Дровосек и его сын

Дав­ным-дав­но не­пода­леку от ко­ролев­ско­го двор­ца жил дро­восек. До то­го тру­долю­бивый был, что и ска­зать труд­но. Толь­ко и бы­ло у не­го доб­ра что кло­чок зем­ли. Об­ра­баты­вал его дро­восек, тем и кор­мился. А то в го­ры пой­дет, хво­рос­та со­берет, во дво­рец от­не­сет, про­даст. Ни же­ны не бы­ло у го­ремы­ки, ни де­тей, так бо­былем и жил.

Соб­рал как-то дро­восек хво­рост, по­шел во дво­рец про­давать — ни од­ной вя­зан­ки ник­то не ку­пил. Хо­дил, хо­дил дро­восек, при­томил­ся, до­мой по­шел. Идет ми­мо озе­ра, смот­рит — ре­бятиш­ки там соб­ра­лись, гал­дят. По­дошел, а это ре­бятиш­ки кар­па здо­ровен­но­го в озе­ре вы­лови­ли, он на крюч­ке у них дер­га­ет­ся. Ра­ды де­тиш­ки, пры­га­ют, кар­па ру­ками хва­та­ют. А у кар­па сле­зы из глаз ка­тят­ся, буд­то он че­ловек. По­жалел дро­восек бед­ня­гу, дал ре­бятиш­кам де­нег, от­ку­пил кар­па. От­ку­пил и в озе­ро от­пустил. Вы­ныр­нул карп раз, вы­ныр­нул дру­гой, го­лову опус­тил, буд­то пок­ло­нил­ся, и ис­чез.

На дру­гой день опять по­нес ста­рик хво­рост во дво­рец про­давать. Про­дал, до­мой по­шел, на бе­регу озе­ра юно­шу повс­тре­чал. Пок­ло­нил­ся юно­ша дро­восе­ку, за­улы­бал­ся и го­ворит:

— Здравс­твуй, доб­рый че­ловек! Я тре­тий сын ца­ря Дра­кона! Вы­шел вче­ра про­гулять­ся и на крю­чок по­пал­ся. А ты ме­ня спас! Те­перь ба­тюш­ка мой те­бя в гос­ти зо­вет, в под­водное царс­тво.

По­нял тут дро­восек, что юно­ша и есть тот са­мый карп, ко­торо­го он вче­ра спас. А в под­водное царс­тво ид­ти не хо­чет, за до­мом не­кому прис­мотреть. Взял тог­да юно­ша дро­восе­ка за ру­ку, в озе­ро та­щит. Де­лать не­чего, сог­ла­сил­ся дро­восек. Сел на спи­ну юно­ше-кар­пу, и поп­лы­ли они на дно. Плы­ли, плы­ли, вдруг все заб­лесте­ло вок­руг и зас­верка­ло. Зо­лотой дво­рец пе­ред ни­ми вы­рос. От­крыл юно­ша хрус­таль­ную дверь, по­вел дро­восе­ка в цар­ский дво­рец, а там кры­ша зо­лотая, стре­ха ко­рал­ло­вая, ко­лон­ны мра­мор­ные.

Со­шел гроз­ный царь Дра­кон со сво­его зо­лото­го тро­на, на трон дро­восе­ка уса­дил, пир в его честь ус­тро­ил и го­ворит:

— Ты сы­на мо­его спас, и нет у ме­ня те­перь до­роже гос­тя!

Рас­те­рял­ся дро­восек, не зна­ет, что и де­лать. По­том за еду при­нял­ся, ведь с са­мого ут­ра ни­чего не ел. Ест, а сам ди­ву да­ет­ся: блю­да од­но дру­гого вкус­нее, ви­на все слад­кие, аро­мат­ные! Му­зыка иг­ра­ет, де­вуш­ки-кра­сави­цы тан­цу­ют. Ком­нат ви­димо-не­види­мо, и все из зо­лота, хрус­та­ля да ко­рал­лов. Дра­гоцен­ностей не пе­речесть. Пи­рова­ли день, пи­рова­ли ночь, не за­метил, как вре­мя про­лете­ло.

