Птичий язык

Был один че­ловек Ли-тха-чи, ко­торый по­нимал пти­чий язык. Идет раз Ли и ви­дит — ле­тит во­рона и кри­чит ему:

— Као, као (что зна­чит: идем, идем).

И он по­шел за во­роной и при­шел к то­му мес­ту, где ле­жало мя­со. Он взял ку­сок это­го мя­са и стал ва­рить се­бе суп.

В это вре­мя при­шел че­ловек и стал уп­ре­кать его в том, что он за­резал его ко­рову.

И как ни оп­равды­вал­ся Ли, че­ловек по­вел его в го­род к судье. Ли объ­яс­нил судье, как бы­ло де­ло.

— Хо­рошо, — ска­зал судья, — ес­ли ты по­нима­ешь пти­чий язык, то ска­жи, о чем кри­чит тот го­лубь, ко­торый си­дит на том де­реве?

— Он го­ворит, что за­путал­ся в па­ути­не.

Пош­ли, пос­мотре­ли. Дей­стви­тель­но, го­лубь за­путал­ся в па­ути­не.

— Ты мог это и уви­деть, — ска­зал судья.

И так как был уже ве­чер и все пти­цы раз­ле­телись, то судья при­казал по­садить Ли до ут­ра в тюрь­му.

В тюрь­ме, с ок­на, к Ли на ко­лени упал птен­чик из лас­точки­ного гнез­да. Ли по­кор­мил его сво­ей слю­ной, и так как из­нутри не мог по­садить его на­зад в гнез­до, то и ос­та­вил птен­чи­ка у се­бя на гру­ди. На дру­гой день, ког­да его опять при­вели к судье, судья ска­зал ему:

— Ну, хо­рошо, вот над то­бой вь­ет­ся лас­точка и кри­чит. Что она го­ворит?

— Она про­сит воз­вра­тить ей вот это­го птен­чи­ка, ко­торый упал ко мне в тюрь­му и ко­торо­го на­до те­перь по­садить в его гнез­до.

И Ли с судь­ей пош­ли к гнез­ду лас­точки, и как толь­ко Ли впус­тил птен­чи­ка в гнез­до, ту­да же вле­тела лас­точка и, чи­рик­нув в пос­ледний раз бла­годар­ность Ли, за­тих­ла.

Тог­да судья ска­зал:

— Та­кой че­ловек, как ты, дей­стви­тель­но не мо­жет сде­лать ни­чего дур­но­го.

И он от­пустил Ли.