска­зала, что за трис­та сок ри­са про­дала се­бя. За мной приш­ли ры­баки, то­ропят, они нын­че в мо­ре ухо­дят, ме­ня бе­рут с со­бой, и не вер­нусь я боль­ше в род­ной дом.

Зак­ри­чал тут отец:

— За­чем мне гла­за, ес­ли я те­бя не уви­жу? Уж луч­ше ос­тать­ся сле­пым, но ты бу­дешь ря­дом! — И так горь­ко ска­зал, что ры­баки не вы­дер­жа­ли и при­нес­ли ста­рику мно­го де­нег и ри­са — на всю жизнь хва­тит.

Ста­ла Сим­чхон про­щать­ся с од­но­сель­ча­нами, про­сила за от­цом прис­матри­вать. Се­ла в лод­ку и уп­лы­ла с ры­бака­ми. Доп­лы­ла лод­ка до се­реди­ны мо­ря, ры­баки да­ры бро­са­ют мор­ско­му ца­рю Дра­кону один дру­гого луч­ше, один дру­гого бо­гаче. Тут и Сим­чхон вста­ла, пог­ля­дела на Не­бо и взмо­лилась:

— Все­выш­ний, ве­лика твоя власть, ве­рю в твое мо­гущес­тво, сде­лай так, что­бы проз­рел отец мой!

Зак­ры­ла ру­ками ли­цо, в мо­ре прыг­ну­ла. На­летел вихрь, и ис­чезла Сим­чхон в пу­чине мор­ских вод. А че­рез нес­коль­ко дней по­явил­ся на этом мес­те бу­тон ло­тоса.

Ры­баки, воз­вра­ща­ясь до­мой, под­плы­ли к это­му мес­ту, где Сим­чхон в мо­ре бро­силась, а там — ло­тос ред­кой кра­соты рас­цвел. Сор­ва­ли ры­баки ло­тос, ко­ролю в дар под­несли. Вдруг рас­кры­лись ле­пес­тки ло­тоса, и из бу­тона Сим­чхон выш­ла — жи­вая и нев­ре­димая. Ста­ла Сим­чхон ко­роле­вой. Толь­ко не в ра­дость ей житье. Ста­рик отец из го­ловы не идет. Поп­ро­сила Сим­чхон ко­роля пир ус­тро­ить, сле­пых со всей стра­ны приг­ла­сить. При­шел на пир и Сим Пон­са. Он все гла­за вып­ла­кал, тос­куя по доч­ке. При­шел и в са­мом даль­нем уг­лу сел. Но сра­зу же уви­дела его Сим­чхон.

— Отец, — зак­ри­чала, под­бе­жала к ста­рику, об­ня­ла его креп­ко.

Ус­лы­хал ста­рик го­лос до­чери, ушам сво­им не по­верил и крик­нул что бы­ло сил:

— Уж не сон ли это мне снит­ся? Хоть бы од­ним глаз­ком на доч­ку пог­ля­деть! — Крик­нул он так и проз­рел. Пер­вый раз в жиз­ни свет бе­лый уви­дал и доч­ку свою, ми­лую Сим­чхон!