По­жил дро­восек в гос­тях у ца­ря, зас­ку­чал, до­мой за­хотел. Не от­пуска­ет его юно­ша, а дро­восек ни в ка­кую. Опе­чалил­ся юно­ша и го­ворит:

— Уз­на­ет отец, что ты до­мой соб­рался, ода­рить за­хочет. Ни­чего не бе­ри ко­рал­ло­вую ва­зу про­си, ту, что воз­ле тро­на сто­ит. Она те­бе доб­рую служ­бу сос­лу­жит.

По­шел дро­восек к ца­рю Дра­кону про­щать­ся, а царь ему го­ворит:

— Спас ты мо­его сы­на, и за это я от­дам те­бе что по­жела­ешь. Лю­бое сок­ро­вище.

Мол­чит дро­восек. Спра­шива­ет ко­роль:

— Или ма­ло те­бе од­но­го сок­ро­вища? — слуг клик­нул, ве­лел все сок­ро­вища при­нес­ти, что есть во двор­це. Ни­чего не бе­рег дро­восек. Мол­чит. Мол­чал, мол­чал, по­том и го­ворит:

— Спа­сибо те­бе, царь, за доб­ро­ту твою. Толь­ко не на­до мне тво­их сок­ро­вищ!

Ус­лы­шал это царь, не зна­ет, что и де­лать. По­думал и го­ворит:

— Хо­чешь — бе­ри по­лови­ну сок­ро­вищ! Мне для те­бя ни­чего не жал­ко!

Ска­зал тог­да дро­восек:

— Не на­до мне сок­ро­вищ. От­дай луч­ше ва­зу, что воз­ле тро­на сто­ит.

Ус­лы­шал это царь, рас­те­рял­ся и от­ве­ча­ет:

— Что хо­чешь бе­ри, а ва­зу не от­дам!

Тут вы­шел впе­ред юно­ша-карп и го­ворит:

— Не­уж­то, отец, те­бе ва­за сы­на до­роже?

Ни­чего не по­дела­ешь. Приш­лось ца­рю ва­зу дро­восе­ку от­дать.

Во­ротил­ся до­мой дро­восек, ва­зу на ко­мод пос­та­вил, а на дру­гой день за хво­рос­том по­шел.

Толь­ко стран­ные де­ла с то­го вре­мени ста­ли у не­го в до­ме тво­рить­ся.

Про­дал он как-то хво­рост, вер­нулся до­мой. Про­голо­дал­ся, хо­тел ка­шу сва­рить, смот­рит — стол нак­рыт, на сто­ле чаш­ка ри­са, за­кус­ка. Ог­ля­дел­ся дро­восек — в до­ме ни­кого, во дво­ре по­ис­кал — то­же ни ду­ши. Так и на дру­гой день, и на тре­тий. Толь­ко за­хочет есть дро­восек, а стол уже нак­рыт. И че­го толь­ко на нем нет! Ни­ког­да в жиз­ни дро­восек так вкус­но не ел. Кто же это ему го­товит? По­думал так дро­восек, при­кинул­ся, буд­то хво­рост идет про­давать, а сам за до­мом спря­тал­ся. Ве­череть ста­ло. Смот­рит дро­восек ди­во, да и толь­ко! Из ко­рал­ло­вой ва­зы де­вуш­ка выш­ла, кра­сивая — глаз не от­ве­дешь, буд­то фея с не­ба спус­ти­лась. Пош­ла де­вуш­ка на кух­ню, а у са­мой ме­шочек в ру­ке. Наб­ра­ла де­вуш­ка из ме­шоч­ка ри­са, вы­мыла его ми­гом, сва­рила, стол нак­ры­ла. Но толь­ко хо­тела спря­тать­ся в ва­зу, дро­восек тут как тут. Схва­тил ва­зу, на пол бро­сил. Раз­би­лась ва­за. Так и ос­та­лась де­вуш­ка сто­ять пос­ре­ди ком­на­ты.

Спра­шива­ет дро­восек:

— Кто ты?

— Я — фея из под­водно­го царс­тва, по­мочь те­бе приш­ла, — от­ве­ча­ет кра­сави­ца.

И ста­ла де­вуш­ка же­ной дро­восе­ка.

