Олень и змея

Слу­чилось дав­ным-дав­но на­вод­не­ние. Ре­ка Тэ­дон выш­ла из бе­регов и все за­топи­ла. Ни до­мов не ос­та­лось, ни по­лей, ни лю­дей, ни ско­та — од­но ог­ромное озе­ро.

Плы­вет в лод­ке ста­рик из Пхень­яна, вдруг ви­дит — олень то­нет, вот-вот пой­дет на дно. Спас оле­ня ста­рик. Смот­рит — змея то­нет. Ста­рик и ее спас. По­том маль­чи­ка из во­ды вы­тащил. Всех на бе­рег при­вез. Олень и змея пош­ли сво­ей до­рогой, а маль­чик со ста­риком ос­тался. Ро­дите­ли его уто­нули, дом за­топи­ло. Ку­да ему по­дать­ся? На­кор­мил ста­рик маль­чи­ка, у се­бя ос­та­вил.

Си­дел как-то ста­рик у се­бя до­ма. Вдруг от­ку­да ни возь­мись олень, тот са­мый, ко­торо­го ста­рик спас. При­шел — и ста­рика за ру­кав дер­га­ет, хвос­том ма­шет, буд­то с со­бой зо­вет. По­шел ста­рик за оле­нем. Шли они, шли и к ска­ле приш­ли. Стал олень бить ко­пытом под ска­лой зем­лю. Смек­нул ста­рик, что здесь что-то за­копа­но. Ко­пать стал. Ко­пал, ко­пал, вдруг смот­рит — кув­шин. А в кув­ши­не зо­лото да се­реб­ро! Взял ста­рик кув­шин, до­мой при­нес, с то­го дня про бед­ность за­был.

Маль­чик, ко­торо­го ста­рик при­ютил, из­ба­лован­ным вы­рос, со­рит день­га­ми нап­ра­во-на­лево. Ру­га­ет его ста­рик, а маль­чи­ку хоть бы что — ог­ры­за­ет­ся да гру­бит. Дош­ло до то­го, что соб­рался уй­ти. А ста­рик ни в ка­кую — не от­пу­щу, и все. Рас­сердил­ся маль­чиш­ка, ре­шил ста­рику отом­стить и до­нос на не­го на­писал:

«Мой при­ем­ный отец ук­рал мно­го де­нег, а го­ворит, что это олень для не­го раз­до­был».

По­сади­ли ста­рика в тюрь­му, сло­ва ска­зать не да­ли. Си­дит ста­рик, ждет, ког­да его вы­пус­тят. Ведь нет на нем ни­какой ви­ны.

При­пол­зла как-то ночью змея к ста­рику. Ужа­лила и упол­зла. Рас­пухла у ста­рика ру­ка, бо­лит — мо­чи нет. По­думал ста­рик: «Змея за доб­ро пла­тит злом. До че­го же глу­по». Но вско­ре змея опять при­пол­зла, при­нес­ла в пас­ти пу­зырек с жид­костью. Сма­зала ста­рику ру­ку. Боль сра­зу прош­ла, и опу­холь спа­ла.

Ут­ром слы­шит ста­рик — су­мато­ха в тюрь­ме. А это ночью змея ужа­лила же­ну судьи, и она то­го и гля­ди ум­рет. Уж не та ли это змея, что и его ужа­лила? На­вер­ня­ка та. Поз­вал ста­рик ох­ранни­ка, ве­лел судье ска­зать, что мо­жет спас­ти его же­ну. При­казал судья тот­час при­вес­ти ста­рика. Взял с со­бой ста­рик пу­зырек с жид­костью и толь­ко сма­зал ужа­лен­ное мес­то, как же­на судьи сра­зу ожи­ла.

По­верил судья, что не­вино­вен ста­рик, от­пустил его. А при­ем­но­го сы­на су­рово на­казал за кле­вету.