Легенда и Тан Гуне

Бы­ло это че­тыре ты­сячи лет на­зад, а мо­жет, и рань­ше…

На­ши пред­ки, охот­ни­ки, ста­ли ма­ло-по­малу ос­ва­ивать пло­дород­ные зем­ли или ухо­дили в те края, где по­теп­лее, где яр­че све­тит сол­нце. Охо­ту, прав­да, они не бро­сили. Вспа­шут зем­лю, за­се­ют, а по­том с лу­ком и стре­лами ухо­дят в го­ры охо­тить­ся.

В ле­сах киш­мя ки­шат тиг­ры, мед­ве­ди, вол­ки, ша­калы, на по­лях раз­гу­лива­ют ко­сули, бе­га­ют он­датры, зай­цы. В не­бе ста­ями ле­та­ют фе­ник­сы.

И вот что тог­да слу­чилось.

Жил в не­бес­ном ко­ролевс­тве дух по име­ни Хван Ум с сы­ном Хван Уном. Не­из­вес­тно по­чему, но ни­как не мог Хван Ун при­вык­нуть к не­бес­ной оби­тели от­ца, с са­мого детс­тва тя­нуло его в мир лю­дей.

Отец знал об этом. И вот од­нажды поз­вал он к се­бе сы­на и го­ворит:

— Не­уж­то, сын мой, ты хо­чешь жить в ми­ре лю­дей?

— Вы, ба­тюш­ка, по­ис­ти­не яс­но­видец, — не раз­ду­мывая от­ве­тил Хван Ун. Все мои по­мыс­лы об этом.

Воз­ра­довал­ся отец и вскри­чал:

— Не бу­ду тво­ему же­ланию про­тивить­ся. От­ны­не жи­ви в ми­ре лю­дей, ста­нешь пра­вите­лем. Об од­ном лишь про­шу: сде­лай счас­тли­выми сво­их под­данных.

И по­велел отец сы­ну стать пра­вите­лем меж­ду го­рой Ку­воль­сан и ны­неш­ней го­рой Ме­хянь­сан, дал ему круг­лую пе­чать, сим­вол пос­ланца Не­ба, и три ты­сячи вер­но­под­данных.

Взял Хван Ун вер­но­под­данных, сел в вол­шебную ко­лес­ни­цу, зап­ря­жен­ную пя­тер­кой ко­ней, и от­пра­вил­ся в путь.

Ос­та­новил­ся Хван Ун на го­ре Тхэ­бэк­сан, в те­ни сан­да­ла, оди­ноко сто­яв­ше­го на хол­ме, ос­но­вал там сто­лицу.

Уч­ре­дил в сво­ем ко­ролевс­тве Хван Ун трис­та шесть­де­сят дол­жнос­тей ми­нис­тра Вет­ров, ми­нис­тра Дож­дей, ми­нис­тра Об­ла­ков. И еще мно­го вся­ких ми­нис­тров. Так бы­ло соз­да­но ко­ролевс­тво лю­дей, и пра­вил им не­бес­ный ко­роль Хван Ун. Жи­ли в те вре­мена на го­ре Тхэ­бэк­сан тигр и мед­ведь, ста­рые-прес­та­рые, с дав­них пор меч­та­ли они прев­ра­тить­ся в лю­дей.

Прос­лы­шали зве­ри о том, что с не­ба спус­тился сын не­бес­но­го ду­ха Хван Ун, при­бежа­ли, ста­ли пла­кать и умо­лять:

— О, не­бес­ный ко­роль, мы ро­дились и вы­рос­ли на зем­ле, жить нам ос­та­лось не­дол­го, сде­лай так, что­бы мы прев­ра­тились в лю­дей, и сбу­дет­ся тог­да на­ша за­вет­ная меч­та.

По­жалел их Хван Ун, дал каж­до­му по пуч­ку тра­вы, по двад­цать го­ловок чес­но­ка и го­ворит:

— Воз­вра­щай­тесь до­мой и сто дней не ешь­те ни­чего, толь­ко тра­ву и чес­нок, и не вы­ходи­те из сво­его ло­гова на свет бо­жий. Сде­ла­ете, как я ска­зал, и прев­ра­титесь в лю­дей.

— Спа­сибо те­бе, не­бес­ный ко­роль, — в один го­лос про­мол­ви­ли тигр и мед­ведь и уш­ли. Съ­ели они тра­ву и чес­нок, ждут не дож­дутся, ког­да прой­дут сто дней.

Не вы­дер­жал тигр.

«Хо­рошо, ко­неч­но, быть че­лове­ком, — ду­ма­ет, толь­ко вряд ли я до это­го до­живу, ум­ру с го­лоду, ес­ли це­лых сто дней не бу­ду есть мя­со. Так сто­ит ли рис­ко­вать?» По­думал так тигр и выс­ко­чил из сво­его ло­гова.

А мед­ведь вы­дер­жал ис­пы­тание и прев­ра­тил­ся в че­лове­ка, толь­ко не в муж­чи­ну, а в жен­щи­ну. Ста­ло жен­щи­не скуч­но од­ной, за­хоте­лось ей му­жа.

Ма­ялась, ма­ялась и ре­шила сно­ва пой­ти на пок­лон Хван Уну, что­бы му­жа на­шел. И так про­сила она его, так умо­ляла, что сжа­лил­ся ко­роль и сам взял ее в же­ны. Че­рез де­сять лун­ных ме­сяцев ро­дил­ся у них сын, и наз­ва­ли его Тан Гу­ном.

Вы­рос Тан Гун и ос­но­вал го­сударс­тво Чо­сон со сто­лицей Пхень­ян.

Со вре­менем Тан Гун пе­ренес сто­лицу на Тхэ­бэк­сан, где рос­ло сан­да­ловое де­рево.

Он пра­вил стра­ной пол­то­ры ты­сячи лет, а все­го про­жил на све­те пол­то­ры ты­сячи и еще во­семь лет.