Доб­рая, кра­сивая, на все ру­ки мас­те­рица, му­жу по­мощ­ни­ца. Да­же холст ткать уме­ет. А дро­восек еще боль­ше ста­ра­ет­ся, кло­чок зем­ли об­ра­баты­ва­ет, хво­рост про­да­ет. Жи­вут муж с же­ной — го­ря не зна­ют. А тут счастье им при­вали­ло — сын ро­дил­ся. И наз­ва­ли они его Кве­дори. Ум­ным уро­дил­ся, сме­калис­тым. Чем стар­ше, тем все ум­нее.

По­ехал как-то ко­роль на охо­ту, под­данных с со­бой взял. Нас­тре­ляли они фа­занов. В пол­день ко­роль есть за­хотел и при­казал слу­гам фа­занов из­жа­рить. Приш­ли слу­ги в дом к дро­восе­ку, при­нялись жа­рить фа­занов.

Вдруг смот­рят — кра­сави­ца холст ткет. А это мать Кве­дори бы­ла. Заг­ля­делись на нее слу­ги, не за­мети­ли, как фа­зан на ог­не сго­рел. Спох­ва­тились, да поз­дно. И ста­ли друг дру­га ви­нить да так рас­па­лились — до дра­ки де­ло дош­ло.

Вы­бежа­ла во двор кра­сави­ца, ста­ла слуг раз­ни­мать, уз­на­ла в чем де­ло и го­ворит:

— Я дам вам фа­зана, толь­ко ко­ролю про это ни сло­ва.

Пош­ла кра­сави­ца на кух­ню, вы­лепи­ла из тес­та фа­зана и го­ворит слу­гам:

— Сей­час фа­зан по­летит, а вы его подс­тре­лите.

Под­бро­сила фа­зана в воз­дух. Выс­тре­лили в не­го слу­ги, в кры­ло по­пали, упал фа­зан на зем­лю. Из­жа­рила доб­рая жен­щи­на фа­зана, от­да­ла ко­ролев­ским слу­гам. А те гла­зам сво­им не ве­рят. По­бежа­ли к ко­ролю, все как есть рас­ска­зали.

За­мыс­лил ко­роль не­доб­рое, не меш­кая приз­вал дро­восе­ка и го­ворит ему, да так гроз­но:

— Слы­шал я, жи­вешь ты бо­гато, а ни ра­зу не ода­рил сво­его ко­роля. За­хоте­лось мне све­жей рыб­ки! Вы­лови трех круп­ных кар­пов, мне при­неси! А не при­несешь — я же­ну у те­бя от­бе­ру, что­бы во двор­це мне прис­лу­жива­ла.

Вер­нулся дро­восек до­мой чуть жив и за­тос­ко­вал: где ему зи­мой жи­вых кар­пов взять, ког­да ре­ки все ль­дом ско­ваны?

— Не го­рюй, — ска­зала же­на, на кух­ню пош­ла, тес­то за­меси­ла, трех кар­пов из тес­та вы­лепи­ла. Ве­лела Кве­дори во­ды при­нес­ти, в боч­ку на­лить. Взя­ла кар­пов, в во­ду бро­сила, кар­пы тут же и ожи­ли.

От­нес их дро­восек ко­ролю. Уди­вил­ся ко­роль, но ви­да не по­дал и го­ворит:

— За­хоте­лось мне зем­ля­ники. Я даю те­бе три дня сро­ка. Схо­ди в лес да при­неси, а не при­несешь — же­ну у те­бя от­бе­ру.

«Не ми­новать мне те­перь бе­ды, — ду­ма­ет дро­восек. — Где я зем­ля­ники возь­му, ког­да го­ры сне­гом пок­ры­ты».

Ду­мал, ду­мал, ни­чего не при­думал, за­болел от пе­чали и слег. Пос­ла­ла тог­да же­на к ко­ролю сы­на. Уви­дел его ко­роль и го­ворит:

— Это ты, зна­чит, и есть сын дро­восе­ка? Ну, что, дос­тал мне отец гор­ной зем­ля­ники?

Улыб­нулся Кве­дори и от­ве­ча­ет:

— Хо­тел отец зем­ля­ники нар­вать, а его змея уку­сила. Он и умер.

Ус­лы­шал это ко­роль, на­пус­тился на маль­чи­ка, кри­чать стал:

— Об­ма­нывать ко­роля взду­мал, не­годяй эта­кий! Где это ви­дано, что­бы зи­мой змеи во­дились?

