Удивительный суд

Один ста­рый тор­го­вец шел­ком от­пра­вил­ся как-то раз из Пхень­яна на юг с цен­ной но­шей. Он хо­тел про­дать на рын­ке в Са­риво­не трид­цать два ма­лень­ких ру­лона тон­котка­ного пес­тро­го шел­ка. В пу­ти его зас­та­ла ночь. Ни де­рев­ни, ни гос­ти­ницы поб­ли­зос­ти не бы­ло. К счастью, у са­мой до­роги тор­го­вец уви­дел гроб­ни­цу ка­кого-то знат­но­го че­лове­ка, ок­ру­жен­ную сте­ной. Спра­ва и сле­ва от пог­ре­баль­но­го хол­ма воз­вы­шались два боль­ших ка­мен­ных из­ва­яния, изоб­ра­жав­шие ми­нис­тров или уче­ных. Ря­дом с ни­ми сто­яли два ко­пя. Здесь тор­го­вец и ре­шил за­ноче­вать. Он свя­зал вмес­те все свои ру­лоны с шел­ком и по­ложил их под го­лову. Утом­ленный жа­рой и дол­гой до­рогой, он очень ско­ро зас­нул.

Ког­да он ут­ром прос­нулся, связ­ки шел­ка под его го­ловой не ока­залось, вмес­то нее ле­жал жес­ткий ка­мень. Тор­го­вец в ужа­се вско­чил: все пло­ды его мно­голет­не­го тру­да, ко­торые дол­жны бы­ли дать про­пита­ние ему и его семье, бы­ли кем-то по­хище­ны. Он тут же пос­пе­шил к ман­да­рину и рас­ска­зал ему о сво­ей бе­де.

Ман­да­рин этот был из­вестен сво­ей спра­вед­ли­востью к бед­ным и уг­не­тен­ным; к зло­умыш­ленни­кам же он был бес­по­щаден. За это на­род его лю­бил и сла­вил.

Выс­лу­шав тор­говца, ман­да­рин-судья спро­сил его:

— Не ви­дел ли ты ко­го-ни­будь поб­ли­зос­ти от гроб­ни­цы?

— Ни­кого, гос­по­дин, — от­ве­тил тор­го­вец, — кро­ме двух боль­ших ка­мен­ных из­ва­яний, ко­торые сто­яли по сто­ронам пог­ре­баль­но­го хол­ма.

— Зна­чит, ни од­но­го жи­вого су­щес­тва? — еще раз спро­сил судья.

— Нет, я дей­стви­тель­но не ви­дел ни од­но­го че­лове­ка.

— Что ж, тог­да при­дет­ся дос­та­вить оба ка­мен­ных из­ва­яния, — ре­шил ман­да­рин, — пусть они бу­дут сви­дете­лями.

Лю­ди бы­ли очень удив­ле­ны: за­чем ра­зорять гроб­ни­цу и при­носить без­мол­вные из­ва­яния? Но судья сто­ял на сво­ем.

— Суд и спра­вед­ли­вость тре­бу­ют это­го, — ска­зал он. — Во­ровс­тво — ве­ликое зло­де­яние, оно от­вра­титель­но да­же бес­сло­вес­ным су­щес­твам.

Жи­телям бы­ло очень лю­бопыт­но, что же бу­дет даль­ше. Все хо­тели при­сутс­тво­вать на этом уди­витель­ном су­де. Судья вна­чале не раз­ре­шал им это­го, но на­конец сог­ла­сил­ся, что­бы трид­цать че­ловек из чис­ла мес­тных жи­телей при­сутс­тво­вали при раз­би­ратель­стве.

Суд на­чал­ся. Сна­чала бы­ли за­чита­ны ци­таты из клас­си­чес­ких ки­тай­ских книг, по­том нес­коль­ко па­раг­ра­фов из мес­тно­го за­коно­датель­ства. Все слу­шали мол­ча. Но вот тор­го­вец, при­читая, рас­ска­зал о сво­ей бе­де.

Тог­да судья гром­ко и тор­жес­твен­но спро­сил у ка­мен­но­го из­ва­яния, ко­торое бы­ло дос­тавле­но с гроб­ни­цы в зал су­да:

— Ты ук­рал шелк? Ста­туя мол­ча­ла.

— Раз он не хо­чет го­ворить, всыпь­те ему шесть­де­сят па­лок, — ска­зал судья.

Слу­жите­ли взя­ли свои тя­желые ду­бовые пал­ки и ста­ли бить ка­мень. Тут лю­ди не смог­ли удер­жать­ся от сме­ха. Ус­лы­шав это, ман­да­рин вне­зап­но раз­гне­вал­ся:

— Ког­да я вы­ношу своп ре­шения, ник­то не впра­ве сме­ять­ся! — вос­клик­нул он. — За это вы бу­дете на­каза­ны.

Лю­ди ста­ли про­сить про­щения, но ман­да­рин был не­умо­лим.

— Я при­гова­риваю вас к штра­фу, — ска­зал on. — Каж­дый из вас дол­жен ку­пить ру­лон шел­ка и при­нес­ти сю­да.

Трид­цать жи­телей, при­сутс­тво­вав­ших па су­де, поп­ро­бова­ли бы­ло спо­рить, но в кон­це кон­цов вы­нуж­де­ны бы­ли под­чи­нить­ся и, что­бы не по­лучить еще бо­лее су­рово­го на­каза­ния, по­кину­ли зда­ние су­да. Че­рез не­кото­рое вре­мя они вер­ну­лись. Каж­дый нес под мыш­кой ру­лон шел­ка.

Ед­ва тор­го­вец уви­дел ткань, как он вос­клик­нул:

— Но это тот са­мый шелк, что у ме­ня ук­ра­ли!

Ман­да­рин расс­про­сил всех, у ко­го они ку­пили ткань. Дос­та­вили в суд про­дав­ца, а вско­ре наш­ли и во­ра.

Так две ка­мен­ные ста­туи дей­стви­тель­но об­ли­чили прес­тупни­ка и до­каза­ли, что да­же бес­сло­вес­ным су­щес­твам от­вра­титель­но во­ровс­тво.