Сказка про двух купцов

Дав­ным-дав­но жи­ли в ма­лень­ком го­род­ке два тор­говца. Один тор­го­вал си­ним шел­ком, и зва­ли его Ким Чхи Ду.

Что ни год — идет хит­рый ку­пец к на­чаль­ни­ку у­ез­да с под­но­шени­ями. За­ручит­ся его под­дер­жкой — и де­рет се­бе на ба­заре втри­доро­га.

Вто­рой ку­пец тор­го­вал крас­ным шел­ком, и зва­ли его Ли Чхи Ду. Жил он на дру­гом кон­це го­рода. Жад­ностью и хит­ростью не ус­ту­пал он Ким Чхи Ду. Что ни праз­дник — не­сет на­чаль­ни­ку у­ез­да да­ры.

Ста­ра­ют­ся тор­говцы друг пе­ред дру­гом, но­ровят по­дарок по­луч­ше да по­бога­че по­дарить — на­чаль­ни­ка уб­ла­жить.

Но вот что од­нажды слу­чилось.

Бли­зил­ся Но­вый год. Са­мое вре­мя да­ры под­но­сить. И ста­ли тор­говцы при­киды­вать, ка­кой бы по­дарок на­чаль­ни­ку сде­лать, что­бы и де­шево и сер­ди­то. Жад­ные ведь они, куп­цы.

Ду­мал, ду­мал Ким Чхи Ду и при­думал. Толь­ко сол­нце за го­рой скры­лось, взял ку­пец нож не­боль­шой, пе­релез че­рез ка­мен­ную сте­ну, пря­мо у са­рая Ли Чхи Ду очу­тил­ся. Не бе­да, что на зам­ке. Да­ром он, что ли, нож при­пас? От­крыл он тем но­жом за­мок, вы­тащил шту­ку крас­но­го шел­ка, сно­ва за­пер за­мок, буд­то и не бы­ло ни­чего. До­мой вер­нулся. Взял на дру­гой день ук­ра­ден­ный шелк, за­вер­нул ак­ку­рат­но, на­чаль­ни­ка идет поз­драв­лять с Но­вым го­дом.

Ли Чхи Ду то же са­мое сде­лал. Заб­рался ночью в кла­довую Ким Чхи Ду, ук­рал шту­ку си­него шел­ка, на­чаль­ни­ку у­ез­да под­нес.

Сра­зу смек­нул жад­ный на­чаль­ник, от­че­го Ким Чхи Ду при­нес крас­ный шелк, а Ли Чхи Ду — си­ний. Поз­вал он к се­бе Ким Чхи Ду и спра­шива­ет:

— Ка­кое на­каза­ние те­бе по­ложе­но за кра­жу, зна­ешь?

— Лю­бое наз­начь­те, толь­ко не уби­вай­те, — от­ве­ча­ет ку­пец.

Ве­лит тог­да на­чаль­ник слу­гам дать куп­цу пять­де­сят па­лок. Всы­пали слу­ги куп­цу хо­рошень­ко, в тюрь­му бро­сили.

На сле­ду­ющий день поз­вал на­чаль­ник у­ез­да к се­бе Ли Чхи Ду, ему то­же ве­лел дать пять­де­сят па­лок и в тюрь­му бро­сить, в ту са­мую, где си­дел Ким Чхи Ду.

Про­ез­жал че­рез го­род важ­ный чи­нов­ник из Се­ула. Уз­нал, ка­кой ли­хо­имец на­чаль­ник у­ез­да, ре­шил под­на­жить­ся. Выз­вал на­чаль­ни­ка к се­бе и го­ворит:

— Спо­ру нет, об­ма­нывать чи­нов­ни­ка — прес­тупле­ние, но не мень­шее прес­тупле­ние — оби­рать под­данных. По­сему при­казы­ваю те­бе взя­тый у куп­цов шелк не­мед­ля от­пра­вить ко­ролю.

Приш­лось на­чаль­ни­ку от­дать шелк и вы­пус­тить на во­лю куп­цов. Ста­ли куп­цы ду­мать да га­дать: на­чаль­ник бо­ит­ся чи­нов­ни­ка из сто­лицы, но у­едет чи­нов­ник — и на­чаль­ник опять хо­зя­ином в го­роде ста­нет. Ре­шили тог­да куп­цы вер­нуть на­чаль­ни­ку шелк, что от­нял у не­го сто­лич­ный чи­нов­ник.

До­сад­но на­чаль­ни­ку, что сто­лич­ный чи­нов­ник его обоб­рал. Выз­вал он к се­бе слу­гу са­мого что ни на есть вер­но­го, де­нег ему да­ет, ве­лит чи­нов­ни­ка убить. По­шел слу­га на пос­то­ялый двор, а чи­нов­ник там. Под­крал­ся к не­му слу­га, но толь­ко хо­тел уда­рить но­жом, как чи­нов­ник вско­чил, мок­чхим в не­го за­пус­тил, убил слу­гу. Тут от­ку­да ни возь­мись — на по­роге у­ез­дный на­чаль­ник, нож в ру­ке дер­жит. Не тер­пе­лось на­чаль­ни­ку са­мому пог­ля­деть, как слу­га уби­вать чи­нов­ни­ка ста­нет. По­бежал он на пос­то­ялый двор и все собс­твен­ны­ми гла­зами ви­дел.

Сто­ят чи­нов­ник с на­чаль­ни­ком, каж­дый нож в ру­ке дер­жит. По­том как бро­сят­ся друг на дру­га. Так оба и по­гиб­ли.

Тут куп­цы по­дос­пе­ли. Ви­дят — трое на по­лу в лу­же кро­ви ва­ля­ют­ся, не ды­шат. Ис­пу­гались куп­цы, пос­ле ме­шок с доб­ром ис­кать ста­ли, ко­торое чи­нов­ник у на­чаль­ни­ка от­нял.

Пер­вым уви­дел ме­шок Ким Чхи Ду, схва­тил, на спи­ну взва­лил и по­бежал в го­ры. Ли Чхи Ду за ним. Дог­нал его на вер­ши­не го­ры, у кру­того об­ры­ва. Ух­ва­тил­ся за ме­шок и да­вай к се­бе тя­нуть. Ким Чхи Ду не пус­ка­ет. Во­зились они, во­зились, вдруг ос­ту­пились и вниз по­лете­ли. Там и наш­ли свою смерть.

Ут­ром слу­ги прос­ну­лись, ви­дят — трое уби­тых ле­жат, бро­сились ис­кать ме­шок чи­нов­ни­ка — они его еще на­кану­не при­мети­ли — не наш­ли. По­бежа­ли к вер­ши­не го­ры, смот­рят — ме­шок на зем­ле ле­жит, а ря­дом два но­жа.

— Вер­немся — нас схва­тят, об­ви­нят в убий­стве и тут же каз­нят, рас­су­дили они. По­дели­ли доб­ро, толь­ко их и ви­дели!