А Кве­дори от­ве­ча­ет:

— Твоя прав­да, ко­роль, змеи зи­мой не во­дят­ся. А зем­ля­ника раз­ве рас­тет?

Не­чего ко­ролю ска­зать, но сда­вать­ся не хо­чет и го­ворит маль­чи­ку:

— Не рас­тет зем­ля­ника — не на­до! Обой­дусь! Слы­шал я, что ты маль­чик смыш­ле­ный, да­вай с то­бой в чжан­ги[50] сра­зим­ся! Ес­ли вы­иг­ра­ешь, — зна­чит, и вправ­ду смыш­ле­ный. А про­иг­ра­ешь — убью, что­бы не врал.

Вер­нулся Кве­дори до­мой, рас­ска­зал обо всем ма­тери.

— Не бой­ся, — го­ворит мать, — вы­учу я те­бя в чжан­ги иг­рать.

Всю ночь учи­ла мать Кве­дори в чжан­ги иг­рать. А на­ут­ро по­шел он в ко­ролев­ский дво­рец: Ждет его ко­роль не дож­дется, ник­то еще его не обыг­рал в чжан­ги. А уж Кве­дори и по­дав­но ему про­иг­ра­ет. И убь­ет тог­да ко­роль Кве­дори. Уго­вор та­кой был. Толь­ко все на­обо­рот по­лучи­лось. Стал ко­роль с Кве­дори в чжан­ги иг­рать, а Кве­дори все вы­иг­ры­ва­ет да вы­иг­ры­ва­ет.

Поз­вал тог­да ко­роль всех мас­те­ров, кто в чжан­ги иг­ра­ет. Ник­то Кве­дори обыг­рать не мо­жет. Ушел Кве­дори. Рас­сердил­ся ко­роль, слуг клик­нул, при­казал убить маль­чи­ка. Наг­ра­ду по­обе­щал — сто янов. Выз­ва­лись двое, са­мые жад­ные. При­шел на дру­гой день Кве­дори во дво­рец хво­рост про­давать, схва­тили его слу­ги, в ме­шок за­тол­ка­ли и по­тащи­ли. Та­щили, та­щили, пе­редох­нуть под де­ревом се­ли, раз­го­вор за­вели.

Один го­ворит:

— Те­перь ос­та­ет­ся толь­ко в озе­ро его бро­сить.

Дру­гой от­ве­ча­ет:

— И воз­награж­де­ние по­лучить. А по­ка да­вай схо­дим в хар­чевню, ни­куда он не убе­жит.

Уш­ли зло­деи в хар­чевню, а маль­чи­ка в меш­ке ос­та­вили. А в меш­ке дыр­ка бы­ла. Уви­дел Кве­дори че­рез дыр­ку, что зло­деи уш­ли, поп­ро­бовал из меш­ка выб­рать­ся. Как ни ста­рал­ся, ни­чего не вы­ходит. Смот­рит — сле­пой ми­мо идет.

Го­ворит ему Кве­дори:

— Дя­день­ка, а дя­день­ка! Пот­ро­гай­те мои гла­за! Ни­как я проз­рел!

— А ты то­же сле­пой? — спра­шива­ет пут­ник.

По­шел он на го­лос, стал ме­шок на­щупы­вать, а Кве­дори го­ворит:

— Я то­же сле­пой, по­сове­това­ли мне в ме­шок за­лезть, пов­то­рять: «От­крой­ся ле­вый глаз, от­крой­ся пра­вый глаз». Вот и си­жу це­лый день, сло­ва за­вет­ные го­ворю. Пов­то­рял, пов­то­рял — и вправ­ду проз­рел.

Ус­лы­шал это сле­пой, ме­шок раз­вя­зал, пот­ро­гал гла­за Кве­дори спра­шива­ет:

— Не­уж­то проз­рел?

Раз спро­сил, дру­гой, тре­тий. Кве­дори как рас­хо­хочет­ся и го­ворит сле­пому:

— Пос­лу­шай­те, дя­день­ка, ес­ли бы так лег­ко мож­но бы­ло проз­реть, на све­те не ос­та­лось бы ни од­но­го сле­пого. Об­ма­нул я те­бя! Это ко­роль ве­лел ме­ня схва­тить и по­садить в ме­шок, а пос­ле в озе­ро бро­сить. Спас ты ме­ня! Ты прос­ти за об­ман. Спа­сибо те­бе боль­шое!

