Прекрасная тигрица

В го­ды прав­ле­ния Вон­со­на, трид­цать вось­мо­го ко­роля ко­ролевс­тва Сил­ла, жил юно­ша по име­ни Ким Хен. Про­зябал в бед­ности, хо­тя был ро­дом из знат­ной семьи. От­ли­чал­ся му­жес­твом и та­лан­та­ми, знал толк в граж­дан­ских и рат­ных де­лах. Толь­ко не жа­ловал­ся юно­ша, не се­товал на судь­бу, учил­ся усер­дно и ве­рил, что при­дет его час и он воз­ро­дит бы­лую сла­ву ро­дите­лей.

Сог­ласно обы­ча­ям ко­ролевс­тва Сил­ла, каж­дый, хра­нив­ший в ду­ше за­вет­ное же­лание, дол­жен был в оп­ре­делен­ные дни, в пол­ночь, хо­дить вок­руг па­годы буд­дий­ско­го хра­ма Хы­нюн­са в юж­ной час­ти Кен­чжу и воз­но­сить мо­лит­вы Все­выш­не­му.

По­шел од­нажды к па­годе и Ким Хен. Хо­дит вок­руг, шеп­чет мо­лит­ву. Вдруг слы­шит по­зади се­бя шо­рох. Обер­нулся, а пе­ред ним в сла­бом све­те лу­ны де­вуш­ка ред­кой кра­соты. То­же мо­лит­ся. По­дош­ла она к Ким Хе­ну и го­ворит:

— Прос­ти­те, что на­пуга­ла вас. Но я чувс­твую се­бя здесь та­кой оди­нокой. Поз­воль­те мне сле­довать за ва­шей тенью.

С той по­ры они каж­дую ночь встре­чались у па­годы. Под­ру­жились, а по­том и по­люби­ли друг дру­га.

Но прош­ло вре­мя мо­лений, и нас­тал день раз­лу­ки. Взял Ким Хен де­вуш­ку за ру­ку, по­шел до­мой про­вожать. А жи­ла де­вуш­ка в ле­су, к се­веру от го­рода, в глу­хом без­людном мес­те, в низ­кой, кры­той со­ломой хи­жине. Пос­мотре­ла ста­руха мать на юно­шу прис­таль­но так и спра­шива­ет у до­чери:

— Кто этот юно­ша и как он не по­бо­ял­ся прий­ти сю­да вмес­те с то­бой?

Что та­ить­ся от ма­тери, по­дума­ла де­вуш­ка, и рас­ска­зала, как они поз­на­коми­лись и по­люби­ли друг Дру­га.

— Ка­кая бе­да! — зап­ри­чита­ла ста­руха. — Те­перь ни­чего не по­дела­ешь. Толь­ко да­вай спря­чем его, по­ка не вер­ну­лись твои братья.

Толь­ко они спря­тали юно­шу, как тиг­ри­ный рык ра­зор­вал ти­шину. Ис­пу­гал­ся Ким Хен, дро­жит весь. А тиг­ры все бли­же и бли­же. И вот дверь рас­пахну­лась, и на по­роге по­яви­лись тиг­ры и вскри­чали:

— Как хо­рошо че­лове­чиной пах­нет!

Прик­рикну­ла на тиг­ров ста­руха:

— Ка­кая еще че­лове­чина! Хва­тит бол­тать. Луч­ше слу­шай­те, что я ска­жу. Зна­мение бы­ло с Не­бес. Вас ждет су­ровая ка­ра за то, что вы гу­бите лю­дей.

Зат­ряслись тиг­ры от стра­ха, да­же шерсть на них по­беле­ла. А де­вуш­ка и го­ворит:

— Братья мои! Вы да­ли обет ми­лосер­дно­му Буд­де впредь не гу­бить лю­дей. Но обет свой на­руши­ли. Сколь­ко ни мо­лилась я в хра­ме, не смог­ла вы­молить вам про­щение. Нас­тал час воз­мездия. Вы дол­жны по­ка­ять­ся и ис­чезнуть не меш­кая. Не то вас ка­ра нас­тигнет. А ви­ну ва­шу я ис­куплю.

