С каких пор женщины в Корее стали вести замкнутую жизнь

Вот с ка­ких пор ко­рей­ские жен­щи­ны ста­ли вес­ти зам­кну­тую жизнь.

Ты­сяча пять­сот лет на­зад царс­тво­вал в Ко­рее зна­мени­тый им­пе­ратор О-шан-пу-он-кун.

Ког­да ему бы­ло шес­тнад­цать лет, он хо­дил в шко­лу и от то­вари­щей слы­шал, что все жен­щи­ны Се­ула рас­путны. Он по­желал по­это­му ис­пы­тать свою же­ну и мать.

Од­нажды, ког­да же­на его гу­ляла в са­ду, он, пе­ре­оде­тый, выс­ко­чил из-за кус­тов, по­цело­вал ее и убе­жал.

Ве­чером же­на его ни­чего не рас­ска­зала, но бы­ла за­дум­чи­ва.

Прош­ло еще два дня. Она пе­рес­та­ла при­нимать пи­щу.

— От­че­го ты ни­чего не ешь? — спро­сил ее ко­роль.

Тог­да она зап­ла­кала и рас­ска­зала ему все.

— Я те­перь обес­че­щена, и мне ос­та­ет­ся од­но — уме­реть, по­тому я и не при­нимаю пи­щу.

Тог­да ко­роль об­нял ее и рас­ска­зал все, как бы­ло.

От­но­ситель­но то­го, как ис­пы­тать мать, ко­роль дол­го ду­мал и ре­шил при­бег­нуть к сле­ду­ющей хит­рости. Он и два его то­вари­ща дол­жны бы­ли, пе­ре­оде­тые в Буд­ду и двух его ан­ге­лов, по­явить­ся в буд­дий­ском мо­нас­ты­ре, ко­торый тог­да су­щес­тво­вал в Се­уле, в то вре­мя, ког­да по слу­чаю Но­вого го­да все жен­щи­ны го­рода бу­дут в хра­ме с обыч­ны­ми чаш­ка­ми ри­са. О за­мыс­ле ко­роля знал толь­ко мо­нах, и от ос­таль­ных все сох­ра­нялось в стро­жай­шей тай­не.

По­это­му, ког­да вдруг, во вре­мя служ­бы, в храм во­шел Буд­да с дву­мя ан­ге­лами, так, как их изоб­ра­жа­ют на из­ва­яни­ях, то мо­нахи упа­ли на зем­лю, кри­ча: «Сам ве­ликий Буд­да со­шел на зем­лю», а все быв­шие в хра­ме жен­щи­ны по­теря­ли го­лову от стра­ха.

Мни­мый же Буд­да, не те­ряя под­хо­дяще­го мгно­вения, ска­зал:

— Я при­шел на зем­лю, что­бы снять с вас ва­ши гре­хи, иди­те с ва­шими чаш­ка­ми ри­са ко мне и не­сите их столь­ко, сколь­ко у каж­дой лю­бов­ни­ков. Ес­ли ко­торая хоть од­но­го ута­ит, то тут же в хра­ме бу­дет мной каз­не­на.

Тог­да от­кры­лись уди­витель­ные ве­щи. Хо­тя и за­пас­ли мо­нахи мно­го ри­совых ча­шек, но их не хва­тило, и они мно­го раз бе­гали за ни­ми на ба­зар. Хо­рошие де­ла они сде­лали в тот день, да и ко­роль уз­нал, что из всех его под­данных жен­щин толь­ко и бы­ли не­вин­ны две: его же­на и мать. У ос­таль­ных же бы­ло по два, по три и до де­сяти му­жей. Его ан­ге­лы за­писы­вали жен­щин и их му­жей, а на дру­гой день ко­роль на­писал и рас­кле­ил вез­де объ­яв­ле­ния, в ко­торых со­об­щил, сколь­ко у каж­до­го из его ми­нис­тров жен и сколь­ко у каж­дой из них воз­люблен­ных.

А что­бы впредь ни­чего по­доб­но­го не мог­ло быть, ко­роль и из­дал им пра­вила, по ко­торым и до сих пор жи­вут жен­щи­ны Ко­реи.