Пок­ло­нил­ся Кве­дори сле­пому, до­мой по­шел. А слу­ги пь­яные вер­ну­лись из хар­чевни, смот­рят — ме­шок пус­той. Пе­репу­гались, не зна­ют, что де­лать. И ре­шили ска­зать ко­ролю, что нет боль­ше Кве­дори, уто­нул в озе­ре.

При­шел Кве­дори до­мой, рас­ска­зал обо всем от­цу с ма­терью. И ста­ли они ду­мать, как ко­ролю отом­стить. Про­дала на дру­гой день мать все ве­щи, ку­пила по­лот­на, одеж­ду сши­ла, ник­то та­кой не ви­дал. На­ряди­ла в ту одеж­ду сы­на, пись­мо ему в ру­ки да­ла на шел­ку, в ко­ролев­ский дво­рец от­пра­вила.

Уви­дел ко­роль: Кве­дори цел, нев­ре­дим, — пе­репу­гал­ся, гроз­но на слуг пог­ля­дел, тех, что его об­ма­нули. Зад­ро­жали слу­ги от стра­ха и ста­ли оп­равды­вать­ся:

— Не он это, его дух. Мы точ­но пом­ним, что бро­сили его в во­ду.

По­дошел тог­да Кве­дори к ко­ролю и го­ворит:

— Они и в са­мом де­ле в озе­ро ме­ня бро­сили. А там кто-то ме­шок раз­вя­зал. Вы­шел я, смот­рю — дво­рец кра­сивый сто­ит, во двор­не царь Дра­кон на тро­не си­дит. Об­ра­довал­ся царь, пир ус­тро­ил. Все дра­гоцен­ности раз­ло­жил: бе­ри, что ду­ше угод­но. Ска­зал я ему, что дра­гоцен­ности мне не нуж­ны, а вот ко­роль наш боль­шой охот­ник до них. Го­ворит тог­да царь: «Нель­зя ва­шего ко­роля сю­да приг­ла­сить?» На­писал царь пись­мо, поп­ро­сил те­бе пе­редать. Вот оно!

Ска­зал так Кве­дори, пись­мо ко­ролю от­дал. А в пись­ме вот что на­писа­но:

«Спа­сибо, что прис­лал ко мне юно­шу. Я на­рядил его в платье пос­ланни­ка и ве­лел пе­редать вам пись­мо. Я, Вла­дыка под­водно­го царс­тва, пред­ла­гаю друж­бу вам — пра­вите­лю су­ши. Про­шу по­жало­вать в гос­ти ко мне, да­бы я смог ода­рить вас и ва­ших под­данных бес­ценны­ми сок­ро­вища­ми».

Раз­го­релись у жад­но­го ко­роля гла­за. И ре­шил он не меш­кая в под­водное царс­тво от­пра­вить­ся к ца­рю Дра­кону, да не один, а со всей сви­той, ча­дами и до­мочад­ца­ми, что­бы по­боль­ше да­ров по­лучить. И при­казал в путь-до­рогу го­товить­ся.

При­шел ко­роль со всей сво­ей сви­той к озе­ру. Ве­лел каж­до­му, как Кве­дори, при­вязать к го­лове тя­желую же­лез­ную крыш­ку с кот­ла, что­бы быс­трее до под­водно­го царс­тва доб­рать­ся.

Пер­вы­ми в во­ду поп­ры­гали са­нов­ни­ки и род­ня ко­ролев­ская, не тер­пится им да­ры бо­гатые по­лучить. Толь­ко прыг­нут — ру­ками на­чина­ют раз­ма­хивать, ни­как то­нут. А ко­роль с Кве­дори на бе­регу сто­ят, смот­рят.

Стал тут Кве­дори ко­роля то­ропить:

— Ви­дишь, ко­роль? Они те­бе ма­шут ру­ками, зо­вут. Иди же ско­рей.

При­вязал ко­роль к го­лове крыш­ку, в во­ду бро­сил­ся.

Так и уто­нул злой ко­роль со все­ми сво­ими прид­ворны­ми в озе­ре.

А Кве­дори вер­нулся до­мой и за­жил счас­тли­во с от­цом с ма­терью. По­могал им и сам усер­дно тру­дил­ся.