Де­вуш­ка дол­го пла­кала, омо­чив ру­кава сле­зами. Тиг­ры сто­яли, опус­тив го­лову, толь­ко хвос­ты их под­ра­гива­ли, еще мгно­вение — и они ум­ча­лись прочь. Тог­да де­вуш­ка ска­зала Ким Хе­ну:

— Спа­сибо те­бе за лю­бовь и за лас­ку. Но нам на­до рас­стать­ся. Я — не жен­щи­на, я — тиг­ри­ца. И дол­жна ис­ку­пить ви­ну мо­их брать­ев — уме­реть от ру­ки их жер­твы. Для ме­ня бу­дет счасть­ем по­гиб­нуть от тво­его ме­ча. Так я по край­ней ме­ре смо­гу от­пла­тить за твою доб­ро­ту. Слу­шай же! Зав­тра я по­яв­люсь на рын­ке у за­пад­ных го­род­ских во­рот. Нач­нется па­ника. Ко­роль по­обе­ща­ет наг­ра­ду то­му, кто убь­ет ме­ня. Но смель­ча­ков не най­дет­ся. Ска­жи тог­да ко­ролю, что ты это сде­ла­ешь, от­прав­ляй­ся за мной в этот лес и сра­зи ме­ня сво­им ме­чом.

Со­весть за­гово­рила в Ким Хе­не. «Как же так, ду­ма­ет, взять и убить лю­бимую, пусть да­же она и не жен­щи­на! Нет, не ста­ну я это­го де­лать. Не на­до мне ни зо­лота, ни ти­тулов». Он стал бы­ло уко­рять де­вуш­ку, но та ос­та­валась неп­реклон­ной.

На сле­ду­ющий день на ры­ноч­ной пло­щади по­яви­лась ог­ромная тиг­ри­ца, она гром­ко ры­чала, на­водя страх на лю­дей. С кри­ками «тигр, тигр» лю­ди раз­бе­жались и поп­ря­тались. Ко­роль по­обе­щал ти­тул ян­ба­на то­му, кто от­ва­жит­ся схва­тить­ся с тиг­ром. Но охот­ни­ков не наш­лось.

Тог­да Ким Хен по­шел к ко­ролю и ска­зал, что ис­полнит ко­ролев­ский указ и спа­сет от тиг­ра лю­дей. Ко­роль пох­ва­лил юно­шу за сме­лость и наг­ра­дил ти­тулом ян­ба­на.

Ким Хен взял меч и от­пра­вил­ся в лес. Де­вуш­ка бро­силась ему навс­тре­чу, об­ня­ла и го­ворит:

— Я так жда­ла те­бя, так хо­тела еще раз уви­деть. Ведь ни­ког­да боль­ше ты ме­ня не об­ни­мешь. Те­перь я мо­гу спо­кой­но уме­реть. А те­бе же­лаю дол­гих лет жиз­ни и счастья.

С эти­ми сло­вами она вых­ва­тила у воз­люблен­но­го меч и вон­зи­ла се­бе в грудь.

Ким Хен сто­ял по­ражен­ный у ее те­ла, за­лито­го кровью, и, ког­да прис­мотрел­ся, уви­дел, что на зем­ле пе­ред ним ле­жит не де­вуш­ка, а кра­сивая тиг­ри­ца.

Соб­ра­лась це­лая тол­па, все сла­вили Ким Хе­на, а по­том от­несли его на ру­ках в ко­ролев­ский дво­рец. Очень до­воль­ный, ко­роль при­нял шку­ру тиг­ри­цы, а Ким Хе­ну дал мно­го зо­лота и се­реб­ра.

Но не ра­дова­ли Ким Хе­на ни по­чес­ти, ни бо­гатс­тво. Тя­жело бы­ло у не­го на ду­ше. Нет боль­ше де­вуш­ки-тиг­ри­цы. Но раз­ве мог он за­быть ее лю­бовь, ее го­тов­ность по­жер­тво­вать со­бой ра­ди его счастья. И на том мес­те, где его воз­люблен­ная по­гиб­ла, Ким Хен воз­вел храм и наз­вал тот храм «Хо­вон­са», храм «Же­лания тиг­ри­цы».