Как белый цвет цветом жизни в Корее стал

Рас­ска­зыва­ют, что в дав­ние вре­мена пра­вил Ко­ре­ей доб­рый ко­роль. Толь­ко не раз­би­ра­ет бо­лезнь, кто доб­рый, кто злой: за­неду­жил ко­роль. Соб­ра­лись муд­рые стар­цы да ле­каря, су­дят-ря­дят, как ко­роля вы­лечить, один та­кое сна­добье пред­ла­га­ет, дру­гой — дру­гое. Вы­шел тут впе­ред са­мый муд­рый из них, са­мый уче­ный и го­ворит:

— Стал ко­роль бе­лый, как мо­локо. Зна­чит, и ле­чить его мо­локом на­до.

Под­нялся шум:

— За­кон зап­ре­ща­ет пить мо­локо!

— Луч­ше уме­реть, чем на­рушить за­кон!

— Да­же мла­ден­цу не да­ют пер­во­го мо­лока, ког­да ма­терин­ское про­пада­ет.

Ска­зал тог­да са­мый муд­рый и са­мый уче­ный:

— За­коны Зем­ли пи­шет ко­роль по ве­лению Не­ба. Не­бо смот­рит на Зем­лю сво­ими гла­зами — звез­да­ми. Звез­ды ми­га­ют — бе­седу­ют с на­ми. Их язык по­нима­ют толь­ко звез­до­четы. Вот они мне и ска­зали, что в Стра­не Ут­ренней Све­жес­ти ко­ролям раз­ре­ша­ет­ся пить мо­локо.

Не ста­ли боль­ше муд­ре­цы спо­рить, скло­нились пе­ред на­имуд­рей­шим. Про то, что ко­ролю раз­ре­ша­ет­ся мо­локо пить, воз­вести­ли по всей стра­не, как в на­ши дни, ког­да важ­ные но­вос­ти в га­зетах пе­чата­ют. Толь­ко не по­мог­ло ко­ролю мо­локо. Умер он. Сам бе­лее мо­лока стал. И на­дели лю­ди бе­лые тра­ур­ные одеж­ды, вся жизнь в стра­не ос­та­нови­лась, зап­ре­тили жер­твоп­ри­ноше­ния, свадь­бы, су­дили­ща, на­каза­ния, пост на­чал­ся. Уже дру­гой ко­роль вос­сел на трон. А лю­ди все тра­ур но­сят. Три го­да но­сили, а ког­да сня­ли, дру­гой ко­роль то­же умер. Опять тра­ур на­дели. Сня­ли — тре­тий ко­роль умер. И стал бе­лый цвет цве­том жиз­ни — по­ка ко­роли уми­рали, мно­го на свет лю­дей на­роди­лось… Так и по­ныне оде­ва­ют­ся ко­рей­цы во все бе­лое.