Балули Зана и юноша

Гла­шатаи раз­несли весть: па­дишах вы­даст свою дочь за­муж за то­го, кто зи­мой це­лую ночь про­ведет в про­руби.

Зи­ма вы­далась та­кая лю­тая, что да­же про­рубь пок­ры­лась ль­дом. Но на­шел­ся один смель­чак: при сви­дете­лях он раз­бил то­пором лед, раз­делся и во­шел в во­ду. Ночью уви­дел он: вда­ли ого­нек мер­ца­ет.

«На­вер­ное, это пас­ту­хи кос­тер ра­зож­гли», ― по­думал юно­ша. На­ут­ро он при­шел во дво­рец за сво­ей не­вес­той. Уви­дели приб­ли­жен­ные па­диша­ха юно­шу, ди­ву да­лись, как это он не за­мерз.

— А не ви­дел ли ты слу­чай­но где-ни­будь огонь? ― спро­сили они юно­шу.

— Вда­леке пас­ту­хи ра­зож­гли кос­тер, я ви­дел его, ― от­ве­тил юно­ша.

— Тог­да ты про­иг­рал, ― ра­дос­тно вос­клик­нул па­дишах и ве­лел прог­нать юно­шу из двор­ца.

Грус­тный, при­шел юно­ша к Ба­лули За­на и рас­ска­зал ему о сво­ем го­ре. Выс­лу­шал его Ба­лул и обе­щал по­мочь.

На сле­ду­ющий день при­шел Ба­лул к па­диша­ху и го­ворит:

— Брат Ха­рун, не от­ка­жи, при­ходи со сво­ими приб­ли­жен­ны­ми се­год­ня ко мне в гос­ти.

Па­дишах сог­ла­сил­ся. При­шел он в дом к Ба­лулу. Рас­се­лись гос­ти, ждут уго­щения.

А Ба­лул за­резал ов­цу, по­ложил мя­со в ко­тел и от­нес его на ко­лак, по­том на зем­ле раз­жег не­боль­шой кос­тер.

Про­шел час, дру­гой, тре­тий. На­до­ело гос­тям ждать. Па­дишах не вы­дер­жал, спро­сил:

— Ба­лул, мы с го­лоду уми­ра­ем, где же твое уго­щение? Или ты взду­мал под­шу­тить над на­ми?

— Брат Ха­рун, ес­ли ты не ве­ришь, что мя­со ва­рит­ся, сам взгля­ни.

Выш­ли все пос­мотреть, как ва­рит­ся мя­со, да так и ах­ну­ли.

— Ты в сво­ем уме? ― рас­сердил­ся па­дишах. — Где это ви­дано, что­бы кос­тер го­рел вни­зу, а мя­со ва­рилось на ко­лаке?

— Брат Ха­рун, за­чем сер­дишь­ся? Ес­ли че­лове­ка в про­руби мо­жет сог­реть теп­ло кос­тра на бе­регу, так по­чему мя­со на ко­лаке не сва­рит­ся на этом ог­не?

Ни­чего не ос­та­валось де­лать па­диша­ху, как вы­дать свою дочь за­муж за юно­шу.